RSS Выход Мой профиль
 
Главная » Статьи » Библиотека C4 » 7.Военная литература

в-034 В бой на штурмовиках.

Раздел В-034

Николай Александрович Шмелев
В БОИ НА ШТУРМОВИКАХ

Художник Л. Ф. Лагута
— М. издательство ДОСААФ, 1986.— 112 с.

 

обложка издания

В книге рассказывается о летчиках 707-го Краснознаменного Дунайского штурмового авиационного полка, воевавших на самолетах, построенных на личные средства трудящихся Башкирии. В этом полку выросло много мастеров меткого и сокрушительного штурмового удара. Многие из них были удостоены высокого звания Героя Советского Союза, в их числе и автор этой книги. Полк участвовал в освобождении Румынии, Болгарии, Венгрии, Югославии, сражался в Австрии.
Для массового читателя.

 

| Содержание:

Предисловие
«Мы станем летчиками-штурмовиками»
Под Кишиневом
Думал враги, а это друзья
Талисман
Бьют фашистов,— значит, наши
Спасибо... Кто вы?.
«Друга спасти — это высшая честь» В боях за освобождение Венгрии
Воздушный парламентер
Сквозь огонь
Никому ни слова
Разлив
Сотый боевой вылет
Тайна озера Балатон
«Прикрой, атакую!»
Как родные братья
Воздушные разведчики
Подвиг Петра Орлова
Радость Победы

 

 

 

***


 

Если интересуемая информация не найдена, её можно Заказать

 


 

 

Н.А.Шмелёв

В бой на штурмовиках


 

Предисловие
З
адунайские земли нам знакомы. Мы говорим: Измаил, Шипка, Альпы — ив памяти встают картины далекой истории, когда русские воины помогали народам Балкан и Западной Европы вести борьбу с захватчиками.
Мы вспоминаем исторические походы суворовских чудо-богатырей через альпийские перевалы, мы воскрешаем в памяти бессмертную эпопею освободительной борьбы болгарских и русских воинов против турецкого ига, когда весь мир восхищался героями боев на Шипке и под Плевной. Да, много раз русский солдат богатырской поступью выходил к Дунаю и грудью шел в бой на врага.
Теперь уже стали достоянием истории и события минувшей Великой Отечественной войны. Это были тяжелые и трудные годы.
Но не забудутся упорные бои с гитлеровцами на Балканах. В 1944—1945 гг. части и соединения 2-го и 3-го Украинских фронтов шагнули за Дунай, чтобы освободить народы Европы от гитлеровских оккупантов. Благодаря могучему натиску Советской Армии, героизму и отваге советских воинов от фашистских оккупантов освободились народы Румынии и Болгарии, Югославии и Венгрии, Чехословакии и Австрии.
В летопись минувшей войны в те памятные месяцы были вписаны яркие страницы целого ряда боев, операций и сражений, в которых Советская Армия продемонстрировала высокие образцы военного искусства.
Советский воин-освободитель пришел на Балканы как благородный друг народов, стонущих под игом фашизма. Своей кровью, своими титаническими усилиями он помог народам этих стран избавиться от ненавистного врага, обрести право на свободную, счастливую жизнь.
Придунайскими дорогами побед прошли в те годы воины 3-го Украинского фронта. Вместе с воинами этого фронта — пехотинцами, танкистами, артиллеристами, саперами — храбро сражались с врагом летчики 17-й воздушной армии, в боевых действиях которой выпала честь участвовать и мне.
Следует отметить, что 707-й Краснознаменный Дунайский штурмовой авиационный полк, о котором идет речь в книге, занимал в составе 17-й воздушной армии особое место.
Воины этого полка образцово выполняли боевые задания и наносили врагу весьма чувствительные удары.
В этом полку выросло немало мастеров меткого и сокрушительного штурмового удара. Многие из них были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. В их числе и автор этой книги, воспитанник полка, летчик-штурмовик, командир эскадрильи Николай Александрович Шмелев. Им было совершено более 900 боевых вылетов. День Победы он встретил под Веной. С большой любовью и достоверностью пишет он о людях своего полка, их боевых делах.
В книге показано также, как рождалось и крепло боевое содружество советских воинов с народами Балканских стран. Повесть Н. Шмелева, написанная на документальном материале, представляет значительный интерес. Любовь к Советской Отчизне, благородство советского воина-освободителя, самоотверженно выполнившего свой интернациональный долг, составляют ее главное содержание.
Не сомневаюсь, что читатели с удовлетворением встретят эту книгу.
Главный маршал авиации А. И. КОЛДУНОВ, дважды Герой Советского Союза

«Мы станем летчиками-штурмовиками»
Н
аступила весна 1944 года. Во фронтовой жизни летчиков 707-го ночного бомбардировочного полка неожиданно наметились весьма значительные перемены: Директивой Генерального штаба предписывалось передать самолеты По-2 314-й ближнебомбардировочной дивизии, а летному составу отбыть в Московский военный округ.
Весь май, пока машины подготавливали к сдаче, только и разговоров было о переучивании: предстояло осваивать совершенно новый, скоростной самолет — грозный Ил-2.
Наконец в июне 1944 года 707-й ночной бомбардировочный авиационный полк, в котором служил старший лейтенант Евгений Озеров, прибыл в Подмосковье. Здесь летчики и должны были пройти переучивание на новые машины.
Однако время шло, а самолетов пока не было. Это обстоятельство вызвало самые противоречивые толки среди летчиков. Друзья Озерова — Антипов и Сербиненко — предполагали, что скорее всего дадут машины старые. А Петр Орлов с жаром доказывал, что якобы на соседней станции стоит эшелон новеньких, прямо с заводского конвейера, штурмовиков, предназначенных именно для них.
Впрочем, было ясно одно: самолеты есть, и они их скоро получат. Значит, скоро опять в бой, но теперь на штурмовиках. Что может быть отраднее этого известия для летчика-фронтовика, попавшего в тыл и вынужденного ждать!

Как-то летчики собрались в тесной комнате заместителя комэска старшего лейтенанта Озерова на очередной перекур после занятий. Кто-то опять завел речь о новеньких «илах»у и все заговорили разом, перебивая друг друга.
Расшумелись так, что не услышали, как тихонько скрипнула дверь и в комнату вошел батя — командир полка подполковник Михаил Иванович Шевригин. Он был, как всегда, в отутюженной, ладно сидевшей гимнастерке, чисто выбрит, серьезен и чем-то озабочен. Евгений Озеров с небольшим опозданием подал команду:
— Товарищи офицеры!
Все встали.
— Вольно! О чем разговоры и спор?
Шевригин испытующе бегло окинул взглядом каждого, словно пытаясь найти ответ на свой вопрос.
— Да все о том же, товарищ подполковник,— ответил за всех Петр Орлов.— Ищем ответы на два вопроса: что и когда?
— Понятно,— командир полка кивнул головой и, подсев к столу, жестом пригласил всех размещаться поближе на лавках и колченогих стульях.
Все насторожились. «Ого,— подумал каждый,— очевидно, у командира есть какие-то вести. Скорее бы...»
— Географию не забыли?
На этот вопрос ответа не последовало. Командиру полка пришлось пояснить:
— В средней школе проходили географию — это факт. Осталось что-нибудь в памяти?
Опять молчание, потом последовал дипломатический ответ:
— Конечно, осталось, однако и у студента бывает так: на девяносто девять вопросов он ответить готов, а вот на сотый — нет.
— Не знаю, будет ли мой вопрос для вас сотым, но я его вам все же задам. Итак, что вы знаете о Башкирии?
— О Башкирии? Почему именно о Башкирии? — раздались недоуменные вопросы.
Командир их незамедлительно парировал:
— Вопросом на вопрос не отвечают. Повторяю: что вам известно об автономной республике, которую я назвал?
Конечно, для летчиков такая тема беседы была неожиданной. И тем не менее разговор получился. Получился потому, что один — лежал в уфимском госпитале после ранения, а когда выздоравливал, сумел хорошо познакомиться со столицей республики; другой — бывал еще до войны в Чишмах; у третьего — семья эвакуировалась из Белоруссии в один из башкирских колхозов и нашла там работу и кров; четвертый — получил письмо от брата, который разведывал нефтяные месторождения в районе Ишимбая. Словом, оказалось, что большинство летчиков не так уж плохо знали Башкирию.
— Подведем итоги нашего разговора,— улыбаясь, сказал в заключение командир полка.— Все вместе вы на мой вопрос ответили в общем прилично, а вот каждому в отдельности надо восполнить пробелы в своих знаниях о Башкирии. И вот почему.
Летчики приумолкли, затихли. «Ага, командир добирается до основного. Весь этот разговор был лишь вступлением». А подполковник Шевригин, помолчав, продолжал:
Мне вручили штаты семьсот седьмого штурмового авиационного полка сто восемьдесят девятой штурмовой авиадивизии Резерва Ставки Верховного Главнокомандования.— Шевригин сделал паузу.— На днях мы получаем новые самолеты Ил-два. Эти самолеты, приобретенные на свои сбережения, подарены нам трудящимися Башкирии. Понимаете, что это значит?—закончил командир полка, вглядываясь в лица присутствующих.
Кажется, летчики только теперь осознали до конца, что значит, когда советские люди отдают свои сбережения на строительство самолетов, танков и других боевых машин и вручают их воинам для достижения победы над врагом. Да, тут понять можно было быстро и без лишних слов. Все очень убедительно и наглядно: вот, выстроившись, стоят летчики штурмового полка, а напротив них новенькие, грозные для врага самолеты Ил-2, поблескивающие на солнце свежей заводской краской. И потому они в скором времени, принимая эти машины, от души поклянутся всему советскому народу, родной Коммунистической партии не щадить сил, крови и жизни во имя победы над врагом.

А уроки географии по изучению Башкирии продолжались. Заместитель командира полка по политической части подполковник Василий Семенович Сувид достал несколько изрядно потрепанных школьных карт Советского Союза, учебники по географии и истории. Вечерами летчики горячо обсуждали события далекого прошлого.
Но у каждого из них возникало множество мыслей, связанных с сегодняшним днем, со своей собственной судьбой: как начнется переучивание, как пилотировать этот большой грозный самолет? А куда денутся боевые друзья-штурманы, которые стали для летчиков, как родные братья. Много было и других проблем. Часть летчиков списали по состоянию здоровья со скоростной авиации. А Ил-2 считался тогда скоростным самолетом. Что будет с этими людьми?
Через несколько дней во время завтрака начальник строевого отдела объявил:
— Штурманскому составу явиться в штаб полка.
Зал замер. Все тут же прекратили есть. «Неужели
подходит тяжкий час расставания?» Самый трудный час в семье боевых братьев. И это все яснее и яснее начинали понимать летчики и штурманы.
Наконец все разом заговорили. Столовая наполнилась разноголосым шумом. К Озерову подошли его боевые штурманы, летавшие еще на По-2, Герой Советского Союза старший лейтенант Алексей Дмитриевич Зайцев, старший лейтенант Виктор Иванович Солдатов и старший лейтенант Михаил Петрович Скочеляс.
— Неужели скоро расставание? — с тревогой обратился к Озерову Алексей Зайцев.
— Я слышал, что замполит Сувид собирается ехать в штаб ВВС с просьбой не расформировывать наш полк,— стремился обрадовать всех Виктор Солдатов.
— Это на воде вилами писано. Никто с ним разговаривать не будет,— возразил Скочеляс.
— А может быть, что и получится. У нас большой боевой опыт на По-два, а на «илах» мы птенчики. Ну и что? — поддержал Озеров Солдатова.
Вчетвером они молча вышли из столовой. Каждый по-своему обдумывал создавшееся положение. Никому не хотелось верить, что наступает время расставания, что боевые пути летчиков и штурманов должны разойтись.
Столовая располагалась в чаще елового леса. Около огромной ели под кустом они сели. Закурили.
— А что, если все трое будем просить о переучивании на «илы»,— нарушил молчание Алексей.
— Ведь ночью пилотировали самолеты даже с бомбами. Неужели мы этот «ил» не обратаем? — Зайцев окинул всех вопросительным взглядом.
— А хороша мысль у тебя,— похвалил Солдатов друга.
— Айда в летчики? Братцы — на «ил»? — зашумел Скочеляс.— Я на СБ летал — жив, на По-два — и тоже цел, будем летать и на «илах» до полной победы.
Они быстро встали и пошли в эскадрилью.
— Стой, братцы, тише! — неожиданно остановил всех Скочеляс.— Леша,— обратился он к Зайцеву,— ты, как Герой, двигай в Москву к замполиту ВВС и от нас троих проси разрешения о переучивании на «илы».
— Нет такого «замполита ВВС», есть член Военного совета ВВС генерал Шиманов. Вот к нему можно поехать. Говорят, душевный человек, помогает.'— Алексей задумался.
— Раз так, идем к командиру полка,— решительно сказал Солдатов.— Подполковник Шевригин возражать не станет.
— Леша, все идет правильно, не робей, поезжай к генералу Шиманову,— поддержал его Скочеляс.
Через несколько дней Алексей вернулся из Москвы радостный. Он крепко обнимал друзей, притом вовсю отплясывал и громко на весь лес кричал: «Получилось! Получилось!»
Отряхнув с гимнастерки дорожную пыль, он подробно рассказал, как его принял генерал-полковник авиации Шиманов, о том, как волновался и переживал.
— Непривычно мне было говорить с таким высоким начальством. Но все уладилось, вот бумага — все трое едем в Тамбовское авиационное училище на переучивание. Будем летать на Ил-два,— закончил Зайцев.
Штурманы радовались, а летчикам стало грустно: предстояло расставание с самыми близкими боевыми друзьями, с которыми прошли Подмосковье, Приильменье, Орловщину, Брянщину, а с Великих Лук вернулись снова в Подмосковье. А зачем? Чтобы расстаться?
9
И вот настал день расставания. Алексей Зайцев, чувствуя огорчение летчиков, сказал:
— Не горюйте, ребята, штурмовички мы освоим и вернемся в наш родной полк! Мы еще повоюем!
Забегая вперед, скажем: они стали летчиками-штурмовиками. После переучивания Зайцев был направлен штурманом авиаполка, а Солдатов и Скочеляс — штурманами эскадрилий в другие полки. Но войну все трое закончили под Берлином...
Шевригин и его замполит не ради разнообразия ставили летчикам эти «вводные» об изучении исторического прошлого Башкирии. Ведь они хотели подготовить воздушных бойцов к встрече с представителями трудящихся республики.
Через несколько дней полк перебазировался на полевой аэродром.
Взлетно-посадочная полоса была усыпана мелким гравием и битым кирпичом, середина укатана катками. От жаркого солнца и мощных воздушных струй, отбрасываемых винтами самолетов, трава высохла, местами была выбита до земли. Пыль сопровождала каждый взлет самолета. Но в целом летное поле было ровное, укатанное, подходы к нему открыты.
Вскоре прилетела эскадрилья самолетов с двойным управлением и задней кабиной для летчика-инструктора. Возглавлял эскадрилью старший лейтенант Яковлев.
С радостью встретили летчики будущих учителей и их самолеты-спарки. Орлов, Антипов, Сербиненко подошли к самолетам. По блеклой окраске фюзеляжа и содранной краске Петр Орлов сразу оценил самолеты:
— Старушки, поистрепались солидно. Видно, не один десяток летчиков обучался на них.
— Это верно,— подтвердил инструктор лейтенант Фомин,— с сорок третьего года непрерывно переучиваем летчиков. Хоть и старушка, а работает безотказно. Сами убедитесь, когда начнете летать.
Он улыбнулся. А у летчиков от этих слов потеплело на душе. По сравнению с По-2 это большая, солидная бронированная машина. Дух захватывает, когда начинаешь ее внимательно осматривать.
Несколько раз летчики обошли:самолет. Петр со знанием дела сказал:
— Не робейте. Самолет отличный! Все будете довольны и не раз еще скажете: «Петька был прав».
Летчики верили словам Орлова, зная, что он летал на «иле» за воздушного стрелка. Но все же чувство робости перед этой внушительной машиной испытывал каждый. Ведь По-2 был такой привычный, надежный в сравнении с этим бронированным гигантом.
Приступили к изучению материальной части самолета. Сложность конструкции мотора, водяного охлаждения, фюзеляжа, крыла, радиооборудования, прицельных приспособлений для стрельбы, бомбометания, штурманское оснащение и многое другое требовали от летчиков максимального напряжения сил. Затем приступили к занятиям по технике пилотирования, учились мгновенно читать карту, сличать ее с местностью, следить за показаниями приборов. Ведь на самолете все должен делать один человек — летчик. В его воле концентрируется вся динамика полета: от взлета, полета, выполнения боевого задания и до посадки. И еще не менее важная обязанность — это руководить боем, группой самолетов-штурмовиков, истребителей. Поэтому правильно говорят, что летчик — это сгусток знаний, мужества и отваги. Это мастер высшего класса летного искусства. Такими должны были стать и летчики 707 ШАП. Такими они стали впоследствии.
Основным костяком эскадрильи и полка, естественно, стали летчики, имеющие боевой опыт работы на По-2. Годы с 1941 по 1944, проведенные на Западном, Северо-Западном, Брянском, 1-ми 2-м Прибалтийских фронтах, не прошли даром. Летчики прилагали все силы и знания, чтобы как можно быстрее освоить новую боевую технику и скорее вернуться на фронт, в ряды фронтовых летчиков, но теперь уже на самых современных самолетах.
В третьей эскадрилье воевали опытные летчики: Михаил Антипов, Николай Сербиненко, Павел Ивакин, Петр Орлов, Алексей Ефремов. Командиром был Герой Советского Союза старший лейтенант Дмитрий Супонин, его заместителем — Евгений Озеров, инженером эскадрильи — старший техник-лейтенант Константин Городниченко, окончивший Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, и многие другие.
Переучивание шло быстро.
Много времени уделяли изучению кабины, в которой все было незнакомо. На старте перед взлетом летчик должен был, кроме обычного осмотра всех показаний приборов, проверить установку триммера в нейтральное положение и винта на «Малый шаг», застопорку костыля, щитков в положение «Убрано», положение заслонки радиатора.
Ведь были случаи, когда летчики забывали проверить и установить тот или иной рычаг в нужное положение. А это вело к поломке, аварии или, в лучшем случае, к прекращению взлета. Поэтому руководители потребовали от каждого летчика выучить наизусть действия перед взлетом, запомнить слова: триммер, винт, костыль, щитки, радиатор.
В связи с этим командованию пришлось ввести в подготовку летчиков к полету и такую новинку, как автоматизм их действий в кабине. Командиры требовали, чтоб летчик не глядя мог управлять любым рычагом и производить нужные передвижения. Это крайне необходимо при групповых полетах. Находясь в боевом строю, летчик должен бомбить, стрелять, прицеливаться, пользоваться радио, маневрировать в зенитном огне и все время следить за воздушной обстановкой над целью, при полете к ней и возвращении на аэродром.
Командиры подразделений готовили мастеров своего дела.
Но, несмотря на принимаемые меры безопасности, случая поломки самолета не избежали.
Шли обычные полеты. Начали их в 7 часов утра. Ан-типов, Сербиненко, Орлов, Ивакин заканчивали программу переучивания. Командир звена Алексей Ефремов выполнял последний полет на полигон. По радио доложил о выполнении бомбометания, стрельб и запросил разрешения на посадку. Самолет приземлился точно у «Т» на три точки и порулил с посадочной полосы. В этот момент летчик должен был убрать щитки. Но Ефремов вместо рычага уборки щитков рванул рычаг уборки шасси. Самолет сразу лег на фюзеляж. Послышался скрежет рвущихся листов гондолы шасси. Лопасти винта загнулись, врезались в землю и застыли. Летчик был полностью виновен в случившемся, как и те, кто готовили его к полетам. Алексей очень переживал. Он знал, что осталось совсем немного времени до отлета на фронт. Переучивание заканчивалось.
Наконец такой день настал.
— Полк, смирно! Равнение на Знамя! — скомандовал начальник штаба полка.
Кумачовое Знамя с орденом Красного Знамени нес вдоль строя Герой Советского Союза старший лейтенант Дмитрий Супонин. Командир полка подполковник Шевригин принял рапорт и объявил:
— Слушай приказ!
Слова приказа гласили, что полк подготовку закончил и убывает на фронт в состав действующих войск.
Затем командир полка предоставил слово начальнику управления штурмовой авиации ВВС генералу Рейно.
Перед строем встал рослый, широкоплечий, с черными бровями генерал.
— Товарищи,— начал он,— вы освоили самый современный самолет-штурмовик Ил-два, который завоевал на фронтах войны широкую известность как самолет — истребитель фашистских танков.— Генерал окинул взглядом строй и продолжал:— Вы, фронтовики, имеющие уже большой боевой опыт, должны приумножить славу советского оружия и вписать новые боевые страницы в историю штурмовой авиации, в историю борьбы за освобождение нашей Родины от фашистских захватчиков,— закончил он свое напутствие.
Вперед вышел подполковник Сувид.
— Товарищи! К нам прибыли представители трудящихся Башкирии. Слово предоставляется старшему группы товарищу Баграмову.
Рядом с замполитом встал пожилой человек с редкой бородкой, снял обшитую мехом шапку. Обвел строй полка взволнованным взглядом. Чувствовалось, что этот гражданский человек находится в необычной для него обстановке.
— Дорогие товарищи! Дети мои! Трудящиеся Башкирии поручили мне вручить вам боевые самолеты Ил-два, которые мы купили на свои сбережения. Это труд и пот башкирского народа. Это наша любовь к Родине, к Коммунистической партии. Стоя у станков, работая на
колхозных полях, мы не жалеем сил и здоровья, чтобы помочь фронту в разгроме ненавистных фашистов. А этот подарок идет сверх того, что мы ежедневно, ежесуточно производим в тылу для победы над врагом.
Баграмов замолчал, спазма сжала горло. Шапкой он утер лицо и продолжал:
— Мы уверены, что наши самолеты попали в надежные руки, что на них вы уничтожите сотни, тысячи проклятых фашистов и их техники. Бейте извергов, не жалея сил! Уничтожайте фашистскую нечисть и возвращайтесь к нам с победой! Ждем вас, как победителей, к нам в гости!
Душевные слова башкира взволновали сердца фронтовиков, и весь полк, словно по команде, громко крикнул: «Ура!».
От имени Краснознаменного штурмового полка его командир заверил представителей Башкирии, что летчики, техники и весь личный состав с честью выполнят наказ братского башкирского народа и с победой вернутся домой. Затем Шевригин обнял Баграмова и крепко поцеловал.
Эта церемония глубоко запала в душу каждого воина. Все мысленно поклялись беспощадно драться с врагом до полной победы.
Митинг закончился. Летчики и техники разошлись по своим самолетам, чтобы еще раз проверить готовность машин к дальнейшему перелету да посидеть минутку, чтобы путь был добрый, успешный. Ведь это на фронт!
К самолету Озерова подошла группа летчиков. Половина из них «старички». А половина еще молодые, не обстрелянные, не имеющие о фронте никакого представления. Это Владимир Пункевич, лейтенант, командир звена из запасного авиаполка. У него хорошая техника пилотирования, исполнительный, но нет боевого опыта. Летчики Владимир Романцов, Федор Габидулин, Георгий Дорохов, Владимир Ефимов — все крепкие, молодые, задорные ребята, хорошо знают материальную часть самолета, все стремятся скорее попасть на фронт. И, конечно, каждому хочется перед вылетом послушать бывалых воинов.

 

Категория: 7.Военная литература | Добавил: foma (14.10.2014)
Просмотров: 370 | Рейтинг: 1.5/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории
1.Древнерусская литература [21]
2.Художественная русская классическая и литература о ней [258]
3.Художественная русская советская литература [64]
4.Художественная народов СССР литература [34]
5.Художественная иностранная литература [73]
6.Антологии, альманахи и т.п. сборники [6]
7.Военная литература [54]
8.Географическая литература [32]
9.Журналистская литература [14]
10.Краеведческая литература [36]
11.МВГ [3]
12.Книги о морали и этике [15]
13.Книги на немецком языке [0]
14.Политическая и партийная литература [44]
15.Научно-популярная литература [47]
16.Книги по ораторскому искусству, риторике [7]
17.Журналы "Роман-газета" [0]
18.Справочная литература [21]
19.Учебная литература по различным предметам [2]
20.Книги по религии и атеизму [2]
21.Книги на английском языке и учебники [0]
22.Книги по медицине [15]
23.Книги по домашнему хозяйству и т.п. [31]
25.Детская литература [6]
Системный каталог библиотеки-C4 [1]
Проба пера [1]
Книги б№ [23]
из Записной книжки [3]
Журналы- [54]
Газеты [5]
от Знатоков [9]
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0