RSS Выход Мой профиль
 
Главная » Статьи » Библиотека C4 » Журналы-

Большая синица

Большая синица


кандидат биологических наук Л.Семаго (г. Воронеж).
фото Б.Нечаева


Зимой день большого города начинается затемно. К утру мороз выжимает из стылого воздуха густую игольчатую изморозь, которая отбеливает черное переплетение липовых и кленовых ветвей, искрится в голубоватом и желтогм свете фонарей, поскрипывает под ногами. Словно бы выспавшись, резвее, чем вечером, кактят по улицам троллейбусы и автобусы. Торопяться к остановке пешеходы, и никто не обращает внимания на тихий звук, который раздается из непроглядного кружева над коловами и которого не было тут вечером: тихий-тихий, словно бы робкий синичий колокольчик. "Ци-фи, ци-фи, ци-фи" - какбы спросонок свистит на дереве невидимка-синица, и ещё тише попискивает неподалеку другая. На полтора чеса раньше лесных синиц, раньше самых ранних воробьев, ворон и галок проснулись и проявились возле ещё пустой кормушки синицы-горожанки.

Искони лесная, смекалистая птица, в трудную для нее пору года синица сама шла на контакт с человеком, хорошо усвоив, что возле его жилья в лшюбом случае лучше, чем в голом зимнем лесу. В меру доверчивая, но не назойливая, всегда бойкая, но не драчливая, нарядная и звонкоголосая гостья не могла не вызвать симпатии и желания помочь ей пережить холода. И хотя джо сих пор немало синиц так и живут в своих лесах, ещё больше их переселяется с осени в города, поселки и села, где дети и взрослые не перестают заботиться о них до весны.

И тут синицы не только сыты в любую погоду, но большинство их и ночью проводят в тепле. Синица вообще нигде и никогда не ночует под открытым небом. Днем еле подремлет несколько минут на веточке, а ночью - под крышу. Годятся дупло, скворечник, земляное гнездо воронка, железная труба: ни ветра, ни сквозняка, ни снега внутри, но холодно, так же , как на ветке. А теперь же не узнать, где, когда и какая синица первой залетела на ночь не в дырку фонарного столба, а в ярко-освещенный цех завода, локомотивноге депо или аэровокзал. И в самые долгие ночи авиапассажиров поздних рейсов в Уфе ли , в Воронеже или другом порту встречает перезвон синичьих голосов.

Синица не ночной певец, но обстоятельства изменили режим птичьих суток. Днём здесь хозяйничают воробьи , мгновенно подхватывающие каждую крошку. Но зато ночью легко улучить момент, когда никого не будет за буфетной стойкой, и не мешкая отщипнуть кусочек от сдобного печенья или пирожного или ухватить еще чего-нибудь по своему росту. Сытые улетают каждая на свой насест в полутемном углу, дремлют, просыпаются, посвистывают под монотонный аккомпонемент одиночки-сверчка и снова перепархивают к буфету, а перед началом нового дня все эти полуночницы куда-то исчезают, наверное, чтобы выспаться.

Кормушка стала не просто зимним спасением для синиц, но и раздвинула их жизненное пространство.

Ещё на памяти многих из нас были эти птицы только гостями даже в самых зеленых городах. В пору листопада появлялись кочевые синичьи ватажки в садах и скверах, к зиме их становилось поменьше, а к тому времени, когда приходил срок начинать семейную жэизнь, исчезали до осени, снова становясь лесными птицами. И никакие ухищрения с развеской специальных домиков не могли заставить хотя бы одну пару изменить привычный обстановке и остаться выводить птенцов в городе. Но все-таки изобилие корма в конце концов подтолкнуло синицу к тому, чтобы стать птицей-горожанкой. Теперь они настолько привыкли и кормушке, что в дни внезаплного летнего ненастья родители приводят к ней свои выводки.

Но основная масса синичьего племени осталась верна лесной жизни. Семейные пары занимают гнездовые участки рано, еще по снегу, наполняя светлый мартовский лесь своими весенники "колокольчиками". В это же время приходит в движение вся масса зимовавших вдали от гнездовых мест. Недели за три до равноденствия мелкие синичьи ватажки начинают объединяться в стаи. В середине марта движение их становится направленным: сотни две-три птиц, какие молча, какие с песней, с дерева на дерево с коста на куст, прыгивая на проталинки у подножий стволов, тянут вдоль опушек, по речным долинам, садам и лесополосам, не минуя сел и больших городов. Тянут медленно (стаю можно сопровождать пешком), как по какой-то ничем не обозначенной дороге, которую выбирают передовые. Пересекая границы уже занятых участков, эти странники не вызывают возмущения хозяев. Движение это бесостановочно, и никто не задерживается даже у полных кормушек, не остает от стаи, пока не доберется до своего места.

К строительству гнезда самки приступают, когда станет свободно с нужным материалом. А нужны сухой мох, который можно надергать с комлей соседних деревьев; шерсть, которую можно собрать на лосиной тропе или нащипать с боков линяющего зайца; несколько перышек от жертвы ястреба. В лесу синица выбирает место для гнезда пониже, предпочитая дупла в торцах пней всем остальным. Развешанные домики, дуплянки, тыквы-травянки занимает так же охотно, как скворцы и воробьи. Одна пара ка-то облюбовала отбеленный дождями лосиный череп. В городе синицы строятся где придется, так как лучшие места занимают сильные конкуренты - скворец и воробей. Поятому и находят их гнезда в почтовых ящиках, в трещинах кирпичных стен, в пустотах бетонных плин, в фонарных столбах, во врытых в землю железных трубах. И весенние грезда для первых выводков и летние - для вторых делаются одинаково теплыми. Иногда в летнем даже больше шерсти и перьев, и населдка лежит словно бы на пышно взбитой перине, обогревая в течение двух недель десяток, а то и полтора белых с мелким, четким красным крапом яиц. Лежит крепко, на стук не вылетает. Ее даже рукой погладить можно - она не встанет, а только будет пугать по-синичьи. Корм ей в дни высиживания носит самец.

Мать вскоре после вылета первых синичат оставляет их на попечение заботливого отца. Путь и скорость передвижения синичьей семьи в гуще листвы или хвои легко угадать по жужжащим голосам слетков, а азйдя вперед, можно вскоре оказаться в окружении всего выводка. Еще ни разу не видавший человека птенец может схватить с листа гусеницу и теребить ее буквально возле лица наблюдателя. У него ещё светлые края рта, ростом он поменьше взрослой синицы, но платье на нем той же расцветки, только не такое яркое: грудка не желтая, а почти салатная, черная шапочка на голове без блеска словно перышки ее забиты пылью.

Среди птиц синичьего роста нет всеядных, и сама синица в теплое время года кормит птенцов всевозможными насекомыми. Зимой же пробует "на клюв" буквально все: собирает с коры яйца и тлей, отыскивает на ветках оцепеневших паучат, расклевывает зерна, вместе с вороном и беркутом пользуется той данью, которую берет мороз с оленей и кабанов. Её не интересует работа большого пестрого дятла на "Кузнице" (тут ничем не поживишься), но дятла, занятого свободным поиском, обязательно сопровождают несколько синиц. Другие виды дятлов работают более старательно и экономно, а этот срубает кору с сухостойных деревьев кусками с ладонь и больше. При таком размахе кое-что достается и его белощеким спутницам, быстро подбирающим упавших на снег личинок короедов. А в первые дни весны, когда начинают гнать сок клены, синицы любят пить сладкую кленовую патоку из дятловых подсочек.

Песня синицы проста, звонка и приятна: этакое однообразное и бесконечное повторение двух нот, которые раскладываются на два или три слога. Двухсложный "колокольчик" одинаков у всех: по крайней мере на слух очень трудно различить двухъ птенцов. Трехсложную песню, созвучную с названием птицы, каждый самец поет на свой лад. Последний слог в ней изменяется от чистого свиста до сверчковой трели. Есть такие, которые искажают второй слог. А самые редкостные проявляют способностьи незаурядных пересмешников, и в марте в заснеженном лесу можно услышать июньскую песню чечевицы, но без ее вопросительной интонации. Частенько самец поет, не прерывая какого-либо другого занятия. Но уже с середины февраля он выделяет для этого специальное время. Выбрав ветку повыше, раздвинув желтые перья грудки так широко, что черная полоска на ней становится пятном, названивает под ярким солнцем, словно поторапливая светило: я, мол, тебе песню пою, ты нам -капель. Слушать песню синицы можно бесконечно , тем более, что в эту пору нет других. Её легко передать звуками нашей речи, кому как слышится. Её охотно перенимают самые талантливые и взыскательные пересмешники, которые отбирают для своего репертуара далеко не все, что слышат в птичьем мире.

***
Категория: Журналы- | Добавил: foma (04.01.2014)
Просмотров: 648 | Теги: Журналы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории
1.Древнерусская литература [21]
2.Художественная русская классическая и литература о ней [258]
3.Художественная русская советская литература [64]
4.Художественная народов СССР литература [34]
5.Художественная иностранная литература [73]
6.Антологии, альманахи и т.п. сборники [6]
7.Военная литература [54]
8.Географическая литература [32]
9.Журналистская литература [14]
10.Краеведческая литература [36]
11.МВГ [3]
12.Книги о морали и этике [15]
13.Книги на немецком языке [0]
14.Политическая и партийная литература [44]
15.Научно-популярная литература [47]
16.Книги по ораторскому искусству, риторике [7]
17.Журналы "Роман-газета" [0]
18.Справочная литература [21]
19.Учебная литература по различным предметам [2]
20.Книги по религии и атеизму [2]
21.Книги на английском языке и учебники [0]
22.Книги по медицине [15]
23.Книги по домашнему хозяйству и т.п. [31]
25.Детская литература [6]
Системный каталог библиотеки-C4 [1]
Проба пера [1]
Книги б№ [23]
из Записной книжки [3]
Журналы- [54]
Газеты [5]
от Знатоков [9]
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0