RSS Выход Мой профиль
 
Фомина В.А. Философское наследие Г.В. Плеханова. | БОРЬБА ПЛЕХАНОВА ЗА ПЕРЕДОВУЮ РУССКУЮ КУЛЬТУРУ

БОРЬБА ПЛЕХАНОВА ЗА ПЕРЕДОВУЮ РУССКУЮ КУЛЬТУРУ


Большое место занимает Г. В. Плеханов в борьбе за всестороннее развитие передовой русской культуры. Веря в конечное торжество революционного русского движения, он указывал, что в будущем русский народ должен сыграть ведущую роль в развитии Европы и стать в авангарде борцов за свободу и независимость, за демократию и прогресс всех народов мира.
В речи на могиле Герцена Плеханов напомнил слова герценовского «Колокола»: «Живуча русская жизнь!» и добавил: «Действительно, живуча! Не убьют ее Пуришкевичи и Крупенские, Гермогены и Распутины! Россия идет вперед, несмотря ни на что!»
Плеханов был непримиримым врагом русской монархии. Он видел, что царское самодержавие тормозило развитие передовой, подлинно национальной русской культуры, что трудящиеся были отстранены от пользования ее благами, что над русской культурой тяготела власть реакционеров. Развитие талантов, которыми так богат великий русский народ, было невозможно под эгидой самодержавия. «...К сожалению,— писал Плеханов,— даровитые люди из русской народной среды слишком часто лишены были возможности развить свои духовные силы... Общественно-политический строй загораживал русской народной массе дорогу к знанию»2.

1 Г. В. Плеханов. Соч., т. XXIII, стр. 455—456.
2 Г. В. П л е х а н о в. Соч., т. XXI, стр. 138.

Плеханов особенно подчеркивал мысль, что свободное развитие талантов, дальнейшее развитие русской культуры и литературы будет возможно лишь с установлением нового социально-политического порядка. При этом борьба за политический и общественный прогресс, за беспрепятственное культурное развитие трудящихся масс должна вестись не только в форме легальной, мирной деятельности по насаждению культуры в рамках, дозволенных самодержавием, но прежде всего и главным образом в форме революционной борьбы. Плеханов-марксист решительно выступал против тех, кто превозносил «культурную работу», оторванную от общественной жизни, кто стремился заменить революционную борьбу мирным культурничеством.
Подлинная цель культурной работы среди широких народных масс должна состоять, по мнению Плеханова, в «переустройстве общественных отношений сообразно с наиболее вопиющими нуждами того времени»
Революционная деятельность передового класса, направленная на преобразование политической системы, есть величайшая культурная и прогрессивная работа. Подлинная культурность русского общества, говорил Плеханов, должна измеряться степенью распространения передовых, революционных идей и теорий в гуще народа, распространения учения Маркса и Энгельса, ростом классовой сознательности пролетариата, его просвещением и воспитанием.
Подходя как марксист, к изучению и изложению сущности национальной русской культуры, Плеханов вскрывал ее классовый характер и выделял наряду с господствующей буржуазной и черносотенно-клерикальной культурой элементы народной демократической культуры.
Решительная борьба против помещичье-буржуазной культуры, против великодержавно-шовинистической публицистики, преклонявшейся перед русским абсолютизмом, за подлинно народную демократическую культуру трудящихся масс России, представленную Белинским, Герценом, Добролюбовым, -•Чернышевским,— великая заслуга Плеханова.
Еще в 1883 году в статье «А. И. Щапов» Плеханов разбирал взгляды Чернышевского. В 1883 и 1885 годах в работах «Социализм и политическая борьба», «Наши разногласия» он вновь обращается к взглядам Чернышевского и Герцена. В 1890—1892 годах, вскоре после смерти Чернышевского, Плеханов напечатал в сборнике «Социал-демократ» четыре статьи о Чернышевском. В конце 90-х годов он написал еще ряд статей и рецензий о Чернышевском и статьи о В. Г. Белинском: «Белинский и разумная действительность» (1897), «Литературные взгляды В. Г. Белинского» (1899). Много писал Плеха-

1 Г. В. Плеханов. Соч., т. III, стр. 66,

нов о Белинском и Чернышевском и особенно о Герцене в 900-е годы.
В условиях широкого распространения в России позитивистских теорий, декадентства и народнической идеологии марксист Плеханов много сделал для того, чтобы защитить философские, социально-политические и эстетические идеи Белинского и Чернышевского и показать их роль и значение в освободительном движении России. Ничего подобного не давала русская литература народнического и либерального толка. Ленин возражал против попыток смешать автора книги «О Чернышевском» Плеханова с некоторыми легальными писателями, подчеркивая,. что Плеханов высоко оценил значение Чернышевского и выяснил его отношение к теории Маркса и Энгельса.
Это особенно важно, так как в те годы плодовитые «критики» и «публицисты» буржуазно-либерального и народнического толка из кожи лезли вон, чтобы опорочить взгляды Белинского, Герцена, Чернышевского, Добролюбова, извратить их наследство.
Плеханов убедительно показал, что вся история русской революционной мысли — это целый ряд попыток найти такую программу действия, которая обеспечила бы революционерам сочувствие и поддержку со стороны народной массы.
Это были дворянские революционеры-декабристы и Герцен, позднее — революционеры-разночинцы. Они были мужественными, бесстрашными борцами за дело народа. Но благородные усилия этих людей остались тщетными потому, что у них не было поддержки со стороны народа. Дело же свободы не могло восторжествовать до тех пор, пока ему не сочувствует народная масса.
В России Г. В. Плеханов был первым, кто в 80-е годы нашел такую программу действия. К великому делу освобождения России, которое начали декабристы и Герцен и подхватили, расширили и укрепили революционеры-разночинцы с Чернышевским во главе, впервые был призван Плехановым рабочий класс.
Великолепны страницы работ, где Плеханов анализирует выдающиеся качества Белинского, Герцена, Чернышевского, как мыслителей и революционных деятелей своего времени. О Белинском Плеханов писал, что он был «страстным борцом», который заглянул в проклятые вопросы своего времени так глубоко, как это не удавалось сделать другим. Плеханов цитировал высказывания Чернышевского и Добролюбова о Белинском, сочувственно относясь к высоким оценкам, которые они давали Белинскому. О Чернышевском Плеханов писал, что в плеяде писателей-революционеров 60-х годов Чернышевский — самый крупный их представитель и что влияние этого замечательного человека сказывается на всем, что есть прекрасного и благородного в сердцах передовых русских людей.

Защищая наследство великих русских мыслителей, он проводил резкое разграничение между народническими взглядами и мировоззрением революционеров-демократов 60-х годов, показывая, что в то время как Белинский, Герцен, Чернышевский стремились ускорить общественное развитие и защищали идею прогресса, народники выступали как сторонники застоя и регресса.
Немало сделал Плеханов и для выяснения философского облика великих революционных деятелей России. Однако он переоценивал влияние взглядов Фихте, Гегеля, а затем взглядов Фейербаха на мировоззрение великих русских мыслителей, недостаточно раскрывая своеобразие, и самостоятельность их мировоззрения. Плеханов много внимания уделял характеристике исторического идеализма и утопизма в трудах Белинского, Герцена и Чернышевского, но не сумел полностью показать их революционный демократизм.
В 1909—1912 годы Плеханов, меньшевик-партиец, был в числе немногих, кто поддержал Ленина и большевиков в борьбе с буржуазными либералами, «веховцами», эсерами и ликвидаторами (Ашевский, Гершензон, Богучарский и др.), сознательно извращавшими историю русской общественной мысли. Его работы по истории общественной мысли и культуры, написанные в эти годы, имели немаловажное значение для защиты материалистических и революционных традиций русского освободительного движения.
Буржуазные либералы извращали русское освободительное движение, вели линию на принижение русской культуры. Белинского, Добролюбова, Чернышевского они относили к «вождям интеллигентов»,' а их взгляды называли «классическим выражением интеллигентского настроения». Они занимались, как говорит Плеханов, делом приспособления взглядов революционной демократии к господствующей реакционной идеологии, искажали значение революционного наследия великих русских мыслителей XIX века. Так, они подло и низко клеветали на Герцена, утверждая, что Герцен был врагом материализма, что он отрекся от революции. Из представителей меньшевистского крыла РСДРП лишь один Плеханов выступил в защиту Герцена. В своих статьях Плеханов показал Герцена как выдающегося представителя русского материализма и блестящего революционного публициста-просветителя.
В работах «Н. Г. Чернышевский», «В. Г. Белинский», «А. И. Герцен и крепостное право», в статьях «О книге М. Гер-шензона «Исторические записки», «Идеология мещанина нашего времени», «О книге С. Ашевского «Белинский в оценке его современников» и др. Плеханов показал, что либералы ведут войну против подлинно народной, демократической культуры трудящихся масс и защищают маскирующуюся под «национальную» великодержавную культуру правящих классов.

С присущим Плеханову мастерством он разъяснял великую роль передовой интеллигенции в прогрессе русской культуры. Он подчеркивал, что великие наши просветители являются выразителями самых сокровенных помыслов и интересов широких масс населения России, что они много способствовали возникновению русского революционного движения и укреплению в русском народе веры в свои силы в борьбе за создание в России нового общественного строя и новой, передовой культуры. В серии статей о Белинском и Чернышевском Плеханов стремился установить связь между русским марксизмом и его предшественниками — революционными демократами. Он прямо указал, например, что «Белинский — предшественник русского марксизма»
По праву считая себя преемником и продолжателем освободительных традиций выдающихся революционных деятелей, Плеханов неоднократно заявлял: «Наши нынешние взгляды и Стремления представляют собою органический продукт истории русского революционного движения»2.
Но пропаганда и освещение Плехановым взглядов великих русских демократов, характеристика утопического характера их социалистических воззрений имели весьма существенные недостатки, на которые указал Ленин.
В работах меньшевистского периода по сути дела не раскрыта важнейшая отличительная особенность русского утопического социализма — соединение пропаганды социалистических идей с призывом к революционному преобразованию общества. Плеханов просмотрел, что у русских революционных демократов демократизм и социализм сливались в одно неразрывное неразъединенное целое.
В ряде случаев история русской теоретической мысли рассматривалась Плехановым не как отражение русской общественной жизни, а лишь как преломление в русских условиях теорий Запада.
Плеханов широко популярен и известен как талантливейший русский публицист и литературный критик, выдающийся знаток художественной литературы, особенно русской литературы. Он наглядно показал величие русской общественной мысли и русской литературы в лице ее лучших прогрессивных представителей (Радищева, декабристов, Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Герцена, Белинского, Добролюбова, Чернышевского) . Его литературно-критические работы об Успенском, о народниках-беллетристах, о великих революционерах-демократах, о Толстом и многих других выдающихся представителях русской культуры, его блестящие статьи о художественных произведениях мировой литературы и искусства, о Г. Ибсене,

1 «Литературное наследие Г. В. Плеханова». Сборник VI, стр. 135.
2 Г. В. Плеханов. Соч., т. IX, стр. 5.

К. Гамсуне и др., имеют значительную познавательную ценность.
Целый ряд литературно-публицистических исследований Плеханова, в том числе «Письма без адреса», «Искусство и общественная жизнь», «Пролетарское движение и буржуазное искусство», «Французская драматическая литература и французская живопись XVIII века с точки зрения социологии», содержит богатейший материал о происхождении искусства, об искусстве и литературе различных эпох и народов. Плеханова интересовали общие проблемы эстетики, вопросы истории стилей. Он много писал по вопросам истории западноевропейской литературы (французской, итальянской, английской, немецкой, польской и др.).
Выдающийся теоретик реалистического искусства, Г. В. Плеханов продолжал великие традиции передовой русской эстетики и вместе с тем обосновывал марксистское учение об искусстве.
Всю духовную жизнь общества, все формы идеологии Плеханов рассматривал в свете диалектического и исторического материализма, с позиций марксистского мировоззрения подвергал критике различные буржуазные теории, в том числе символизм и декадентство, теорию «искусства для искусства», высмеивал формализм и натурализм в искусстве и литературе, выступал против индивидуализма и мистики.
Субъективизму и произволу в области литературной критики он противопоставил объективный, научный метод исторического материализма.
Умело применяя метод диалектического материализма к изучению искусства и литературы, Плеханов показал их зависимость от общественной жизни. В противоположность идеализму, который рассматривает искусство лишь как особую форму человеческой духовной деятельности, не зависимой от объективного мира и не имеющей реального содержания и социального значения, материализм рассматривает искусство не как отражение развития духа, а как отражение действительной материальной жизни общества. Плеханов подчеркивал земной смысл искусства. Он дал всестороннее освещение вопроса о происхождении искусства, показал, что искусство и потребность в нем возникли на определенной ступени развития общества, в процессе труда и его организации.
Как марксист Плеханов обращал особое внимание на раскрытие активной идейной роли искусства, на связь художественной литературы с общественно-политической борьбой. Из его работ видно, что искусство не может не быть тенденциозным, являясь орудием классовой борьбы и могучим средством воздействия на общественную жизнь.
Искусство, литература, писал Плеханов, приобретают общественное значение лишь в той мере, в какой они изображают жизнь, передают действия, чувства или события, имеющие важное значение для общества.
Следуя лучшим традициям передовой русской культуры, Плеханов горячо стремился подчинить русскую литературу и искусство делу освобождения русского народа. Он требовал, чтобы на это были направлены усилия всех благородных людей.
Ценнейшие мысли высказывал Плеханов об идейности литературы, о ее классовом характере, о необходимости создания рабочим классом своей собственной литературы. У каждого общественного класса есть своя литература, в которую он вкладывает свое особое содержание, так как каждый общественный класс имеет свое особое положение в обществе, свой особый взгляд на окружающий его мир и существующий порядок вещей. Освободительные идеи самого прогрессивного класса — пролетариата, являются животворным источником развития искусства, делал вывод Плеханов.
Эти важные положения работ Плеханова по эстетике сохранили свое значение и в наши дни в борьбе против современного упадочнического буржуазного искусства, за передовое, Прогрессивное искусство трудящихся масс.
Не менее существенной в борьбе, которую вел Плеханов за реалистическое передовое искусство, была характеристика распада и разложения реакционного буржуазного искусства. "Выступления против буржуазно-декадентских течений в искусстве, против антинародной теории «искусство для искусства», против формализма — яркая страница положительной деятельности Плеханова. Уже одна из ранних статей Плеханова «Реакционные жрецы искусства и г. А. В. Стерн» (1888) направлена против сторонников реакционной, идеалистической эстетики.
Рассматривая вопрос об отношении искусства к жизни, Плеханов указывал, что это один из самых важных вопросов теории искусства. Он служит водоразделом для двух наиболее распространенный и прямо противоположных решений. «Одно из них гласит — искусство не должно преследовать какие бы то ни было общественные цели. Художественное произведение — само себе цель. Это — теория искусство для искусства». Противоположная теория гласит, что Искусство служит для отражения и воспроизведения жизни. Теория «искусство для искусства», говорит Плеханов, как нельзя лучше соответствует равнодушию к общественным интересам. Она отрицает все, кроме индивидуальности, эгоизма и личных страстей.
Фальшивым концепциям «искусство для искусства», теории «чистого» искусства Плеханов противопоставляет взгляды на искусство Чернышевского и Белинского. Белинский, подчеркивает Плеханов, справедливо утверждал, что «чистого», или, как говорят философы, «абсолютного», искусства никогда и нигде не бывало. Борьба Белинского против теории «чистого» искусства была продолжена в новых исторических условиях Чернышевским и Добролюбовым и их последователями. Плеханов видел в резко отрицательном отношении к теории «искусство для искусства» самое большое и самое крепкое из тех звеньев, которые связывали критику Белинского с критикой второй половины 50-х и первой половины 60-х годов XIX века.
Вслед за Чернышевским он отстаивал идейность и реализм в искусстве и литературе, как основы художественного творчества. Достоинство всякого художественного произведения определяется прежде всего его идейным содержанием. Плеханов указывал, например, социальные причины безидейности искусства. Это — буржуазный строй, исчерпавший себя, закрывший для художников все источники идейного вдохновения. Буржуазный индивидуализм делает художников глухими по отношению к тому, что происходит в общественной жизни, и осуждает их на бесплодную возню с совершенно бессодержательными личными переживаниями и болезненно фантастическими вымыслами. Отсюда декадентские увлечения и склонность к мистицизму.
Безидейное искусство, не уставал говорить Плеханов, есть продукт отжившего свой век капитализма. Убожество содержания — показатель разложения новейшего буржуазного искусства, пытающегося вопреки жизненной правде защищать интересы реакционной буржуазии. Это было глубокое раскрытие социального смысла упадочнических направлений в искусстве. Плеханов показывал, что теоретической основой «новой» эстетики декадентов является субъективный идеализм, он разоблачил мистику их утверждений, что нет никакой другой реальности, кроме собственного «я». Воспевание индивидуализма, подчеркивал он, занимало центральное место в «творчестве» писателей-декадентов. Субъективный идеализм декадентов неизбежно вел их в некий фантастический, «потусторонний» мир, высоко стоящий над землей и над всеми земными вопросами. Декаденты защищали такое искусство, которое равнодушно к большому содержанию, стремится к тому, «чего нет на свете», которое не зависит от повседневных, прозаических житейских отношений, воспевали мистику и порнографию.
Плеханов положительно относился к такому новаторству в искусстве, когда художник, тесно связанный с общественной жизнью, подмечает и выражает то новое, что возникает в самой жизни. Он указывал, что идейное содержание искусства, если оно действительно новое, передовое, вырабатывает и соответствующую, адэкватную себе художественную форму. Но Плеханов решительно осуждал «новаторство», подобное новаторству кубистов, пренебрегавших идейным содержанием искусства, отворачивавшихся от реальной жизни и искавших новое в области «чистой формы», путем оригинальничанья и погони за несуразным, нелепым, уродливым.
46
В искусстве и литературе содержание, подчеркивал Плеханов, имеет решающее значение. Форма не может существовать без содержания, так как она определяется содержанием. Пренебрежение к содержанию быстро влечет за собой утрату красоты. Формализм, преобладание формы над содержанием ведут к уродству, ибо красота есть соответствие формы содержанию.
Общеполитическая эволюция Плеханова в сторону меньшевизма сказалась и на его оценках явлений литературы и искусства. Он допускал отдельные ошибки меньшевистского порядка (кантианское определение оценки художественного вкуса, принижение активной роли искусства и литературной критики и т. д.) .
Работы Плеханова, в которых он выступал против модернизма и декадентства, против буржуазного упадочнического направления в искусстве, за реализм и идейность, являются ценным вкладом в дело борьбы против реакционных направлений буржуазного искусства эпохи империализма. Его правдивые оценки западного буржуазного искусства представляют и поныне большой интерес и помогают разоблачению современных декадентов и проповедников безидейности искусства, реакционной буржуазной идеологии в целом.

* * *
Будучи ярким писателем и публицистом, Плеханов обнаружил крупный талант, глубокие знания. Он обладал блестящим стилем, замечательным выразительным языком. Он часто использовал художественные образы, сравнения, заимствованные из произведений Пушкина, Толстого, Гоголя, Успенского, Шекспира, Шиллера, Бальзака, Чернышевского, Гёте, Гюго, Грибоедова, Салтыкова-Щедрина и многих других писателей, неоднократно приводит стихи Пушкина, Лермонтова, Крылова, Некрасова, Гейне, А. Толстого, Баратынского и др.
Мучимый физическим недугом — Плеханов болел туберкулезом,— он, несмотря на это, отличался исключительной трудоспособностью. Он любил повторять слова своего отца: «Отдохнем после смерти». Часто Плеханов работал и при повышенной температуре, говоря, что «при температуре в 40° работа должна быть легкая, не утомляющая мозга: по этнографии, истории живописи, музыке, можно читать Софокла, Эврипида, Эсхила. При температуре 39—38,5° можно заниматься более сложными вопросами: историческими, литературной критики, а при 38° могу работать «во-всю» (из воспоминаний Р. М. Плехановой). В разгаре острого процесса туберкулеза, при температуре 40°, он дописывал последние пламенные строки своей книги «Наши разногласия», которую Ленин назвал первым русским социал-демократическим произведением.
30 мая 1918 года Плеханов умер в санатории в Финляндии. Похоронен он в Ленинграде на Волновом кладбище, рядом с могилой Белинского, неподалеку от могил Добролюбова и Писарева.
Свои многочисленные произведения Плеханов печатал под многими псевдонимами: Н. Бельтов, Н. Каменский, Н. Андреевич, Г. Валентинов, А. Кирсанов, Д. Кузнецов и др. Не все произведения Плеханова имеют одинаковую ценность и могут быть использованы для изучения марксистской теории. Ценность представляют главным образом те произведения Плеханова, которые написаны в революционный период его деятельности, когда он защищал и продолжал лучшие традиции русской и мировой культуры и науки. Они содержат богатейший фактический материал из различных отраслей знаний. Такие произведения Плеханова вошли в сокровищницу философской мысли, в идейный арсенал марксизма. На них воспитывалось не одно поколение марксистов в России и за рубежом.
Как патриот и революционер, Г. В. Плеханов жил идеей служения прогрессу человечества, своему народу. Он мечтал о свободе и счастье великого русского народа. Он обращался с пламенной революционной проповедью к народу еще тогда, когда целые десятилетия отделяли посев от жатвы. Это Плеханов еще в 80-х годах призывал «соединиться в одном общем и дружном натиске для приобретения своих издавна попираемых человеческих прав... для защиты русского народа от поголовного разорения, для защиты русской науки и мысли от жалкой и бесславной смерти под рукою цензора-палача...» В создании свободной, счастливой, могучей России Плеханов видел проявление истинного патриотизма.
Как марксист, он видел в русском рабочем классе настоящего героя истории, под руководством которого будет создано великое новое общество. Он верил тогда в могучие творческие силы и самостоятельность рабочего класса, в его величайшую освободительную миссию. Он пропагандировал идею пролетарского интернационализма, много способствовал укреплению революционных связей России и Западной Европы, приобщал народ к мировой культуре, показывал величие рабочего класса, воспринявшего все ценное в ее развитии.
Его труды увеличили вклад русской научной и литературной мысли в сокровищницу мировой культуры. Они являются живым олицетворением передовой русской культуры и великих национальных традиций русского народа на рубеже XIX и XX веков и имеют большое значение для современности.

1 Г. В. П л е х а н о в. Соч., т. XXIV, стр. 322.




<<<---
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0