RSS Выход Мой профиль
 
Что такое эстетика. Масеев И.А. | ЭСТЕТИКА И ИСКУССТВО

ЭСТЕТИКА И ИСКУССТВО


В предыдущих главах мы познакомились с такими сторонами предмета марксистско-ленинской эстетики, как объективно-эстетическое (эстетическое в реальной жизни людей) и субъективно-эстетическое (эстетическое сознание). Теперь обратимся к искусству, которое представляет собой, как уже отмечалось, своеобразное единство объективно-эстетического и субъективно-эстетического.
Марксистско-ленинская эстетика определяет искусство как специфическую (художественную) форму общественного сознания и эстетической деятельности. Искусство выступает здесь как неразрывное, взаимопроникающее единство творчества по законам красоты и художественного познания, художественного отражения.
Искусство, художественное творчество входят в предмет эстетики как его весьма существенная сторона. Ведь среди других форм эстетической деятельности и эстетического сознания искусство прежде всего выделяется тем, что оно специально и главным образом направлено на создание эстетических ценностей, на творчество по законам красоты. Именно прекрасное является необходимым и решающим, специфическим качеством художественных произведений.
Исследуя искусство и его закономерности, эстетика, конечно, самым тесным образом связана со специальными теоретическими, историческими науками об искусстве. Но эта взаимосвязь ни в коей мере не дает основания отождествлять эстетику с искусствоведением или тем более с историей искусства, смешивать их содержание и задачи.
Эстетика — наука философская. Это обусловливается как особенностями зарождения и формирования эстетической науки, возникшей в недрах философии, так и, главное, ее предметом. Эстетика изучает общие закономерности эстетических отношений человека к действительности, в том числе и в форме искусства, в отличие от искусствоведения, которое интересуется только и именно искусством. Являясь, как и философия, мировоззренческой наукой, эстетика ставит во главу утла всей своей проблематики решение основного вопроса — вопроса об отношении эстетического сознания к общественному бытию, к человеческой жизни. Именно поэтому эстетика, как уже говорилось, всегда разделялась и С особенной непримиримостью разделяется сегодня на два борющихся между собой лагеря — материалистической и идеалистической эстетики.
Законы и принципы искусства изучаются марксистско-ленинской эстетикой с позиций диалектического и исторического материализма.
Руководствуясь материалистическим пониманием законов общественного развития и диалектико-материа-листической теорией познания, марксистско-ленинская эстетика глубоко раскрывает природу искусства, диалектику процесса художественного творчества. К основным проблемам эстетики искусства относятся: происхождение. искусства, его сущность и взаимосвязь с другими формами общественного сознания (наукой, политической идеологией, религией, моралью), идейность и партийность, народность искусства, исторические закономерности развития искусства, художественный образ как специфическая форма отражения действительности ц искусстве, закономерности процесса художественного творчества, содержание и форма в искусстве, общность и специфика видов и жанров искусства, художественный метод и стиль, основные принципы метода социалистического реализма и его общественно-преобразующая роЛь fe жизни людей, в строительстве коммунистического общества.
Уделяя, так же как и искусствоведение или история искусства, особое внимание изучению путей и форм художественного творчества, эстетика и в этом отношении принципиально от них отличается. История искусства рассматривает конкретные исторические пути развития того или иного вида искусства в отдельных странах или в определенные эпохи. В хронологической последовательности она изучает наиболее значительные памятники искусства, смену стилей, творческую деятельность виднейших художников. Искусствоведение представляет собой целый ряд теоретических дисциплин, каждая из которых исследует частные закономерности и специальные проблемы отдельных видов искусства. Таковы теория литературы (литературоведение), теория живописи, теория скульптуры, теория архитектуры, теория музыки (музыкознание), теория театра (театроведение), теория кино (киноведение) и т. д. В отличие от искусствоведческих наук эстетика, как мы уже говорили, изучает общие закономерности искусства, то есть такие закономерности, которые лежат в основе развития любого вида искусства и творческого процесса любого художника, в какой бы области искусства он ни работал.
Но установление этих основных различий между йстетикой и искусствоведением, а также историей искусства отнюдь не ослабляет их связь и взаимодействие. Оно как раз помогает обосновать необходимость двухстороннего укрепления этой связи. В самом деле, можно ли с достаточной глубиной изучать общие законы искусства, не зная того, как проявляются эти закономерности в отдельных видах искусства,. не опираясь на богатый ^художественный материал, собранный и систематизированный историей искусства? Совершенно ясно, что этого сделать нельзя. Эстетическое исследование, например, таких проблем, как художественный образ или содержание и форма в искусстве, лишь в том случае будет плодотворным, когда оно будет базироваться на изучении и обобщении художественных закономерностей в литературе и живописи, в кино и скульптуре, а сделанные выводы могут быть с успехом применены при анализе романов и симфоний, спектаклей и кинофильмов.
Отрыв эстетики от наук об искусстве не только лишает эстетические исследования необходимого для них, как воздух, фактического материала, но и в значительной мере ослабляет ее практическое значение. В тоже время ни один искусствовед, ни один историк искусства не добьется глубоких обобщений в своих работах, если он не будет руководствоваться теми теоретическими принципами, которые может дать ему эстетика.
Еще большее значение имеет связь и взаимодействие эстетики с практикой искусства, так же как с эстетической деятельностью во всех других сферах человеческой жизни. Художественное творчество является источником развития эстетической науки. Связь с искусством эстетика осуществляет не только через искусствоведческие науки и художественную критику, справедливо названную В. Белинским «движущейся эстетикой», но и непосредственно, путем анализа и научной обработки результатов творчества отдельных художников, наиболее характерных произведений искусства. Двояким образом — через художественную критику и непосредственно — происходит и обратное воздействие эстетики на художественную практику.
Огромная роль эстетической теории для художественной практики, их неразрывная связь и взаимообогащение доказываются как историей эстетики, так и историей искусства. Сама эстетическая наука создавалась и развивалась не только теоретиками-философами, но и художниками, непосредственными творцами искусства. Среди виднейших создателей эстетики можно назвать имена таких замечательных мастеров искусства, как ЗЗитрувий, Леон Баттиста Альберти, Франческо Петрарка, Пьеро делла Франческа, Леонардо да Винчи, Альбрехт Дюрер, У. Хогарт, К. Лессинг, Ф. Шиллер, И. Гете, Э. Делакруа, Л. Толстой, И. Крамской, К. Станиславский, М. Горький, В. Маяковский, С. Эйзенштейн и многие другие.
Настоящий художник не только не боится передовой эстетической теории, не сторонится ее, но чувствует в ней жизненную потребность, понимая, что эстетика является своеобразным компасом, указывающим верный путь в сложном лабиринте художественных влияний, замыслов, идей, чувств.
Многие деятели искусства считали своим долгом открыто заявить о той огромной роли, которую сыграло в их жизни и творчестве марксистское мировоззрение. Сложный и противоречивый творческий путь прошел, например, выдающийся советский писатель А. Н. Толстой. В своей статье «Марксизм обогатил искусство» он рвпоминает первый этап этого пути как «состояние мелкой воды, состояние бестемья и величайшей неуверенности во всем. Окружающая жизнь (чтобы не казалась З&аосом и кошмаром) воспринималась поверхностно живописно...» Далее он пишет: «Подлинную свободу ^творчества, ширину тематики, не охватываемое одною жизнью богатство тем — я узнаю только теперь, когда Овладеваю марксистским познанием истории, когда Ьеликое учение, прошедшее через опыт Октябрьской революции, дает мне целеустремленность и метод при чтении книги жизни».

Справедливость этих признаний Л. Н. Толстого подтверждается той сложной эволюцией, которую проделал в его творчестве образ Петра Первого. В ранних рассказах — «Первые террористы», «Депь Петра», в «Повести смутного времени», в трагедии «На дыбе» и первых редакциях пьесы «Петр I» русский царь выступал как одиночка, чьи душевно ущербные переживапия и неуравновешенные, подчас истеричные действия оказывались непонятными и поэтому совершенно чуждыми окружающим. Совсем иным встает перед пами образ Петра в романе «Петр Первый» и в сценарии одноименного фильма, поставленного режиссером В. Петровым. Здесь Петр Первый — многогранная личность, наделенная ясными конкретно-историческими чертами своей эпохи. Он и орудие истории и вместе с тем великий деятель, активно осуществляющий свои государственные идеи. Творческая история «Петра Первого» стала наглядным свидетельством плодотворности упорных поисков художника, целью которых, по его собственным словам, было «вхождение в историю через современность, воспринимаемую марксистски».
Весьма характерным в этом отношении является также заявление Ренато Гуттузо, широко известного у нас художника, друга Советского Союза, талантливого представителя итальянского неореализма: «Только марксистское учение может помочь искусству и культуре обрести настоящую почву, свободную от корыстных интересов. Западное так называемое «общество благосостояния»... похваляется свободой и смелостью своих суждений. Но не все то, что кажется смелым, на самом деле смело, и не все то, что кажется свободным, свободно в действительности. Поэтому революционеры, стремящиеся к осмысленному поиску, не могут поддерживать чистое экспериментаторство. Это подтверждают все прогрессивные теории. Только свет марксизма может помочь человеку обрести самого себя, вывести его из лабиринта вывертов, качественно обогатить его поиски».
Эстетика — наука партийная. Выражая идеологические интересы прогрессивных, революционных или уходящих, реакционных классов, она активно участвует в борьбе за соответствующее природе и целям этих классов искусство.
Эстетические воззрения реакционных классов всегда выступали разрушительной силой по отношению к подлинному искусству. Передовое, прогрессивное эстетическое мировоззрение способствует бурному расцвету
художественного творчества.

* * *
Марксистское понимание сущности и происхождения искусства принципиально противоположно его идеалистическим толкованиям. Идеалисты считают искусство отблеском и выражением некоего потустороннего «абсолютного духа», «мировой воли», продуктом «божественного откровения» либо порождением подсознательных замыслов и переживаний художника, скрытых в его душе таинственных интуитивных сил. Марксистская эстетика утверждает, что действительным источником возникновения художественной деятельности, так же как и предшествующего ему процесса формирования эстетических чувств и потребностей человека, явился труд. Первые следы первобытного искусства относятся к эпохе верхнего (позднего) палеолита, существовавшего примерно 40—20 тысячелетий до нашей эры. Если У первобытных народов связь искусства с трудом была самой непосредственной, то в дальнейшем она становится более сложной, опосредствованной.
В основе всего последующего хода исторического развития искусства, как и других форм общественного сознания, лежат изменения в социально-экономической структуре общества, в общественных отношениях. При этом подлинным творцом искусства, как и истории вообще, всегда являлся народ.
Сокровищницей мудрости и красоты народа назвал М. Шолохов такие формы народного искусства, как пословицы и поговорки, сказки и легенды, былины и песни. «Из бездны времени дошли до нас в этих сгустках разума и знания жизни радость и страдания людские, смех и слезы, любовь и гнев, вера и безверие, правда и кривда, честность и обман, трудолюбие и лень, красота истин и уродство суеверий».
Многообразные связи искусства с народом закрепились в виде одной из важнейших особенностей искусства — его народности, проявляющейся прежде всего в том, что подлинное искусство прямо или косвенно воплощает эстетические идеалы народа, его понимание справедливости и красоты, пафос революционной борьбы народа за свободу и счастье.
Сама жизнь жестоко наказывает художника, если он по тем или иным причинам отрывается от нее, забывает про нужды и чаяния народа, про радости и страдания окружающих его людей. Об этом недвусмысленно напоминает всем художникам современная индийская аллегория, которая так и называется: «Когда умирает искусство...»
«...Однажды принцесса, окруженная свитой и толпою рабынь, отправилась в самый красивый уголок своего царства. Стояла ранняя весна. Увлеченная игрой, принцесса углубилась в чащу и неожиданно в густых зарослях заметила увитую плющом крохотную хижину.
— В этой хижине живет художник,— сказала одна нз подбежавших девушек.— Его зовут Праматха. Это лучший художник в твоем царстве и, может быть, даже во всей Индии.
Тут дверь открылась, и на пороге появился изможденный юноша, изящный и красивый.
— Я беден, принцесса, и, кроме моего искусства, у меня нет ничего, чем бы я мог отблагодарить тебя за внимание. Пойдем, я покажу тебе картину, над которой, изнывая от жажды и голода, я работал целую неделю.
Переступив порог, принцесса остановилась в немом восхищении. Невозможно было отвести глаз от дивной картины, сиявшей в полумраке комнаты. Молчали и слуги, покоренные могучей силой искусства.
— Как хорошо! — словно пробуждаясь от дивного сна, восторженно прошептала принцесса.— Спасибо тебе. Это полотно доставило мне наслаждение.
— Но мне не нравится картина,— заявил художник.— Каждый раз, когда я кладу последний мазок на картину, я вдруг замечаю ее недостатки. И тогда я снова и снова берусь за кисть, чтобы создать нечто совершенное, идеальное, неповторимое... О, сколько мне пришлось перенести на пути к совершенству! Нищета и неудовлетворенность, принцесса, тяготеют надо мной, как проклятье. Может быть, со временем я и сумею сказать, какая должна быть совершенная картина.
— Ты пойдешь со мной? — подумав, спросила принцесса.— Я хочу, чтобы ты подарил миру такое творение, которое веками восхищало бы ценителей искусства. Я верю, что в моем дворце ты забудешь все печали.

Скоро по приказу раджи в лесу был воздвигнут величественный дворец, где Праматха разместил свою мастерскую. Со всех концов земли были свезены туда бесценные предметы искусства. Освобожденный от забот, художник обдумывал тему новой картины, которая должна была стать подлинным совершенством. Принцесса сделала все, чтобы нежную душу художника ничто не тревожило. Его малейшее желание было для всех законом, ему подавались изысканные блюда, о которых раньше он не мог и мечтать, а когда Праматха ложился отдыхать, дворец наполнялся нежными звуками дивной музыки.
— Сегодня я удовлетворен своей работой,— говорил* часто художник принцессе.— Эта рука создаст теперь нечто единственное и неповторимое. Веками все художники земли будут с завистью смотреть на мое творение. Если за всю свою жизнь я создам хоть две такие картины, мне будет обеспечено бессмертие в веках,— самодовольно заключил он.
Но как-то по всему царству разнеслась весть, что художник исчез. Его искали всюду, но нигде не могли найти. Наконец в густом лесу обнаружили какого-то человека с растрепанными волосами, в грязном рубище. В нем трудно было узнать Праматху.
— Картина... Где твоя картина? — Принцесса остановилась перед ним, еле переводя дыхание.
— Ее нет, принцесса. Нет. Моими лучшими творениями были те, что я создавал в лишениях и нужде. А полотно, которое так и осталось незаконченным, даже стыдно назвать картиной. Ты посадила меня в золотую клетку, оторвала от живительных истоков жизни, подрезала крылья моей мечте... убила во мне художника. Искусство не расцветает во дворцах. Душа искусства — жизнь... А теперь уходи и оставь бедному художнику его нищенскую суму...»
Развитие искусства неразрывно связано с развитием общества, с изменением его экономической и классовой структуры. Хотя общая линия развития искусства — это углубление способов художественного отражения действительности, развитие искусства происходило неравномерно. Так, уже в античном мире искусство достигает ^высокого уровня и приобретает в известном смысле значение нормы. Вспомним хотя бы скульптурные украшения шедевра древнегреческой архитектуры Парфенона работы Фидия, статуи «Дискобол» Мирона и «До-рифор» Поликлета, трагедии Эсхила, Софокла, Еври-пида, комедии Аристофана и др.
В то же время капиталистический способ производства, неизмеримо более высокий, чем рабовладельческий, враждебен, по выражению Маркса, искусству и поэзии, поскольку он чужд высоким социальным и духовным идеалам. Здесь передовое искусство связано либо с периодом становления капитализма, когда буржуазия была еще прогрессивным классом, либо с деятельностью тех художников, которые критически настроены по отношению к этому строю (критический реализм). Для современного, собственно буржуазного искусства характерны идейное и художественное упадничество (формализм, абстракционизм, сюрреализм ЮР-)-
Ь Высший в истории мирового развития эстетический идеал воплощен в мировоззрении и практике рабочего класса, в борьбе за коммунистическое переустройство общества. Этот идеал лежит в Основе художественного метода социалистического реализма.
Искусство социалистического реализма, выражая цели и перспективы революционного преобразования мира, воплощает в себе в то же время то лучшее и прекрасное, что достигнуто на многовековом пути художественного развития человечества. Вопреки всем попыткам многочисленных представителей современной буржуазно-идеалистической эстетики опорочить метод социалистического реализма, обвиняя его в «партийной скованности» и холодности, в схематизме и однообразии, лучшие произведения советского искусства отличаются правдивостью и человечностью, глубиной и чистотой чувств, страстным жизнелюбием.
Вот как охарактеризовал безграничное богатство содержания и эстетических задач советского искусства, в частности поэзии, украинский поэт Максим Рыльский:

Она — румяный цвет зари,
Порыв любви крылатой.
А в дни беды?
А в дни войны?
Оружие солдата.-
Она — и шелк, и аксамит,
И мурава у брода...
Когда ж восстание гремит? —
Булат в руках народа.
Она — искристая руда,
Что золотом богата...
Но в дни великого труда
Она кузнец и ратай.
Она — согласпый звон струны,
Дух единенья, мира...
Но для зачипщиков войны —
Разящая секира.
Когда же, как весна-красна,
Засветит мир Коммуны,—
О верь: еще сильней она
Затронет сердца струны!
Являясь одной из форм отражения общественного бытия, искусство имеет много общего с другими сторонами духовной жизни общества. С наукой искусство сближает способность проникать в сущность жизненных процессов и явлений, то есть его огромные познавательные возможности. Тесная взаимосвязь искусства с политической идеологией проявляется в его классовой природе (в классовом обществе), в прямом или косвенном выражении в художественных произведениях политических идей, общественных идеалов определенных классов, в идейности, тенденциозности, партийности искусства. Близость искусства и морали основывается на неразрывном единстве эстетического и этического, которое пронизывает подлинные художественные произведения и является источником идейно-воспитательной роли искусства, его преобразующего воздействия на души людей.

В то же время искусство обладает рядом особенностей, отличающих его от всех других форм общественного сознания. Специфическим предметом искусства являются эстетические отношения, складывающиеся в жизни. Именно поэтому в центре любого произведения искусства, к какому бы виду и жанру оно ни относилось, всегда оказывается человек как носитель эстетических отношений. Недаром А. М. Горький метко назвал искусство «человековедением».
Предмет искусства — жизнь во всем ее эстетическом многообразии — осваивается и перерабатывается художником при помощи его творческой фантазии в специфическую форму отражения действительности в искусстве — художественный образ. Художественный образ представляет собой сплав таких, казалось бы, несовместимых элементов, как чувственное и логическое, конкретное и абстрактное, случайное и необходимое, явление и сущность, индивидуальное и всеобщее.

Благодаря слиянию в ходе творческого процесса этих противоположных сторон в единый, целостный, живой образ искусства художник получает возможность достигнуть яркого, эмоционально-насыщенного, поэтически-проникновенного и в то же время мудрого, глубоко одухотворенного воспроизведения жизни человека, его деятельности и борьбы, поисков и надежд.
В этом чуде художественного творчества и заложен секрет того, что произведения подлинного искусства оказываются как бы не подвластными ни времени, ни пространству. Распространяя свое могучее влияние на весь мир, они восхищают людей через века и даже тысячелетия. Если «труды, открытия великих представителей старинной астрономии, физики, медицины и философии состарились и каждый день заменяются другими,— писал А. С. Пушкин,— произведения истинных поэтов остаются свежи и вечно юны».
Рождаются и умирают люди, совершаются грандиозные события, проходят счастливые или страшные годы, но не умирает правда чувств, красота высоких человеческих идеалов, талантливо воплощенных в образах искусства. Вот уже несколько тысячелетий прошло с тех давних цор, как не стало царицы Нефертити, жены египетского фараона Эхнатона. Но ее небольшой скульптурный портрет, созданный неизвестным ваятелем, превратился в некую эстетическую святыню. Какая-то особенная одухотворенность в сочетании с обаянием вечной женственности вызывает самые противоречивые эстетические переживания. Но больше всего поражает устойчивое ощущение... современности этой скульптуры.
Поэтому вполне можно понять советского поэта Льва Мочалова, который так описал свою «встречу» с Нефертити:

Она разомкнула веки, вдохнув
сегодняшний воздух:
«Какие в двадцатом веке цветы?
И какие звезды?»
Она ожила...
И как бы тянулась к нам.
И молчала.
И тихо замерло в камне улыбки ее начало.
А власть; величие, слава!..
Об этом она забыла.
Улыбку
нам посылала.
И нам это важно было.
Она принесла ее
за три
тысячи лет
с половиной.
Она осязала
завтра
улыбкой неуловимой.

Так искусство удовлетворяет эстетические потребности путем создания прекрасных произведений, доставляющих человеку наслаждение, пробуждающих в нем художника, способного творить по законам красоты и вносить красоту в жизнь. Именно через эту единую, эстетическую, функцию искусства проявляется его познавательное значение и осуществляется мощное идейно-воспитательное, политическое, нравственное воздействие на людей.
Современная буржуазная эстетика противопоставляет неразрывно связанные между собой стороны искусства и сводит всю многообразную общественную роль искусства лишь к одной из его сторон — эстетической. Противопоставляя эстетическую «функцию» искусства его познавательной и общественно-преобразующей способностям, современная буржуазная эстетика рассматривает искусство как источник «чистого» эстетического наслаждения, не связанного ни с каким конкретным жизненным содержанием.
На самом же деле проявления эстетических сторон, эстетической ценности художественных произведений богаты по содержанию и очень многообразны. Именно через эстетическое воздействие проявляются многие стороны и качества искусства, сближающие его с другими формами общественного сознания, например с наукой, моралью или с политической идеологией.
Возьмем, например, познавательную способность искусства. Часто ее понимают очень односторонне, сводят либо к художественным иллюстрациям отдельных научных положений, либо к сообщению тех или иных знаний об изображаемых художником событиях, людях, явлениях.
Но ведь и в научном познании немалую роль играют чисто эстетические моменты. «В математике есть своя красота, как в живописи и поэзии»,— любил говорить выдающийся ученый, «отец советской авиации» Н. Жуковский. Великий физик, творец теории относительности Альберт Эйнштейн заявил: «В научном мышлении всегда присутствует элемент поэзии. Настоящая наука и настоящая музыка требуют однородного мыслительного процесса».
Если даже специальные научные исследования обладают эстетическими сторонами, то в искусстве познавательные цели достигаются.именно через эстетическое воздействие художественных образов.

Открытие красоты нового, открытие новой красоты —-в этом воедино и нераздельно сливаются как познавательная способность искусства, так и его мощное эстетическое воздействие.
Таким художественным открытием явилась эпопея М. Шолохова «Поднятая целина». В образах Давыдова, Нагульного, Разметнова, Майданникова, Вари и др. произведение не только воспевает красоту подвига героев коллективизации; оно представляет собой своеобразное художественное обобщение путей и способов социалистического кооперирования. Не случайно, как отмечалось в нашей печати, целый ряд коллективов и групп крестьян из стран народной демократии обращались к советским издательствам и общественным организациям с просьбой выслать им экземпляры книги Шолохова, из которой они стремились почерпнуть необходимые им сведения по практике кооперирования.
Герои рассказа известного советского фантаста И. Ефремова «Алмазная труба» обнаруживают богатое месторождение алмазов в Якутии задолго до того, как оно было открыто в действительности. Самое же любопытное здесь состоит в том, что первооткрыватели уникального алмазного царства совершили свой научный подвиг под непосредственным воздействием этого художественного произведения. Увлекшись идеей рассказа, геологи поисковых партий носили книгу Ефремова в полевых сумках во время своих нелегких странствий, приведших их в конце концов к успеху.
Весьма знаменательным в этом отношении является высказывание героев покорения космоса В. Комарова, К. Феоктистова и Б. Егорова, опубликованное в качестве посвящения авторам первого номера литературно-художественного альманаха, издаваемого самодеятельным творческим объединением «Звездоград» в городе-космодроме Байконур: «Во вселенную люди сначала проникали своим поэтическим взглядом. Без поэтических троп нет дорог в неизвестное».
В числе подобных своеобразных художественных предвидений можно назвать монументальную скульптуру Г. Постникова «К звездам!», созданную еще до полета Юрия Гагарина. Образ человека, устремляющегося в мощном, неудержимом порыве ввысь, вызвал широчайший эстетический резонанс во многих странах мира. Как рассказывает писатель Б. Полевой, воспроизведение скульптуры встречалось ему в самых различных местах: на стене нового обувного цеха в Румынии, на ветровом стекле грузовика в Индии, в альбоме юной квакерши из калифорнийского города Лос-Анжелос, на стеклянной вазе в Чехословакии. Снимок этой скульптуры бережно хранил в своей записной книжке до последних дней жизни известный американский писатель, друг и соратник Джона Рида, автор книг о В. И. Ленине и Октябрьской революции Альберт Рис Вильяме. Оценку эстетических и познавательных достоинств работы Г. Постникова Альберт Рис Вильяме выразил в следующих словах, обращенных к советским людям: «Мне кажется, скульптору посчастливилось передать самую суть вашей жизни. У нас, американцев, хорошая наука, отличная техника... Но... первый человек взлетит в космос с Земли Ленина». Художник социалистического общества вдохновенно «запечатлел эту веру в своей скульптуре».
Так, в эстетическом воздействии художественного произведения сливаются воедино самые различные стороны искусства — от познавательных до политических.
Марксистско-ленинская эстетика считает, что искусству принадлежит огромная роль в идейном и эстетическом воспитании советского народа. Об этой роли искусства очень хорошо сказал В. И. Ленин: «Искусство-должно объединять чувство, мысль и волю... масс, подымать их. Оно должно пробуждать в них художников и развивать их».
Для того чтобы каждый человек уже сегодня становился активным, сознательным строителем коммунизма, необходимо решить задачу развития способностей и дарований всех трудящихся. Нужно также, чтобы воспитательный процесс не только охватывал всех до единого советских людей, но чтобы он, не ограничиваясь силой массового влияния, обладал тонкостью индивидуального воздействия. Незаменимую роль в осуществлении этой задачи наряду с другими средствами пропаганды играет искусство.
Искусство и литература имеют дело с человеческим сознанием и психикой, вторгаются в их самые глубокие тайники. Писатель, художник по природе своей являются исследователями сердец, душ. Огромная эффективность сугубо индивидуального воздействия произведений искусства на души людей обусловлена во многом особым характером процесса восприятия художественных образов.
Воспитанная с ранних лет способность воспринимать и глубоко переживать образы искусства, а тем более участвовать в их создании превращается в устойчивую привычку, в органическую потребность всей жизни. Вот почему такое большое значение имеет своевременное обучение ребенка основным навыкам восприятия искусства и художественного творчества. Глубоко правы те деятели искусства, которые считают, что независимо от того, станет ребенок в будущем художником или нет, он должен рисовать, лепить, писать стихи или рассказы, петь, играть на музыкальных инструментах, выступать на сцене.
Человек, для которого восприятие произведений искусства, а тем более активное участие в их создании стали органической потребностью, с особенной силой и глубиной впитывает в себя то богатейшее идейное содержание, передовые идеи и высокие чувства, которые заключены в воздействующих на него художественных образах.
В этом как раз и состоит один из важнейших источников могучего влияния искусства на формирование характера человека, его сознания, его воли, всего строя чувств. Можно привести сотни и тысячи примеров идейно-преобразующего воздействия искусства на людей. Встречаются удивительные случаи своеобразной эстетической эстафеты, связывающей целый ряд типических образов мирового искусства.
Любимым героем Николая Островского был Овод из романа Э. Войнич. Об этом мы узнаем из произведения «Как закалялась сталь». Его главный персонаж Павка Корчагин, в образе которого автор, как известно, воспроизвел многие черты собственной биографии, не расставался с любимой книгой ни в боях с белогвардейцами, ни в суровые дни борьбы за возрождение разрушенного гражданской войной хозяйства.
В свою очередь образ Павки Корчагина оказал огромное воздействие на формирование целого поколения советской молодежи. Талантливый татарский поэт, герой антифашистской борьбы Муса Джалиль, находясь в заточении в Моабитской тюрьме в Берлине, записал перед казнью на обрывке бумаги следующие знаменательные строки:

Мы сквозь огонь и воду шли за правдой.
Завоевали правду на войне.
Так юность поколенья миновала,
Так закалялась сталь, в таком огне.
Именно в Павле Корчагине с ранних лет видели свой идеал активные участники славной комсомольской антифашистской организации «Молодая гвардия» — Олег Кошевой, Жора Арутюнянц и другие члены группы. В том, что имена руководителей этой организации стали легендарными, а понятие «молодогвардейцы» парицательным, решающую роль сыграл, конечно, замечательный роман А. Фадеева, а также созданные на его основе полотна Соколова-Скаля, опера Мейтуса, скульптурный монумент — памятник героям, воздвигнутый в Краснодоне (авторы Мухин, Агибалов, Федченко). Произведения, воспевающие красоту подвига молодогвардейцев, вызвали к жизни немало новых героев, проявивших столь же высокий уровень сознательности и воли в борьбе за построение коммунистического общества.
Так эстетическая «цепная реакция» типических образов, воплощающих в художественной форме революционное, самое передовое для своего времени идейное содержание, явилась, с одной стороны, отражением, а с другой — побудительной силой возникновения эстафеты поколений молодых героев, борцов за свободу и счастье своего народа, своей родины.
Для того чтобы более успешно и эффективно реализовать способность искусства, выражаясь словами Ленина, «перепахивать» человеческие души, чтобы произведение искусства было не только понятно широким народным массам, но и «любимо ими», художник должен обладать талантом, а также глубоким знанием
подлинной жизни людей, их чувств и мыслей, он должен проявить проникновенную чуткость к человеческим переживаниям и умение изобразить все это в совершенной по мастерству, увлекательной форме. Только талантливые, вдохновенные, совершенные по мастерству произведения искусства могут глубоко взволновать читателя, зрителя, слушателя, вызвать у него сильные эмоции, заставить его пережить эстетическое наслаждение.
В ходе своего развития социалистический реализм выработал целый ряд особенностей идейно-эстетического содержания и художественной формы; эти особенности явились источником возникновения таких эстетических чувств и переживаний, которые, как правило, отсутствуют при восприятии произведений, созданных на основе других художественных методов.
Здесь можно назвать в первую очередь наслаждение ясностью жизни, разумностью ее развития, наслаждение, полученное от сознания красоты целей, возвышенности перспектив, открывающихся перед обществом. Это глубоко оптимистическое чувство пробунадается прежде всего произведениями, окрашенными в радостные, героические тона или пронизанными пафосом революционной романтики.
Пафос оптимизма и жизнеутверждення — одна из решающих особенностей искусства социалистического реализма. Буржуазные эстетики прилагают все усилия к тому, чтобы скрыть от своего народа это привлекательное качество советского искусства. Ведь простой человек, человек труда, в каком бы обществе он ни находился, любит и ценит жизнь, хотя она и полна для него трудностей и борьбы. И чем труднее достаются ему необходимые жизненные блага, тем они для него дороже. Такой человек не может не оценить очень высоко то искусство, которое не только правдиво описывает драматические процессы и события жизни, но и вселяет уверенность в возможность достижения прекрасного будущего.



--->>>
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0