RSS Выход Мой профиль
 
1812 год в русской поэзии и воспоминаниях современников| Исторические песни о войне 1812 года

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ О ВОЙНЕ 1812 ГОДА

ЗАПЛАКАЛА РОССИЯ ОТ ФРАНЦУЗА Как заплакала Россиюшка от француза. Ты не плачь, не плачь, Россиюшка, бог тебе поможет! Собирался сударь Платов да со полками, Со военными полками да с казаками. Из казаков выбирали да есаулы; Есаулы были крепкие караулы, На часах долго стояли да приустали: Белые ручушки, резвы ножечки задрожали. Тут спроговорил-спромолвил да князь Кутузов: «Ай вы вставайте ж, мои деточки, утром поранее, Вы умывайтесь, мои деточки, побелее, Вы идите, мои деточки, в чистое поле, Вы стреляйте же, мои деточки, не робейте, Вы своего свинца-пороха не жалейте, Вы своего же французика побеждайте». Не восточная звезда в поле воссияла — У Кутузова в руках сабля заблистала. КАК И ПИШЕТ ПИСЬМО ФРАНЦУЗСКИЙ КОРОЛЬ Ой как и пишет письмо Вот французский король, Пишет-то он ко российскому: «Ой ну прошу я тебя, Прошу тебя, российский царь, Прошу не прогневаться,— Ой распиши ты мне В своей кременной Москве Квартирушки на семьсот тысяч,— Ой господам-то моим, Моим генералушкам, Квартирушки что ни лучшие, Ой ну как мне-то, королю, Квартирушку самолучшую — Во царских твоих палатушках!» Ой как и тут-то был царь, Крепко царь наш призадумался, Да повесил буйну голову. Он вот Кутузов-генерал, Сам он вышел, речь возговорил, Ровно, братцы, во трубу трубил: — Ой ну мы встретим его, Французского императора, Середи поля Можайского, Мы поставим ему Столы —пушки медные, Скатерочки — востры шашечки; Мы пошлем-то ему НаедОчки дюже горькие — Ядрочки ему чугунные; Ну еще-то мы пошлем Напиточки дюже крепкие — Вот пулечки ему быстрые; Ой на закусочку ему- Донских-то казачушков Да со пиками длинными! РАЗОРЕНА ПУТЬ-ДОРОЖКА Разорена путь-дорожка от Можая до Москвы,— Разорил-то путь-дорожку неприятель вор-француз. Разоривши путь-дорожку, у о свою землю пошел, Волевою землю пошел, ко Парижу подошел. Не дошедши до Парижа, стал на месте, постоял, Стал на месте, постоял,—сам головкой покачал; Покачавши головою, стал он речи говорить, Стал он речи говорить, стал Париж-город хвалить: «Ты Париж ли, Парижок, Париж славный городок!» — Не хвалися, вор-француз, своим славным Парижом! Как у нас ли во России есть получше города, Есть получше, пославней, есть покраше, почестней, Есть получше, есть покраше, распрекрасна жизнь-Москва, Распрекрасная Москва —- всему свену голова, Всему свету голова —все земельки собрала! Распрекрасная Москва в путь-дорожку широка, В путь-дорожичу широка, диким камнем выстлана, Диким камнем выстлана, желтым песком сыпана— Что приют-город Москва всей России честь-хвала!, КАК НА ГОРОЧКЕ СТОЯЛА МОСКВА Как на горочке было, на горе, На высокой было, на крутой. Тут стояла нова слобода, По прозваньицу матушка Москва, Разоренная с краю до конца. Кто, братцы, Мооиву разорил? Разорил Москву неприятель злой, Неприятель злой, француз молодой. Выкатал француз пушки медные, Направлял француз ружья светлые, Он стрелял-палил в матуцщу Москву. Оттого Москва загорелася, Мать сыра земля потрясалася, Все божьи церкви развалилися, Златы маковки покатилися. ПРИВИДЕЛСЯ БЕССЧАСТНЫЙ СОН Привиделся бессчастный сон — Дуют ветры со вихрями, С хором верхи сорывают По самые по окна, По хрустальные по стекла: Француз Москву разоряет, С того конца зажигает, В полон девОк забирает. Одна девка слезно плачет, Француз девку унимает: «Не плачь, девка, не плачь, красна! Куплю тебе три подарка: Первый подарок — алу ленту в косу, А другую — голубую, А третью -разноцветну!» — Не надо мне твоих подарков: Пусти меня в свою землю, Мне с батюшкой повидаться, Мне с матушкой распроститься! КУТУЗОВ И ФРАНЦУЗСКИЙ МАЙОР Что ни красное солнце да воссияло — Воссияла у Кутузова острая сабля. Выезжает князь Кутузов в чисто поле, Он берет с собою силу да гренадеров, Гренадеров он и есаулов. Гренадеры и есаулы да не сробели, Что французского майора в полон взяли, Повели они майора ко фельдмаршалу, Ко тому же князю.да ко Кутузову, Ко Михайлу его да к Ларивоновичу. Начинает князь Кутузов его спрашивать: «Ты скажи, скажи, майорик, сущую правду,— Еще много ли у вас да во Париже, У вас много ль во Париже стоит силы?» — Стоит силы во Париже сорок тысяч, По приступу генеральскому сметы нету.— На то князь Кутузов да рассердился, Уж как бьет-то од майора да по роже, Он по роже да во правую во щеку: «Уж ты врешь, ты врешь, майорик, врешь — плутуешь, Меня, князя Кутузова, все проводишь, Все проводишь меня ты да стращаешь! Я вашей силы-то не боюся, За генеральские приступи я примуся!» ФРАНЦУЗЫ НА ДЕСНЕ Как на речке на Деснушке Стоял вор-французик. Поутру рано вставает, Коня он, вор, седлает, Оседлавши, в поле выезжает. Он по фронту разъезжает, Он указушки читает. Глядит-смотрит вор-французик В подзорную-то в трубу: Валит сила российская Со всех четырех сторон. Не успел и оказать речи — Запалили французам в плечи А из пушек-то картечью. Огни русские очень жарки— Французик утекает За Черную речку. ПЛАТОВ-КАЗАК От своих чистых сердец Совьем Платову венец. На головушку наденем, Сами песни запоем, Сами песни запоем, Как мы в армии живем. Мы в армеюшке бывали, Провианты получали, Провианты получали, Ни в чем горя мы не знали. У нас много пуль-жартечь, Нам их некуда беречь. Наши начали палить, Только дым столбом валит,— Каково есть красно солнышко, Не видно во дыму, Во солдатскиим пылу. Не ясен сокол летает — Казак Платов разъезжает, 0н по горке, по горе, Сам на вороеом коне. Он проехал-поскакал, Три словечушка сказал: «Ой вы воины-казаки, Разудалы молодцы! Вы пейте-жа без мерушки Зеленое вино, Получайте-ка без расчету Государевой казны!» Как не пыль в поле пылит Француз с армией валит, ГенераЛушкам грозит: — Уж и я вас, Генералы, Во ногах всех вотопчу, В каменну Москву взойду, Стену каменюу пробью, Стену каменау пробью, Караулы все сменю,— Караулы крепки, Перемены редки, Свои новы становлю! ПЛАТОВ У ФРАНЦУЗОВ Ты, Рассея, ты, Рассея, Ты, Рассейская земля, ! Много крови пролила, Много силы забрала! Платов-казак воин был, Себе бороду не брил. Когда бороду побрил, У француза в гостях был. Француз его не узнал, За купчину признавал, Со добра коня, снимал, Во палату зазывал, За дубовый стол сажал, Рюмку водки наливал И купчине подносил, Об стаканочке просил: «Ты, купчина, ты, купец, Ты, рассейский молодец! Выпей рюмку, выпей две, Скажи всею правду мне Про Платова-казака! Он в разор нас разорил. Я уж золото сорил, Много золота терял, Про Платова узнавал». На что золото терять? Его так можно узнать: Он — одно лицо со мной, Ровно брат мене родной!— Дочь француза догадалась, Портрет начала смотреть. Платов-казак догадался - Из палаты выходить, На крылечко выбегать, Будто письмецо бросать. Он не письмецо бросал, Громким голосом вскричал: «Ой вы, слуги, мои, други, Вы, донские казаки, Вы подайте-ка коня Под Платова-казака!» На коня Платов садится И французу говорит: «Ах, ворона, ты, ворона, Загуменная карга! Не сумела ты; ворона, Ясна сокола поймать, Сизы перышки щипать, По чисту полю пускать, Не сумела ты Платова У Себя в гостях держать!» Тут француз возбунтовался, А Платов-казак помчался, Только пыль столбом пошла От французов а двора. Ой ДА ОТЧЕГО ЖЕ АРМИЯ ПОТРЕВОЖИЛАСЬ? Ой да отчего же, али отчего Вот наша да армеюшка, Да она же, она потревожилась? Потревожилась армеюшка Вот наша казачая, Потревожилась темной ночею. Как и ходит по армеюшке Вот наш атаманушка, Эй да ходит, вот он пробуждает: «Ой да вставайте да вы пробуждайтеся, Вот мои казаченьки, Эй, вставайте, пробуждайтеся: Бонапарт-то, вот и он злодей наш, Вот он ходит-гуляет,— Поразбил он, вот и разорил, Вот он, француз-варвар, Разорил всю кременну Москву!» Что не чернь-то будто во поле, Не чернь, она, во чистом поле, Да что там в поле зачернелося? Зачернелося это полюшко, Да вспахано это полюшко, Вот полюшко российское, Не коневыми оно копытами; Ну засеяно это полюшко, Вот поле российское, Не всхожими оно семенами, Ну усеяно это полюшко, Вот поле российское, Эй, казацкими оно головами; Заборонено это полюшко, Вот поле российское, Не дубовыми оно боронами; Заволочено это полюшко, Полюшко российское, Оно цветным казацким платьем. Как и тут наш атаманушка Ездит по армеюшке, Ездит, сам он разъезжает; Да и сам наш атаманушка Он своих казаченьков Речью сам-то утешает: «Как и вы-то, мои казаченьки, Вот мои станишнички, Эй, дети мои, малолеточки! Кабы бог-то бы послал, Вот мои станишнички, Эй, послал бы нам вора поймать, Ну тогда-то бы, тогда, Мои малолеточки, Ну спустил бы вас на батюшку тихий Дон!» КАК ВО НЫНЕШНЕМ ГОДУ Как во нынешнем году Объявил француз войну, Да объявил француз войну На Россиюшку на всю, Да на Россиюшку на всю, На матушку на Москву. Вот мы под Ригою стояли, Много голоду приняли,— Нам и тридцать и два дня Да не давали класть огня. А мы с того со мороза Мы не можем говорить,— Стали водкой нас поить. Да мы по кружке водки пьем, Во поход сейчас идем.. Мы походы проходили, К Дунай-речке подходили. К нам матросы подъезжали, Легку лодку подгоняли. Мы во лодочку посели, Слезну песенку запели. Дунай-речку проезжали, Ко бережку подъезжали, Ко большому ко двору, Да на французскую землю. Наш майор да Копылов По ту сторону стоит: «Уж вы, братцы, скиньте ранцы, Вы ложитесь отдыхать, А я буду воевать!»

<<<---
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0