RSS Выход Мой профиль
 
Главная » Статьи » Библиотека C4 » 2.Художественная русская классическая и литература о ней

хрк-096.0 Н.И. Греч. Записки о моей жизни
Раздел ХРК-096

Николай Иванович Греч
ЗАПИСКИ О МОЕЙ ЖИЗНИ


- М.: Книга, 1990. - с. 396. (Историко-литературный архив).
Вступ. статья, Сост., подгот. текста, коммент. Н. Богомолова
Оформление художника А. Семенова

обложка издания

Аннотация:
"Записки о моей жизни" Н.И.Греча - ценный вклад в мемуарную литературу конца XVIII и начала XIX века. Екатерина, Павел, Александр 1, Аракчеев, Сперанский и Магницкий - с одной стороны, восстание в Семеновском полку и декабристы — с другой, и, наконец, ряд виднейших литературных деятелей: Державин, Жуковский, Пушкин, Сенковский, Воейков, Булгарин - вот тот круг лиц и событий, который охвачен "Записками".
Для всех, интересующихся русской историей.


Содержание:
ЗАПИСКИ О МОЕЙ ЖИЗНИ
Часть первая
Часть вторая
Воспоминания юности
Воспоминания
Начало "Сына отечества"
Примечания Н.И.Греча к "Запискам о моей жизни"
ВОСПОМИНАНИЯ СТАРИКА
Часть первая
Часть вторая
Примечания Н.И.Греча к "Воспоминаниям старика"
ПРИМЕЧАНИЯ Н.И.ГРЕЧА:
КРАТКИЕ БИОГРАФИИ
Вилламов
Дружинин
Лагарп
Кочубей
Чичагов
Муравьев
Строганов
Чарторыжский
Новосильцов
Долгорукий
Витовтов
Салтыков
Пнин
Аракчеев
Балашев
Голицын
Боголюбов
Послесловие
Комментарии
Краткий список рекомендуемой литературы
Указатель имен
Список сокращений

Если интересуемая информация не найдена, её можно
Заказать




ЗАПИСКИ О МОЕЙ ЖИЗНИ



ПОСЛЕСЛОВИЕ



Имя автора "Записок о моей жизни" Н.И.Греча не нуждается в особом представлении. Его "почти всеобщая... не только I литературная, но и просто личная... известность"*, разнообразная общественная и научная деятельность, роковая дружба с Ф.В.Булгариным, наконец, не совсем ясная связь с III Отдепением обеспечили ему довольно громкую и долгую "славу". IНа седьмом десятке лет, начав последовательную работу над своими мемуарами, он назвал будущий труд "Записки о моей жизни", однако о собственной своей, богатой событиями, жизни успел сказать слишком мало, доведя более или менее связный рассказ о ней до 1812 г., до издания им журнала "Сын отечества". Между тем именно с этого времени началась настоящая творческая и общественная деятельность Греча, выдвинувшая К его в число самых заметных лиц русской культуры 20-30-х гг. К XIX в. Следует, хотя бы в общих чертах, вспомнить о фактах его биографии, не отразившихся в "Записках", но определивших общественное лицо их автора.

Родившийся 3 августа 1787 г. в Петербурге в обрусевшей немецкой семье, будущий русский писатель, журналист и ученый с юных лет столкнулся с житейскими невзгодами, научившими его во всем полагаться в жизни на себя. Образование к его как дворянина (3 класса Юнкерской школы) по тем временам было недостаточным, и Греч усиленно занялся самообразованием, используя возможности вольного слушателя лекций. В возрасте 17 лет он проявил себя самостоятельным К человеком, способным выбрать жизненный путь по собствен-I ным интересам и стремлениям. Вопреки желанию родственников, считавших педагогическую работу унизительной для В дворянина, он стал преподавателем русского языка и литературы в пансионе, отказавшись от карьеры чиновника. Это было К не просто упрямство или поиск теплого места человеком, не способным на другое занятие: Греч доказал право на независи-е мость своего выбора, а заодно и показал способности к наукам,

* Лонгинов М.Н. Воспоминания о Грече (рукопись). Цит. по: Греч Н.И. ! Записки о моей жизни. М., 1930. С. 11.

сдав вступительные экзамены в одно из высших учебных заведений того времени — Училище правоведения.
Важной вехой в жизни Н.И.Греча стал 1807 г., когда он впервые вышел на поприще профессионального журналиста, взяв на себя заведование историко-политичсским журналом "Гений времен" (1807-1809 гг.), продолжая при этом педагогическую работу.
К 1812 г., когда Н.И.Греч стал единственным ответственным редактором (до 1825 г.) самого популярного в тот период журнала "Сын отечества", у него за плечами уже был немалый литературный опыт переводчика, редактора "Журнала новейших путешествий" и сотрудника "Санкт-Петербургского вестника". "Сын отечества", основанный Гречем и превращенный им в яркий и разносторонний, либеральный по своей направленности, журнал, где печатались все выдающиеся научные и литературные силы, принес своему редактору широкую известность и заслуженную славу. "В течение десяти лет, - писал в 1830 г. Кс.А.Полевой, - Греч почти один оживлял журнальную и критическую часть нашей литературы... вокруг него образовалась семья петербургских литераторов, дотоле незаметная, ибо для нее не было органа прежде появления Греча"*.

"Записки" Н.И.Греча достаточно подробно раскрывают тот период его педагогической деятельности, когда он занимался распространением в России методики ланкастерского обучения, запрещенной в связи с восстанием Семеновского полка в 1820 г. Можно только отметить, что эта благородная по целям просветительская деятельность лично для него имела неблагоприятные последствия. Через три года после семеновской истории Н.И.Гречу пришлось пережить другую - процесс по делу Госнера. Это было время всеобщего в Петербурге увлечения мистицизмом, связанного с деятельностью министра народного просвещения А.Н.Голицына. Заезжий протестантский пастор Госнер написал на немецком языке свои толкования на Новый завет. Рукопись печаталась в типографии Греча, который к тому же правил ее перевод на русский язык. Враги Голицына, во главе которых стоял Аракчеев, объявив книгу Госнера вредной, сумели возбудить судебный процесс против всех причастных к ее изданию, который закончился только в 1828 г. И хотя в результате Н.И.Греч был оправдан, в процессе разбирательства за ним закрепилась репутация неблагонадежного человека, он был устранен от службы по Министерству народного просвеще-

•Моск. телеграф. 1830. № 2. С. 210.

ния и не получил обещанного места по Министерству финансов. Между тем нужно было думать о заработках, так как журнал "Сын отечества" в начале 20-х гг. начал терять популярность и не давал прежних доходов. В это время Ф.В.Булгарнн предложил Гречу объединить усилия в издании журналов "Сын отечества", "Северный архив" и затем - газеты "Северная пчела". Греч согласился, связав более чем на четверть века свое имя журналиста с именем Булгарина. Последний, правда, в те годы не был еще столь печально известен, как позже, но все же это сотрудничество и дружба, отрицаемая, впрочем, Гречем, произвели самое невыгодное впечатление на современников.
Несмотря на перипетии судьбы, Н.И.Греч в 20-е гг. не оставлял своих педагогических занятий, которые выражались в основном в написании учебников для средних учебных заведений в двух направлениях - истории русской литературы и русской грамматики. Так, им были написаны: "Учебная книга российской словесности" с прибавлением к ней "Опыта краткой истории русской литературы" - первого, по сути, учебника по теории словесности, и "Краткая история русской литературы" -незаменимая учебная книга не только для учащихся, но и для историков литературы, отмеченная вниманием многих критиков и, в частности, В.Белинским, который писал, что "как справочная книга она очень полезна для современников и будет полезна даже для отдаленнейшего потомства"*. Большую услугу делу русского просвещения оказали в свое время и грамматические труды Греча — "Пространная русская грамматика", "Практическая грамматика" и другие; они выдержали несколько изданий и переводов на иностранные языки.
В первой половине 1830-х гг. Н.И.Греч, по словам Белинского, "делается романистом". Он написал два имевших успех романа — "Поездка в Германию" и "Черная женщина", обработал путевые письма путешествий за границу в 1817 и 1835 гг. и издал все это в собрании своих Сочинений в 5-ти частях (Спб., 1833-1838).
Однако литературное творчество не притупило в Грече прежнего интереса к журнально-издательской и педагогической работе. В 1829 г., поступив на службу в Министерство внутренних дел чиновником особых поручений по Хозяйственному департаменту, он основал журнал этого учреждения и два года заведовал его изданием. Во второй половине 30-х гг. Н.И.Греч был

* Белинский В.Г. Поли. собр. соч./Под ред. С.А.Всмгерова: В 13 т. Спб., 1910. Т. 9. С. 406.

выбран на пост ответственного редактора "Энциклопедического лексикона" Плюшара - большого справочного издания, затеянного учеными и литераторами (вышло только 17 томов); совместно с генералом Зедделером он основал и пять лет редактировал "Военно-энциклопедический словарь". В 1839-1840 гг. Н.И.Греч готовил для издания венец всей своей учебно-литературной и педагогической деятельности - популярные публичные чтения о русском языке, где были интересные исторические наблюдения из русской литературы и журналистики.

В 1840-х гг. жизнь Греча была не менее напряженной. Он пытался оживить журналы 'Тусский вестник" и "Русский архив", продолжал совместно с Булгариным издание "Северной пчелы". С 1843 г. начал издавать как переводчик "Всемирную историю" Беккера (вышло три тома "Древней истории"). Некоторое время он преподавал русский язык в Пажеском корпусе и при всем этом успел дважды совершить путешествие за границу, несколько лет проведя в Париже. В 50-е гг. его бурная и неутомимая деятельность понемногу начинает затихать -давали себя знать возраст и болезни. Впрочем, он продолжал еще издавать свои грамматические труды, рецензии, писал "Записки", помогал В.Далю в его работе над "Толковым словарем".
Умер Н.И.Греч в Петербурге 12 января 1867 г.

Мемуарное наследие Н.И.Греча весьма обширно, так как на протяжении почти всей своей творческой жизни он писал статьи, очерки, заметки "воспоминательного" характера. К ним относятся многочисленные путевые письма его нескольких поездок за границу, описания впечатлений от знакомств с иностранными знаменитостями, заметки-воспоминания о лицах и эпизодах русской истории и культуры первой половины XIX в. и т.д. Многие очерки были напечатаны самим Гречем в "Сыне отечества", "Северной пчеле" и некоторых других изданиях, иные были опубликованы уже после его смерти.
К систематическому, большому изложению своих воспоминаний, озаглавленных им "Записки о моей жизни", Н.И.Греч приступил в 1849 г. и осенью 1851 г. закончил их первую часть. Предположительно в 1852 г. он начал писать вторую часть "Записок", но, отвлекаемый разными личными и общественными обстоятельствами, надолго отложил работу. Пережитые за это время важные события - Крымская война 1853-1856 гг., смерть Николая I, возвращение декабристов из ссылки в 1856 г. и новое общественное пробуждение - подтолкнули Греча к осмыслению еще недавней истории и связанной с нею собственной жизни, а может быть, к желанию в чем-то оправдать себя. В 1857-1858 гг. он, не продолжая прерванных "Записок", написал "Воспоминания старика" в 2-х частях. Обе части этих "Воспоминаний", содержащие характеристики царствования Александра I и личностей декабристов, видимо, мыслились автором в качестве расширения того общественного фона, на котором должны были разворачиваться дальше события его личной жизни, если бы он продолжил незаконченные "Записки о моей жизни", оборванные на эпохе Александра I. Поэтому первая часть "Воспоминаний старика" содержит целый ряд повторных эпизодов из "Записок", которые впоследствии были бы им убраны.

Дополнив "Воспоминания старика" отдельными экскурсами, материалами и характеристиками лиц александровского времени (Примечания Греча), он к 1859 г. закончил эту работу и в 1861 г. смог снова вернуться к продолжению "Записок". Однако физическое и душевное состояние семидесяти-пятилетнего старика не позволило ему существенно продвинуть вновь начатое, и "Записки" так и не были закончены, оставленные на рассказе о его первой женитьбе на ВД.Мюссар в 1808 г.

Еще задолго до самих "Записок" в 30-е гг. Греч опубликовал в сборниках "Новоселье", "Новогодник" и газете "Северная пчела" несколько статей мемуарного характера, где описывались события первых 20-ти лет XIX в. Эти статьи ("Воспоминания юности", "Воспоминания" и "Начало "Сына отечества") представляли собой как бы логическое продолжение "Записок о моей жизни", что было учтено самим Гречем, когда в конце жизни он, видимо, готовил свои воспоминания к изданию, которому суждено было осуществиться лишь через 20 лет после его смерти, в 1886 г. Это первое издание мемуаров Н.И.Греча печаталось по копии рукописи, исправленной его рукой, и сохраняло намеченное им расположение текста. Правда, редактор издания П.С.Усов - сотрудник Греча и Булгарина по "Северной пчеле" — отказался от деления книги на разделы и части и произвольно разбил ее на главы с интригующими подзаголовками. Повторы были им устранены, но главное - по цензурным соображениям -в книге были заменены точками десятки самых интересных страниц "Записок" Греча со сведениями о личной жизни и характеристиками лиц дома Романовых, что очень обеднило текст.

Только в 1930 г. "Записки" Греча увидели свет в своем более полном виде - в академическом издании, подготовленном Р.В.Ивановым-Разумником и Д.М.Пинесом. Они сохранили расположение отдельных разделов и их названия, как это было в рукописной копии, правленной Гречем. Издатели провели большую текстологическую и редакторскую работу с сохранившимися вариантами воспоминаний Греча, указывая в подстрочных примечаниях наиболее интересные их разночтения. Особую ценность этого издания "Записок" представляют его обширные и подробные комментарии, с многочисленными ссылками на публикации интересных исторических материалов и дореволюционную литературу по эпохе конца XVIII - первой четверти XIX в. Но сама книга, напечатанная более 50 лет назад, давно уже стала библиографической редкостью.

Учитывая это обстоятельство, а также уверенность издателей 1930 г. в том, что "когда-нибудь еще будут переизданы те в высшей степени интересные "воспоминательные" очерки Греча"", разбросанные по периодическим изданиям прошлого века, нами было предпринято переиздание текста самих "Записок о моей жизни". Данная публикация, рассчитанная на широкий круг читателей, основана на академическом издании воспоминаний Греча с частичным использованием комментариев этого издания. Нашу книгу дополняют пропущенные в издании 1930 г. тексты, восстановленные по изданию 1886 г.**

Содержание "Записок" Н.И.Греча разнообразно. Он прожил долгую жизнь, много видел и многих знал, отличался наблюдательностью и интересом к крупным и еще больше к мелким событиям своего времени. Поскольку "Записки" предназначались детям и внукам автора, он любовно и обстоятельно, с присущим ему педантизмом, описал известные ему семейные истории и лица многочисленной своей немецкой родни и знакомых. Скучноватые на первый взгляд мелкими подробностями, они тем не менее любопытны отдельными яркими деталями образа жизни, быта и нравов того времени.
В мемуарах упоминается огромное количество более или менее исторически знаменитых имен, и здесь критический взгляд очевидца с его склонностью к подробностям, к толкам и анекдотам придает их фигурам несколько непривычный колорит. Греч как писатель был художником преимущественно малых картинок, ему было трудно нарисовать портрет кого-либо из своих выдающихся современников в крупном масштабе.

* Иванов-Разумник Р.В. Н.И.Греч и его "Записки"//Греч Н.И. Записки о моей жизни. С. 26.
** Существенные искажения их нами устранены по подлиннику ПБ и копии ПД "Записок".

Вообще же пристрастие к анекдотам, сплетням и "закулисным" теневым историям придает нередко сомнительный оттенок высказываниям Греча, а некоторые из них, например характеристики Е.А.Энгельгардта, К.Ф. Рылеева, - пристрастны и несправедливы.
При оценке любых мемуаров обязательно встает вопрос о том, насколько был близок к исторической истине их автор, насколько можно полагаться на его добросовестность и память. Чтобы придать своим мемуарам больший вес достоверности, Греч вводил в повествование документы (как, например, напечатанные в первом издании "Записок" материалы дела профессоров Петербургского университета, затеянного Д.П.Руничем, и Семеновского восстания), ссылки на широко известные в то время отечественные и иностранные мемуары А.В.Храповицкого, С.А.Порошина, А.Л.Коцебу и других, а также на исторические сочинения К.Массона, М.А.Корфа и даже А.И.Герцена. Однако Н.И.Греч по своей натуре не был ни беспристрастным, ни даже снисходительным мемуаристом, недаром в жизни он слыл едким насмешником. Память ему тоже нередко изменяла, о чем свидетельствуют многие фактические ошибки и неточности в его "Записках".

"Хотя Греч был писатель и журналист, - говорилось в одной из рецензий на первое издание книги его воспоминаний, - его записки меньше всего дают сведения о ходе и судьбах литературы"*. Действительно, остается лишь пожалеть, что, лично зная Державина, Карамзина, Жуковского, Пушкина, Полевого, Загоскина и многих других, находясь в 20-30-е гг. в центре художественной жизни Петербурга, Греч, который по праву мог бы стать ее летописцем, именно об этом почти ничего не успел рассказать. В своих "Записках", помимо истории семьи, он успел относительно подробно раскрыть две темы: правление Романовых от Екатерины II до Николая I и характеристики декабристов.
Первая интересна уже тем, что Греч тщательно собрал для потомков весьма любопытные предания и толки о Екатерине, Павле, Александре и Константине Павловичах, которые, как уже говорилось, не могли быть напечатаны ни при жизни Греча, ни даже спустя много лет. Являясь во вторую половину своей жизни ярым сторонником монархизма, Греч, как оказалось, далеко не ко всем царствующим лицам относился панегирически. Особую нелюбовь и осуждение вызывала у него фигура

♦Вести. Европы. 1886. Т. 120. С. 410.

Павла I - деспота и самодура, порождавшая соответствующее окружение "гатчинских уродов", как, например, А.А.Аракчеев6 Россия потом долго была обязана этими фигурами не только Александру I, но и Павлу. В личности Александра I, во всем характере его царствования Греч верно уловил признаки дву. личия и противоречивости, что также проявилось в подборе окружения: весьма либерального вначале — В.П.Кочубей П.А.Строганов, МЛ!.Сперанский и другие - и крайне реакцион' ного впоследствии - А.Н.Голицын и тот же Аракчеев. Рассужде-ния автора "Записок" о причинах этой двойственности Алек-сандра - воспитание бабкой Екатериной II в неприязни к отцу ранняя женитьба в 1793 г. с целью возведения на престол в обход Павла I, косвенное участие в его убийстве, - вполне обоснованны. Внутренняя политика Александра I, отразившая в себе противоречия его натуры, оценивалась Гречем положительно, когда он вспоминал многие реформаторские преобразования начала царствования, и отрицательно, при упоминании о направлении той политики, исполнителями которой стали единомышленники Аракчеева. Вообще же Греч позволял себе в мемуарах критиковать многие решения и действия прежних правителей. И только Николай I в качестве "истинно российского самодержца" заслужил признание и одобрение Греча своим правлением, хотя он и не успел дать его обстоятельного описания в "Записках". Сейчас трудно судить, насколько искренними были политические симпатии и идеалы Н.И.Греча, и не заслуживало ли третье из пережитых им четырех царствований бессомнительного восхваления только потому, что при нем Гречу не пришлось пережить тех личных потрясений в связи с семеновской историей, делом Госнера и восстанием декабристов, как это было при предыдущем. И если в оценках ушедших правителей и их сподвижников возникает ощущение поздней корректировки, "задней мысли" автора во время создания своих мемуаров, то это становится очевидным при чтении второй части "Воспоминаний старика" — о деятелях декабристского движения.
Эта часть интересна, прежде всего, углом зрения Греча — человека иного лагеря — на описываемое, притом, что в те далекие 20-е гг., о которых идет речь, его взгляды были несколько другими, нежели теперь, в конце 50-х гг. И в то же время из всей книги эта часть самая уязвимая для автора. Дело, конечно, не только в многочисленных неточностях и ошибках, которые вызвали большое количество откликов, поправок и опровержений в периодике, а в том, что в оскорбительных зачастую характеристиках декабристов слишком явно просматриваются цели повествователя. Слишком заметно его желание как бы оправдаться теперь, в 50-е гг., когда вернувшиеся декабристы пользуются общим вниманием и уважением, и изобразить себя всегда благонамеренным, но смелым и независимым в суждениях человеком. Греч не пытается серьезно объяснить явление декабризма в России, он видит причины восстания в безрассудстве, буйстве натур его вождей, в их властолюбивых замыслах. За редкими исключениями, как, например, портрет А.А.Бестужева-Марлинского, он изображает некогда хорошо знакомых ему людей так, что становится совершенно непонятным его приятельство с ними в описываемые годы, а также и его прежний либерализм. Впрочем, эти стороны своего прошлого Греч, вероятно, хотел стереть в своей памяти и памяти потомков, так как среди современников ходили слухи о его причастности к делу декабристов и о последующем предательстве. Как ни маловероятны эти слухи, все же близость Греча к литературному кругу декабристов была общеизвестна.
Стоит сказать несколько слов еще об одной, вольно или невольно раскрываемой Гречем в "Записках", теме. Эта тема -он сам как личность. Понимая, что его мемуары, его автобиография будут служить потомкам основным источником суждений об их авторе и его месте в истории, Греч тщательно вырисовывал свой образ таким, каким он видел или хотел видеть себя — трудолюбивым, честным, справедливым, благонамеренным, уважающим законы гражданином своего отечества. Тем не менее мемуары Греча, независимо от его стремлений, дают о нем гораздо более полное и объективное представление. На страницах "Записок" проступают такие его черты и свойства, как педантизм, несколько поверхностный склад ума, склонный часто видеть лишь внешние стороны явлений, пристрастие в оценках современников в зависимости от отношений с автором и т.д.
Испытанные в юности бедность и унижение выработали в нем терпение, трудолюбие, самостоятельность, но и - обидчивую гордость, обостренное самолюбие и при этом умение ладить с теми, в ком он был заинтересован, не считая для себя зазорным прибегать к небольшим хитростям.
Греч был дворянином, но обстоятельства жизни во многом выработали у него взгляды и позицию человека третьего сословия. Он явно не жаловал знатность рода, происхождения, дающую право на высокое общественное положение, и явно симпатизировал тем своим современникам, которые добились его исключительно умом, талантом и трудолюбием. Вообще аристократизм являлся в представлении Н.И.Греча той пагубной силой, которая, всегда стремясь к власти, разрушает монархию и государственные устои. Активное проявление этой силы "потомков Рюрика, Гедимина, Чингисхана" он своеобразно видел в декабристском движении, в котором не находил ни "на грощ народности". В противоположность этому Н.И.Греч свою жизнь и деятельность изображал как истинное служение народу и отечеству. Суд, как известно, вершит история.
Е.Капустина


* * *
Категория: 2.Художественная русская классическая и литература о ней | Добавил: foma (10.11.2013)
Просмотров: 1689 | Теги: Русская классика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории
1.Древнерусская литература [21]
2.Художественная русская классическая и литература о ней [258]
3.Художественная русская советская литература [64]
4.Художественная народов СССР литература [34]
5.Художественная иностранная литература [73]
6.Антологии, альманахи и т.п. сборники [6]
7.Военная литература [54]
8.Географическая литература [32]
9.Журналистская литература [14]
10.Краеведческая литература [36]
11.МВГ [3]
12.Книги о морали и этике [15]
13.Книги на немецком языке [0]
14.Политическая и партийная литература [44]
15.Научно-популярная литература [47]
16.Книги по ораторскому искусству, риторике [7]
17.Журналы "Роман-газета" [0]
18.Справочная литература [21]
19.Учебная литература по различным предметам [2]
20.Книги по религии и атеизму [2]
21.Книги на английском языке и учебники [0]
22.Книги по медицине [15]
23.Книги по домашнему хозяйству и т.п. [31]
25.Детская литература [6]
Системный каталог библиотеки-C4 [1]
Проба пера [1]
Книги б№ [23]
из Записной книжки [3]
Журналы- [54]
Газеты [5]
от Знатоков [9]
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0