RSS Выход Мой профиль
 
Cоветский этикет | В. В. Селиванов ЭТИЧЕСНОЕ И ЭСТЕТИЧЕСКОЕ В ПОВЕДЕНИИ ЧЕЛОВЕКА


Кандидат философских наук, доцент
В. В. Селиванов

ЭТИЧЕСНОЕ И ЭСТЕТИЧЕСКОЕ В ПОВЕДЕНИИ ЧЕЛОВЕКА


Высоконравственное поведение всегда красиво — в нем чувствуются внутренняя сила человека, щедрость его души, цельность и целостность его натуры. В народе душевная красота всегда ценилась выше красоты физической. Один восточный поэт писал:
Всегда особенно ценна Бывает внешность той, Чья красота озарена Душевной красотой.
Красота поведения, и есть форма выражения внутренней красоты человека. Стремясь к тому, чтобы в наших действиях и поступках, во всем образе жизни постоянно присутствовали эстетическое совершенство и законченность, мы тем самым оказываем воздействие и на нравственную сторону своего поведения.
Не всякое стремление к красоте, внешней привлекательности облика, «блеску» манер опирается на нравственную основу человека. Если нет любви к людям и потребности своим трудом обогатить их жизнь, то и внешняя красота человека будет подобна подделке, не имеющей ничего общего с подлинно прекрасным. Известный советский педагог В. А. Сухомлинский писал: «Потребность в красивом утверждает моральную красоту, рождая непримиримость и нетерпимость ко всему пошлому, уродливому... Зло и подлинная красота несовместимы»Таким образом, забота об эстетическом совершенстве своего поведения есть вместе с тем и стремление к нравственному совершенству.
Основным двигателем нравственного поступка и поведения является направленность интересов, связанная с представлениями о цели и смысле жизни, о ее наивысших ценностях. Эта направленность может быть различной: одни думают, что

1 Сухомлинский В. А. Сердце отдаю детям. Киев, «Радяньска школа», 1969, с. 168.

высшее благо заключается в почестях и почете, но при этом не видят, что это лишь внешняя форма проявления ценности и значимости человека, его служения людям, его самозабвенного творческого труда; другие считают, что целью и смыслом 'жизни является достижение определенных материальных благ, но не осознают того обстоятельства, что такого рода цели внутренне опустошают их самих, отталкивают от них людей и приводят к нравственному одиночеству. Подлинной высшей ценностью является труд, приносящий пользу другим людям, и чем богаче содержание этого труда, чем значительней его результат, чем больше заботы о других людях проявлено в нем, тем выше и красивее, тем совершеннее становится и сам человек. Молодой К. Маркс еще в гимназическом сочинении, размышляя о выборе профессии, писал: «Человеческая природа устроена так, что че* ловек может достичь своего усовершенствования, только работая для усовершенствования своих современников, во имя их блага... опыт превозносит, как самого счастливого, того, кто принес счастье наибольшему количеству людей» 1. Именно поэтому основой красоты и совершенства является содержательность личности, источником которой становится творческий труд во имя блага и счастья других людей. И не случайно В. А. Сухомлинский отмечал, что, по его глубокому убеждению, «человек таков, каково его представление о счастье»2.
Чем шире общественный смысл тех ценностей, к которым человек стремится, чем глубже увлеченность трудом, собственной профессией, чем больше заботы о людях проявляет человек в своей деятельности, тем эстетически значимей становится и его поведение, тем в большей степени содержание его жизни накладывает печать и на его внешний облик, на его манеру одеваться.
С чего начинает формироваться первое впечатление о человеке? Вспомним русскую поговорку: «по одежке встречают, по уму провожают». Несомненно, первое впечатление о человеке во многом зависит от того, как он одет, причесан, как он держится. Одежда может выступать как своеобразный инструмент общения, как средство воздействия на поведение и отношения других людей. Она не только рассказывает о человеке, но и программирует определенную гамму чувств, из которой мы исходим при общении. Чтобы оценить этот факт, достаточно вспомнить о том, что разные обстоятельства жизни, события, даже место нашего пребывания требуют от нас и определенного отношения к внешнему виду. Событие радостное, светлое, праздничное требует и подчеркнутости соответствующего настроения в одежде в первую очередь гаммой светлых и ярких тонов, в то

1 Маркс К. и Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., Политиздат, •i956t с. 5.
2 Сухомлинский В. А. О воспитании. М., Политиздат, 1973, с. 11.

время как горе, постигшее семью, сопровождается трауром, где господствующим оказывается темный или черный цвет, а в фасоне одежды — выдержанная строгость линий. Посещение театра, концертного зала также предъявляет определенные требования к одежде, так как внешним обликом мы включаемся в общую обстановку события и влияем на настроения и чувства окружающих.
Первое требование к одежде — это, конечно, опрятность. Ощущение неопрятности, нечистоты — касается ли это одежды или прически, состояния ногтей или шеи — всегда вызывает неприятное чувство и свидетельствует о неуважении к окружающим. Но, помимо этого требования, существует и другое столь же элементарное — аккуратность. Плохо завязанный или сдвинутый набок галстук, нечищенные ботинки, плохо прилаженная к телу одежда, непоглаженное платье и т. д. рождают ощущение суетливой поспешности или лени, нетребовательности к себе или безразличия к окружающим, рассеянности внимания или несобранности. Все эти недостатки, малые или большие, в любом случае вызывают ответную реакцию неодобрения или снисходительности. Один известный летчик как-то заметил, что неаккуратно заправленная постель рано или поздно приводит к аварии в воздухе. И это вполне справедливое замечание, так как аккуратность— не только внешняя особенность поведения. Она неизбежно становится и внутренним свойством личности, проявляется во всех ее действиях и поступках независимо от того, выполняет ли человек ответственное задание или же просто собирается в театр.
Не опаздывать на работу, всегда приходить к точно назначенному часу, быть верным данному слову или взятому на себя обязательству — это тоже формы проявления аккуратности, то есть внутренней собранности, самодисциплины, надежности в делах, уважительного отношения к другим.
Внешний облик и внутренние свойства личности, несомненно, взаимосвязаны друг с другом и могут быть поняты одно через другое. Только не следует преувеличивать значение мелких недочетов, легко поправимых оплошностей в одежде, по отношению к которым надо проявить снисходительность, тактично сделать вид, что вы их не видите, а при удобном случае незаметно для окружающих также тактично подсказать путь к их исправлению.
Следующим требованием к одежде является требование вкуса. Здесь мы вступаем в область значительных расхождений между отдельными людьми, но не таких значительных, как это может показаться на первый взгляд. Существует поговорка «о вкусах не спорят», из которой иногда делают поспешный и односторонний вывод, что о вкусах вообще не спорят, что тут господствует полный произвол. На самом деле это не так. При оценке вкуса всегда следует учитывать, во-первых, его уровень, то есть степень развитости, а во-вторых, его социальный подтекст, то есть направленность и характер выраженного в нем чувства. Вот когда nb первому и второму пунктам достигнуто полное единство, — в остальном действительно о вкусах не спорят, потому что каждому предоставляется полная свобода выражения своих индивидуальных особенностей и чувств.
Вкус можно определить как опыт чувств, на основании которого мы испытываем удовольствие от вида одних предметов и остаемся равнодушными к другим. Развитое чувство предполагает умение реагировать на значительное количество деталей, различать даже еле заметные глазу оттенки цвета, изгиба линий, очертания форм, способность соотносить их друг с другом, улавливать их выразительность и соединять в единое целостное впечатление. Иногда эту степень развитости вкуса называют культурой чувств. Этот опыт чувств накапливается у каждого из нас постепенно, в меру присущей наблюдательности, отзывчивости на внешние свойства предметов, в меру внимательного всматривания в окружающий нас мир. Французский мыслитель XVIII века Шамфор не без основания отмечал связь между хорошим вкусом, тактом и воспитанностью, что часто ускользало от внимания современных ему авторов. Так, он писал: «Хороший вкус, такт и воспитанность связаны между собой куда теснее, чем желательно считать литературной братии. Такт — это хороший вкус в поведении и манере держать себя, а воспитанность — хороший вкус в беседе и речах»
Но, помимо развитости вкуса, следует учитывать также и его направленность, содержание выраженного в нем опыта чувств. Человек даже с развитым вкусом может в то же время быть эгоистичным, самоуверенным снобом, по-обывательски понимающим цели и смысл собственной жизни. В его чувствах будут господствовать замкнутость в кругу узколичных интересов, безразличие к судьбам других людей, их нуждам, горестям и страданиям. Таково будет и содержание его вкуса, возможно, изысканно изощренное или затейливо прихотливое, но всегда холодное, лишенное здорового нравственного начала, а следовательно, — и подлинной эстетической выразительности, значимости и красоты. Именно связь вкуса и нравственной позиции личности, нравственного опыта, выражающаяся в направленности (социальном подтексте) наших чувств, — причина того, что мы не можем, например, безоговорочно принимать и положительно оценивать вкусы буржуазного общества. Отмечая в ряде случаев их значительную развитость, достаточно высокую культуру, мы в то же время не должны упускать из виду и их социальный подтекст, определяемый нравственными нормами, господствующими в буржуазном мире. Поэтому-то бездумное подражание,

1 Шамфор. Максимы и мысли. Характеры и анекдоты. М.— J1., «Наука», 1966, с. 75.

некритическое заимствование моды, манер поведения, стиля отношений и прочего ведут подчас к бессознательному усвоению и отдельных черт буржуазно-мещанской морали. Высокий вкус, отвечающий нашим принципам, жизни, предполагает не только чуткость к любым выразительным деталям одежды, поведению и поступкам, но и взыскательность к его содержанию, социальной направленности. Определяя характер нашей одежды, манеру и стиль нашего поведения, мы постоянно должны думать о тех людях, на восприятие которых они рассчитаны. Йзлишняя яркость и пестрота, подчеркнутая необычность в одежде создают впечатление нескромности, свидетельствуют о недостаточно развитом чувстве меры, а следовательно, и об определенных изъянах вкуса. Слепое следование моде без учета строения собственного тела, без творческой переработки применительно к своим специфическим особенностям и чертам также может привести к нежелательному результату — часто кричащему противоречию между эстетическим обликом одежды и манерой держать себя или, что еще хуже, к подчеркиванию недостатков в строении тела. Так, например, высокий сапог на женской ноге красив и уместен, если он подчеркивает правильность линий, но при малейшем изъяне, кривизне ног он, наоборот, будет фиксировать этот недостаток. Широко вошедшие в моду брюки удобны для женщин, и нет ничего предосудительного в их ношении: они придают элегантность женской фигуре, делают ее стройнее и выше. Но при наличии полноты или при недостаточной длине ног брюки обязательно подчеркнут эти особенности. Таким образом, и в следовании за модой проявляются такт, чувство меры, скромность. Не в меньшей мере это касается и мужчин. «Мода призвана дать человеку „эталон" хорошего вкуса, — справедливо замечает Л. Н. Коган, — помочь ему отличить соответствующее хорошему вкусу от безвкусицы и подделок. Мода — советчик человека, решившего следовать требованиям хорошего вкуса»Но при этом она предполагает творческое отношение, знание своих свойств и особенностей, умение соотнести образец со своими индивидуальными требованиями и пристрастиями, со своей внутренней позицией и направленностью общих интересов. «Хороший, высокий эстетический вкус, — пишет В. К. Скатерщиков, — и выражает высокие нравственные качества человека и помогает далее формировать и развивать их»2.
Помимо общих социально контролируемых правил поведения, существуют и правила, не подлежащие непосредственному общественному контролю. Они определяются особым складом личности каждого, что находит свое выражение не только во

1 Коган JT. Н. Художественный вкус. М„ Политиздат, 1966,. с. 130.
2 Скатерщиков В. К. Твой эстетический вкус. М., «Знание», 1963, с. 44.

вкусе, но и в манере держать себя, жесте, мимике, позе, интонациях речи, даже в походке и телодвижениях.
Все эти многообразные выразительные черты повседневного поведения влияют на то впечатление, которое возникает от восприятия человека. Несдержанный, развязный жест может быть связан с несобранностью, отсутствием внутреннего контроля за собственным поведением, а потому настораживает, что отнюдь не способствует появлению взаимопонимания и доверия в общении. Резкие и жесткие интонации голоса могут свидетельствовать о неразвитости чувств, огрубленном восприятии других людей, что опять же формирует недоброжелательное отношение к человеку. Спокойные интонации голоса, сдержанность жеста, подтянутость и собранность предполагают внутренне сильного, волевого человека, что может порождать и благоприятное, уважительное отношение к нему.
Таким образом, первое впечатление о человеке, иногда оказывающееся достаточно устойчивым, во многом зависит от того, как он держится, как говорит, то есть каков его внешний облик. Чем значительней те особенные черты его характера, его личности, которые проступают в поведении, в его манере держаться, чем выше их положительное значение, тем красивей, привлекательней для нас кажется человек, тем приятней беседа с ним, его присутствие в обществе. Но в его внешнем облике все же следует различать то, что оправдано его действительными внутренними качествами, и то, что на поверку может оказаться лишь внешним, показным, а потому фальшивым, неестественным. Неискренность, фальшь всегда обнаруживают себя, когда от человека требуются действительные доказательства его подлинной содержательности, глубины интересов, верности общественным идеалам. Именно в делах обнаруживают себя подлинные цели и устремления личности. В одном из писем М. Горькому В. И. Ленин как-то заметил: «Не понимая дел, нельзя понять и людей иначе, как... внешне» Только естественная связь внешнего с внутренним, их гармония создают ощущение красоты. Вот тогда-то и интонация голоса, и жесты, и взгляд, и поворот головы обретают содержательный смысл, поскольку становятся средствами выражения значительного и красивого— самого человека. Воспитанность в нашем понимании этого слова, то есть внутренняя содержательность, интерес к жизни, определяемый потребностью служения людям, навыки, приобретенные в общении с другими, и создают основу для проявления подлинно прекрасного — гармонической целостности личности, ее одухотворенности, творческого горения, постоянной обращенности к людям. Л. Голованов несомненно прав, когда утверждает, что подлинная культура не может сложиться толь-

1 В. И. Ленин о литературе и искусстве. М., «Художественная литература», 1969, с. 326.

ко на базе образованности, без глубокого и всестороннего воспитания. «Отсутствие воспитания, — писал он, — при наличии образования бывает особенно заметно и даже, если хотите, опасно. И вот почему: знания придают человеку уверенность в себе, независимость и свободу суждений, разумеется, ограниченную объемом имеющихся знаний. Но в дурно воспитанном человеке все эти качества как бы преображаются. Уверенность переходит в самоуверенность, независимость — в пренебрежение к окружающим, свобода суждений — в привычку поучать, высказываться безапелляционно, непринужденность превращается в развязность, смелость принимает вид грубости и даже хамства».
Именно воспитанность как умение чувствовать, переживать, тонко воспринимать обстановку и действовать в соответствии с ней, постоянно руководствуясь общими интересами, помогает выполнять и еще одно важное условие в поведении человека, а именно — оценивать уместность того или иного замечания, жеста, движения, определять формы своего поведения в той или иной конкретной ситуации. Какое бы радостное событие ни произошло в нашей жизни, вряд ли уместно обнаруживать свои чувства в присутствии человека, который тяжело переживает утрату близкого друга. Здесь необходимо сдержать себя и найти правильную форму поведения, соответствующую обстоятельствам. Неуместно начинать разговор и настаивать на его продолжении, если тема и содержание сообщаемых вами раздумий, мыслей, суждений не заинтересовала вашего собеседника. Неуместны громкий голос и чересчур энергичная жестикуляция в общественных местах, так как это привлекает к себе внимание, заставляет посторонних людей прислушиваться к вашему разговору.
Наконец, существует и еще одно требование, касающееся эстетики поведения: это требование высокой степени выразительности всех его элементов, богатства отраженного в них чув^ ства, состояния, сдержанности и полноты, точности выражения. Приведем простой пример. Предположим, вас о чем-то спрашивают и вы произносите короткое слово «да». Но ведь содержание вашего ответа не исчерпывается только высказанным согласием; в нем с необходимостью присутствуют и ваше отношение к задавшему вопрос, к содержанию его вопроса, и характер вашего ответа. И все это будет выражено в интонации короткого «да» — вежливой, предупредительной или резкой, даже раздраженной, твердой или нерешительной, радостной или гневной, а то и безразличной. Интонация обогатит смысл ответа, только важно, чтобы она была, точной, емкой по содержанию, выразительной, иначе вас могут неверно понять. А сколько

1 Голованов Л. Мимика чувств. В сб. «Культура чувств», М., «Искусство», 1968, с. 189.

недоразумений возникает между людьми подчас именно из-за нечуткости, невосприимчивости к интонации голоса или невыразительности самой интонации!
Но то же самое можно сказать и о жесте, выражении глаз, повороте головы и телодвижениях, приветствии кивком или рукопожатии. Умение ходить, есть, двигаться — это не только наши естественные ежедневные действия, но и своего рода искусство, ибо в каждом моменте поведения следует достигать максимального эффекта при минимальных затратах энергии, убирая все лишнее, ненужное, необязательное в том или ином действии или поступке. Л. Голованов рассказывает, например, о том, как однажды в автобусе он обратил внимание на молодую женщину: «Одета хорошо, вполне современно, держится уверенно, взгляд ясный и умный. До чего хороша! ...Вот она поднялась и вышла на остановке. Но как она пошла! Тяжелые, широкие шаги „вперевалку44 не только лишали женщину изящества и грации, но, что самое досадное, — женственности»
Чем больше осознанности, осмысленности в поступке и действии, чем больше самоконтроля, определяющих нормы и правила поведения, чем больше умения взглянуть на себя как бы со стороны, тем интенсивнее будет идти и оформление внешнего облика, тем выразительней и эстетически совершеннее будут и манеры поведения, отточенней стиль.
Слово «манера» значит постоянное, повторяющееся, устойчивое. В отношении поведения словом «манера» обозначают устойчивые признаки, усвоенные и ставшие привычными особенности отношения к окружающим, формы общения, многообразные детали, отдельные черточки, даже мелкие, постоянно повторяющиеся движения — манера держать сигарету, манера садиться, манера слушать и т. д. Манеры могут быть плохими или хорошими в зависимости от того, как в них проявляется сам человек, какие — хорошие или дурные — привычки определяют общий облик его поведения. Все ненужное, лишнее в поведении, лишенное смысла и лишь затрудняющее общение с человеком принято считать дурными манерами. Например, манера в поведении постоянно подражать тому или иному киногерою, подражать даже в прическе и одежде, манере говорить и двигаться вряд ли может производить хорошее впечатление, поскольку свидетельствует о несамостоятельности вкуса, неумении найти свой индивидуальный стиль поведения, способный выразить качества данной личности. Манера коверкать язык говорит о недостаточности культуры человека, не умеющего ценить и уважать то богатство, которое создано народом в его многовековой истории, не умеющего пользоваться огромными выразительными возможностями родной речи. В манерах должны проступать сдержанность и скромность, простота и выразительная ясность,

1 Голованов Л. Указ. соч., с. 190.

свидетельствующие о том, что судить о себе человек предоставляет другим, не навязывая им своей самооценки.
Н. П. Акимов писал: «Настроение каждого из нас в огромной степени зависит от поведения людей, с которыми мы общаемся». Следует добавить, что и их настроение зависит от того, как каждый из нас себя ведет. Поэтому и ответственность тут возникает обоюдная и в равной степени от каждого из нас требует определенных усилий, чуткости и знаний. И. А. Гончаров однажды справедливо отметил: «Короткое, ежедневное сближение человека с человеком не обходится ни тому, ни другому даром: много надо и с той и с другой стороны жизненного опыта, логики и сердечной теплоты, чтоб, наслаждаясь только достоинствами, не колоть и не колоться взаимными недостатками» 1. Именно это обстоятельство и учитывается в манере держать себя. Следует не только быть терпимым к не очень существенным недостаткам, но и уметь оценить другого человека, его отличительные свойства, его несходство с вами, несходство характеров, различие индивидуальных особенностей, своеобразие личности, а не подходить к нему с собственной меркой.
Что касается такта и деликатности, то это одни из тех компонентов общего поведения, которые формируют его стиль. Стиль — это как бы общая композиция свойств и особенностей поведения, направленность выраженного в нем отношения к людям и самому себе, нравственные ориентации личности. «Стилистика» поведения зависит от того, какие компоненты входят в его строение, как они согласуются друг с другом, какое общее впечатление вызывает у окружающих поведение человека. Манера держать себя во многом зависит от обстановки, • от того, с кем мы общаемся и какова ситуация этого общения. Стиль поведения сохраняется во всех случаях, он приобретает определенность благодаря общим жизненным установкам и интересам и является одним из постоянных проявлений личности.
Далеко не во всех случаях мы имеем возможность поближе познакомиться с тем человеком, с которым нам приходится общаться. В течение дня так или иначе мы вступаем в контакт со множеством знакомых и незнакомых нам людей. Казалось бы, в этом случае теряет свое значение эстетический облик поведения, поскольку мы даже не в состоянии оценить и запомнить те встречи и контакты, которые у нас были. Но на самом деле это не так. Наоборот, в условиях все более увеличивающегося количества контактов и встреч приобретают и все большее значение, во-первых, универсальные правила общения, принадлежащие области нравственности, и, во-вторых, — совершенство форм поведения и стиль, принадлежащие области эстетики. Правила, по справедливому замечанию эстонской писательницы И. Аасамаа, являются лишь общим дисциплинирующим факто-

1 Гончаров И.А. Собр. соч., т. 4. М, Гос. изд. худ. лит., 1953, с. 76.

ром г, в то время как стиль поведения и внешний облик человека создают атмосферу общения, формируют настроение и определяют нравственное самочувствие вступивших в контакт людей.
Определяя общий стиль поведения, прежде всего следует выяснить, как человек сам оценивает себя. Существует неоднократно отмеченная многими мыслителями закономерность: чем содержательнее личность, тем скромнее и проще держится человек. И это естественно, так как творческий характер его личности отвлекает его внимание от самого себя, ориентируя восприятие на решение стоящих перед ним задач. При этом он исходит не из своих личных, а из общественных интересов и потребностей. Напротив, человек, мало заботящийся об общем благе, постоянно вынужден искусственными средствами поддерживать внимание к собственной личности. Это обязательно скажется и в стиле поведения, стремлении привлечь к себе внимание, выделиться, нетерпимости по отношению к малейшему неодобрению его поступка, повышенном интересе к мнениям, высказанным о нем. Он как бы чувствует шаткость и непрочность своего положения и стремится всеми силами укрепить искусственно созданный авторитет. Такой стиль поведения, естественно, не может быть принят в обществе. О значимости подлинной, а следовательно, и естественной красоты в отличие от внешней, искусственно созданной привлекательности хорошо сказал К. С. Станиславский: «Между красотой и красивостью такая же разница, какая существует между живым цветком, выращенным землей, и бумажным цветком, сработанным в мастерской»2. Думая о других, конечно, не следует забывать и о себе. В противном случае недостаточно культурный человек сможет злоупотребить этим. Поэтому-то общий стиль поведения и предполагает соблюдение собственного достоинства, умение правильно оценить свои права и обязанности, способность тактично и деликатно пользоваться ими.
Но случается и так, что человек, стремящийся к сохранению собственного достоинства, нарушает меру, переоценивает свои возможности и права, и тогда его поведение теряет привлекательность, стиль поведения осуждается. Чаще всего это бывает тогда, когда кто-либо преувеличивает или просто нескромно подчеркивает свои заслуги или преимущества. В таком случае вместо ожидаемого уважительного отношения у окружающих людей могут возникнуть недружелюбие, неловкость или стесненность, а иногда — снисходительная пренебрежительность, даже насмешки.
Всякая самооценка предполагает в первую очередь знание своих слабых сторон, что не позволит переоценить свои заслуги

1 См.: А а с а м а а И. Как себя вести. Таллин, «Валгус», 1972, с. 13.
2 Станиславский К. С. Собр. соч?, т. 6. М., «Искусство», 1959, с. 45.

или преимущества. Поэтому-то скромность—это не только существенное свойство, необходимое в общении, но она естественна для тех, кто умеет правильно понять и оценить качества собственной личности, самокритично судить о себе. «Не все, что выше ростом, то ценней», — писал замечательный поэт XV века Саади. Ему же принадлежат и следующие мудрые слова:
Мы в жизни видели нередко: Муж чем достойней, тем скромней. К земле тем ниже гнется ветка, Чем тяжелей плоды на ней.
Стиль поведения определяется не только отношением к себе, но и отношением к другим. Две эти стороны в поведении неразрывны. Всякое невнимание к другим связано с тем, что человек слишком сосредоточен на себе. Напротив, такт и деликатность, внимательное и чуткое отношение к людям свидетельствуют о способности человека жить не только своими интересами, но и интересами других людей, учитывать их удобства, внутренние состояния в своем поведении и поступках.
Подчеркивание своей личной значимости по отношению к людям противоречит самой природе общественных связей и межчеловеческого общения. Наша жизнь, наш труд невозможны без труда других людей, и, бережно относясь к другому человеку, мы тем самым сберегаем его силы, создаем наиболее благоприятные условия для его отдыха и труда, способствуем наиболее полному и естественному развитию его дарований и внутренних качеств. Своим поведением мы не только устраняем с его пути ненужные мелкие огорчения и нравственные травмы, но и создаем общее настроение как внутреннее условие для его труда. И если мы не будем проявлять заботы об окружающих нас людях, не будем вежливы и внимательны, не усвоим эти качества как элементы нашего стиля поведения, то вправе ли мы ждать и требовать хорошего отношения к нам самим? «Человек в обществе должен расти согласно своей природе, — размышлял М. М. Пришвин, — быть самим собой и единственным, как на дереве каждый лист отличается от другого. Но в каждом листике есть нечто общее с другими, и эта общность перебегает по сучкам, сосудам и образует мощь ствола и единство всего дерева» И забота о здоровье и благополучии каждого листа, добавим мы, — есть забота о благополучии, здоровье и процветании всего дерева в целом.
Но как практически овладеть хорошими манерами, как выработать эстетически значимый стиль поведения? Как превратить наши поступки и действия в эстетически законченные и совершенные, обогатить их содержание и облечь их в надлежащую форму? Прежде всего не делать того, что нам не

1 Пришвин М. М. Глаза земли. М., Гослитиздат, 1957, с. 442.

нравится в поведении и поступках других. Одного мудреца спросили: «У кого ты учился благовоспитанности?» — «У неблаговоспитанных, — ответил он, — я избегал делать то, что делают они».
«Неблаговоспитанные» люди, даже не общаясь непосредственно с нами, могут нарушать наш отдых и мешать нашему труду. Шум на улице, пение, выставленный на подоконник и включенный на полную мощность магнитофон или проигрыватель, громко работающий транзистор у проходящего по улице юноши, шум на лестнице и т. д. — разве это не нарушает вашего отдыха в квартире, не мешает вам сосредоточиться в чтении, не нарушает дневного сна ребенка или покоя прикованного к постели больного? В самих этих действиях, казалось бы, ничего предосудительного нет; но разве уж так обязательно заставлять и всех окружающих слушать пение полюбившегося исполнителя? С этого простого внимания к другим людям начинается формирование такта и деликатности—важнейших компонентов в общем стиле поведения. Общее правило такта—создавать наиболее благоприятные условия для общения и жизни окружающих людей, учитывать и устранять те возможные неудобства, которые могут возникать от нашего поведения. При этом не следует превышать и меру интереса к удобству другого человека, так как это может создать для него новые неудобства, поскольку вы стесните его в выборе поступка и действия. Такт в равной степени охватывает все стороны поведения и является внешним выражением нашего внимания к людям.
Другим элементом в стиле поведения следует считать деликатность. От такта она отличается иной окрашенностью, большей степенью внимания к конкретному человеку, приветливости и предупредительности. Такт следует соблюдать во всех случаях, деликатность предполагает ситуацию, в которой мы общаемся с людьми, достойными нашего уважения и внимания. Иначе говоря, деликатность неуместна, когда речь идет о человеку, совершившем недостойный поступок, и не всегда возможна по отношению к незнакомым или малознакомым людям. Восточная мудрость гласит: «Приветливость — это золотой ключ, который открывает железные замки людских сердец». Деликатность предполагает мягкое и внимательное отношение к людям, приветливость и заботу о них. Но главным свойством деликатности является умение тонко чувствовать, тонко воспринимать состояния и проявлять заботливую осторожность по отношению к настроениям и нуждам другого человека, умение вовремя и незаметно прийти к нему на помощь, если он совершает оплошность или нуждается в поддержке и понимании. Например, если вы видите, что ваш хороший знакомый чем-то сильно расстроен, то не следует сразу же задавать ему по этому поводу вопросы, а лучше подождать, не захочет ли он сам обратиться к вам и спросить совета, поделиться. Но, с другой стороны, ваша деликатность скажется и в том, что вы отвлечете внимание от него, и сделаете незаметным для других его состояние, тем самым поможете ему справиться со своими чувствами, овладеть ими.
Когда речь идет о внешнем облике и внутреннем содержании поведения человека, их гармонии, то тут не бывает мелочей, по отношению к которым мы бы имели право проявлять невнимание. Любая черточка, не согласующаяся с подлинной содержательностью, творческой одухотворенностью, вносит дисгармонию в облик человека и свидетельствует о каких-то изъянах в общем стиле его поведения. Воспитанность как результат работы над собой, внимательность и учтивость по отношению к людям, такт и деликатность и есть первые признаки культуры, которые невозможно подменить ни красотой одежды, ни красотой тела. «С погляденья мил не будешь»,—говорят в народе, а восточный поэт XV века Джами эту мысль выразил следующим образом;

Коль не украсило твоей
Души учтивости понятье,
Что толку в том, что всех людей
Затмил ты красотою платья?

0 соотношениях этического и эстетического в поведении человека написано немало1, и все же следует выделить главное. Красота и изящество, благородство манер и поступков возникают только тогда, когда в самой личности, в содержании ее жизни создается почва для проявления всего самого лучшего и ценного, что есть в человеке. Стремление построить свою жизнь так, чтобы постоянно во всех своих делах и помыслах исходить из общественных интересов, и оттачивает стиль поведения, делает его выразительным, создает подлинно прекрасный внутренний и внешний облик человека. Индивидуальные особенности человека как бы преломляются через призму общественной значимости. Смысл жизни—в служении людям, и потому именно в своей значимости для людей мы обнаруживаем и черпаем силы своего собственного развития. К. Маркс и Ф. Энгельс в одном из своих произведений писали: «Если правильно понятый интерес составляет принцип всей морали, то надо, стало быть, стремиться к тому, чтобы частный интерес отдельного человека совпадал с общечеловеческими интересами»2. Именно этот моральный принцип, положенный в основу жизни советского человека, и должен стать содержанием нашего каждодневного поведения и поступков. Лишь тогда этическое и эстетическое в нашем поведении будут представлять собой единое целое.

1 См.: Эстетика поведения. М„ 1964; Крижан Э., Орлик Ю. Как себя вести. О правилах приличия. Братислава, 1968; Дорохов А. Как себя вести. М., 1970; Этическое и эстетическое. Л., 1971; X о д а к о в М. Как не надо себя вести. М., 1972, и другие.
2 Маркс К. иЭнгельсФ. Соч., т. 2, с. 145.




<<<---
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0