RSS Выход Мой профиль
 
Главная » Статьи » Библиотека C4 » 12.Книги о морали и этике

мнэ-114.0 Что такое эстетика. Масеев И.А.
Раздел МНЭ-114
Масеев Иосиф Аронович.

ЧТО ТАКОЕ ЭСТЕТИКА


M., Политиздат, 1965. 103 с. с илл. (Попул. б-чка по эстетике).
Типография «Красный пролетарий» Политиздата. Москва, Краснопролетарская, 16.

обложка издания

Вопросы эстетики очень многообразны. Что такое прекрасное, как раскрывается красота в действительности и в художественном творчестве, каковы пути формирования эстетических чувств и вкусов людей, в чем состоит источник глубокого эстетического воздействия искусства на человека — на эти вопросы читатель найдет ответ в брошюре И. Масеева, преподавателя марксистско-ленинской эстетики Московского высшего художественно-промышленного училища (бывшего Строгановского). В ней кратко и популярно, с привлечением интересных фактов из области искусства разъясняются основные понятия эстетики, освещаются многие проблемы этой пауки, которые, как убедится читатель, имеют весьма важное значение.
Отзывы и пожелания" просим присылать по адресу: Москва, А-47, Миусская площадь,7, редакция литературы по марксистско-ленинской философии и научному социализму.


| Содержание
Предмет и определение эстетики.
Эстетическое в жизни.
Эстетическое чувство и эстетическое воспитание.
Эстетика и искусство.
***

Если интересуемая информация не найдена, её можно Заказать


___________________

ЧТО ТАКОЕ ЭСТЕТИКА



ПРЕДМЕТ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЭСТЕТИКИ


«Красота-то какая!» — так неожиданно и романтично прозвучало в эфире одно из первых радиодонесений, посланных из космоса Юрием Гагариным, после того как он, пройдя в корабле «Восток-1» плотные слои атмосферы, увидел Землю.
В дневнике героини Великой Отечественной войны Зои Космодемьянской после ее трагической смерти была обнаружена запись афоризма А. П. Чехова, высказанного устами одного из его героев: «В человеке должно быть все прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли»/ Средневековые философы любили говорить: «О вкусах и цветах не спорят» *.

* «De gustibus et coloribus non est disputandum» — так звучит это по-латински.

И точно в споре с этим появилась русская поговорка: «Радость — красна, горе — серо».
Что же объединяет эти и множество других подобных высказываний и оценок, которые мы встречаем в жизни, в искусстве, употребляем сами в повседневном общении с другими людьми, при обсуждении фильма, романа, спектакля? Общее между ними состоит в том, что все они касаются одного и того же большого, сложного, глубокого явления, играющего огромную роль в жизни всех людей,— эстетического отношения человека к действительности.
В течение многовековой истории развития человеческих отношений и культуры формировались и совершенствовались такие эстетические оценки и категории *, как прекрасное и безобразное, красота и уродство, возвышепное и низменное, драматизм, трагическое и комическое, героическое, пошлое и др. Эти оценки и категории отражали те процессы общественной жизни, которые, воздействуя на людей, вызывали к себе особое идейно-эмоциональное отношение, получившее впоследствии название эстетического. В ходе изучения этих объективных процессов реальной жизни, а также возникающих на их основе субъективных переживаний людей возникла, сформировалась и утвердилась наука эстетика.
Эстетическая наука представляет собой сегодня важную составную часть марксистско-ленинского мировоззрения. Она основана на философии диалектического и исторического материализма, являющегося в то же время методом ее исследования действительности.

* Категории — основные понятия, отражающие наиболее общие и существенные свойства, стороны действительности и познания.



Как система знаний эстетика зародилась более чем две с половиной тысячи лет тому назад, в эпоху рабовладельческого общества — в Египте, Вавилоне, Индии и Китае. Большое развитие получила в античной Греции — в трудах Гераклита, Демокрита, Сократа, Платона, Аристотеля и др., в древнем Риме — в работах Лукреция Кара, Горация и др.
В борьбе с мистическими учениями западного Средневековья о «божественной красоте» (Августин Блаженный, Фома Аквинский) последовательно развивались гуманистические, реалистические тенденции в трудах мыслителей и художников эпохи Возрождения (Ф. Петрарка, JI. Б. Альберти, Леонардо да Винчи, А. Дюрер, Д. Бруно, М. Монтень и др.). В противоположность церковной идеологии, стремившейся доказать ничтожность и греховность «земного червя» — человека по сравнению с бесконечной красотой и величием всевышнего, эстетики Возрождения, которые сами, по словам Энгельса, были титанами «по силе мысли, страсти и характеру», провозгласили безграничность творческих возможностей человеческой личности. Леон Баттиста Альберти писал: «Человек рождается не для того, чтобы влачить печальное существование в бездействии, но чтобы работать над великим и грандиозным делом».
Леонардо да Винчи, великий художник и философ, ученый и инженер, всю свою жизнь отстаивал тезис о том, что искусство является воспроизведением действительности. «Картина у живописца будет мало совершенна, если он в качестве вдохновителя берет картины других; если же он будет учиться на предметах природы, то он произведет хороший плод».
В XVIII веке, преодолевая реакционные идеи аристократической эстетики, утверждают связь искусства с реальной жизнью теоретики Просвещения. Идеи Просвещения получили наибольшее развитие в Англии ;(Хогарт и др.), Франции (Вольтер, Дидро, Руссо), Германии (Лессинг, Шиллер, Гете).
Известных успехов в попытках дать диалектическое толкование ряда важных проблем эстетики добились на рубеже XVIII и XIX веков классики немецкой философии Кант и Гегель. Однако их идеалистическим теориям, исходившим из первенства духа, идеи прекрасного над материей, над красотой реальной жизни, была присуща глубокая противоречивость.
В трудах русских революционных демократов Белинского, Герцена, Чернышевского, Добролюбова мы находим непримиримую борьбу против идеалистической Эстетики, против теории «чистого искусства». Главная раслуга революционно-демократической эстетики — материалистическое понимание сущности и источника красоты. «Прекрасное есть жизнь»,— заявил Н. Г. Чернышевский. Революционеры-демократы разработали такие принципы реалистического искусства, как идейность и народность. Взгляды революционеров-демократов сыграли большую роль в утверждении демократических общественно-эстетических идеалов в сознании людей.
Таким образом, вся история эстетики представляет собой борьбу материализма и идеализма, отражающую борьбу прогрессивных и реакционных классов и сил на каждом историческом этапе развития общества.
В борьбе с материалистической эстетикой все идеа^ лпстические направления, к какой бы разновидности они ни относились, рассматривали и рассматривают сегодня красоту, возвышенное и другие эстетические явления как продукт чисто духовной деятельности — так называемого «объективного духа» или деятельности отдельного гениального субъекта, отрицают эстетическое в объективной действительности. Так, согласно учению древнегреческого объективного идеалиста Платона, прекрасное есть не что иное, как абсолютная, вечная и неизменная надчувственная идея; поскольку же «здешний» мир представляет собой лишь тень мира идей, то красота предметов и вещей возникает как слабый отблеск вечной, потусторонней идеи прекрасного; отражая, в свою очередь, чувственные вещи (тени идей), произведения искусства оказываются, тем самым, подражанием подражанию, тенями теней, то есть лишены всякого познавательного значения. Нескрываемым мистицизмом проникнуты эстетические взгляды представителя неоплатонизма в римскую эпоху Плотина, согласно которым мир представляет собой эманацию (истечение) божественной полноты и красоты, а красота вещей и искусства — «божественное откровение». Еще более откровенной враждебностью всему «земному» и жизненному пронизаны теории эстетиков Средневековья. «Красота — одно из имен бога»,— утверждал христианский богослов, яростный изувер и противник разума Тертул-лиан. Авторитет средневековой и современной католической церкви Августин Блаженный пытался доказать, что мир прекрасен именно потому, что его-де сотворил бог. Бог — «источник всякой красоты и высочайшая красота».
В конце XVIII века немецкий идеалист Кант выдвинул свое знаменитое положение о полной «незаинтересованности» эстетического суждения. Эстетическое наслаждение возникает, по Канту, лишь в том случае, когда человека совершенно не интересует, существует ли данный предмет или нет, полезен он или бесполезен по своей роли в жизни общества. «То суждение о красоте, к которому примешивается малейший интерес, очень партийно и отнюдь не есть чистое суждение вкуса. Надо поэтому не быть заинтересованным в его существовании и в этом отношении быть совершенно равнодушным, чтобы быть судьею в делах вкуса»,— писал Кант. Противопоставив красоту искусства, совершенство художественной формы идейному содержанию, жизненной пользе, он явился, по существу, родоначальником теорий «чистого искусства», «искусства для искусства», формализма.
Современный буржуазный эстетик, идеалист Дж. Сантаяна уверяет, что утверждение всех материалистов об объективном существовании красоты в материальном мире «в корне абсурдно и противоречиво». Согласно его определению, «красота... это ценность, ее нельзя понимать как независимое существование, которое воздействует на наши чувства и которое мы, следовательно, воспринимаем. Она существует в восприятии и не может существовать иначе». Другой эстетик, известный в США апологет абстракционизма Эд. Рейнхардт, пытается доказать, что любое прикосновение к искусству реальной жизни, социальных проблем, актуальных задач современности весьма пагубно для художника, лишает его права называться таковым: «...Искусство всегда бездыханно, безжизненно... бессодержательно, бесформенно, беспространственно и безвременно. В этом — конечная цель искусства».
В противоположность рассуждениям идеалистов материалистическая эстетика искала объективные эстетические закономерности в природе и человеческой жизни, доказывала необходимость правдивого воспроизведения действительности в искусстве, активного участия искусства в идейной борьбе общества. Однако известная ограниченность и односторонность была присуща и до-марксовским материалистам, которые пытались вывести красоту непосредственно из природных физических свойств предметов и явлений, а эстетические чувства и вкусы — из биологических закономерностей, из «природы» человека. Так, Фейербах писал: «Человек смотрится в зеркало и испытывает удовольствие, рассматривая свой облик. Это удовольствие является необходимым, непроизвольным следствием совершенства и красоты человека. Красивая форма довлеет себе и естественно радуется этому, она отражается в себе самой».
Марксистско-ленинская эстетика обобщила богатый опыт, накопленный в ходе развития мировой эстетической мысли, подвергла острой критике всякого рода идеалистические извращения в этой области. Марксизм преодолел ограниченность предшествующих материалистических эстетических учений. На область эстетических исследований были распространены такие величайшие достижения марксистской мысли, как диалектический метод, диалектико-материалистическая теория познания — теория отражения, материалистическое понимание истории. Эстетическое сознание человека, его эстетическая деятельность, пути и судьбы художественного развития человечества предстали как закономерные явления и процессы, доступные научному познанию и научному предвидению, открытые для активного и сознательного воздействия трудящихся масс — подлинных творцов истории.

* * *

Термин «эстетика» происходит от древнегреческого слова «aisthetikos» — воспринимать чувствами, переживать, чувственно воспроизводить. Хотя сам термин впервые введен лишь в XVIII веке немецким философом А. Баумгартеном для обозначения науки о чувственном познании, сущность этого понятия раскрывается еще у древних философов и теоретиков искусства.
Конечно, выяснение термина еще не означает определения науки. И все же в его анализе всегда есть известный смысл, так как термин, в большей или меньшей степени, содержит элементы полного определения. Вряд ли будет правильным определять эстетику как науку о восприятии и переживании чувственного или как науку о вкусе, как это думали многие философы и эстетики до Маркса. Но нельзя, безусловно, глубоко и полно понять сущность этой науки, если не обратить внимания на необходимый в характеристике эстетического момент чувственного переживания.
Эстетика, как и любая другая наука, общественная или естественная, имеет свой особый, присущий только и именно ей — специфический — предмет. Именно выявление специфического предмета позволяет отличить одну науку от другой, узнать, чем занимается данная наука, каков круг ее интересов, что она изучает, какие методы исследования применяет, в чем состоят ее задачи, ее роль в обществе.
Эстетика относится к числу общественных наук. Она изучает определенную сторону жизни общества в ее становлении и развитии, определенную сферу жизнедеятельности человека, раскрывающуюся в его взаимодействии как с природой, так и с обществом, а также соответствующую этой сфере деятельности форму общественного созпания.
Вопрос о предмете эстетики как особой общественной науки является одним из сложных и недостаточно разработанных. В советской науке существует по этому вопросу ряд точек зрения.
Некоторые философы и искусствоведы считают, что предметом эстетики являются общие законы искусства, а саму эстетику определяют как науку о всеобщих законах искусства, как «философию искусства». Данная точка зрения на первый взгляд отличается своей связью с практикой, с конкретными задачами развития художественного творчества. Этим она привлекает многих художников. Но при более глубоком рассмотрении эта связь с практикой оказывается мнимой, так как сама эстетическая практика понимается здесь узко и односторонне, сводится к одному лишь искусству. За ее пределами остаются многие объективно существующие формы проявления эстетической деятельности, например сфера производства или быта, которые имеют важнейшее самостоятельное эстетическое значение в человеческой жизни. Не случайно подобная точка зрения близка взглядам идеалиста Гегеля, который тоже определял эстетику как «философию искусства» *. У Гегеля такое определение эстетики логически вытекало из его идеалистических взглядов, так как он считал, что истинно прекрасное в материальной действительности не существует, что оно представляет собой продукт абсолютного духа, творящего искусство.
Серьезным недостатком критикуемой нами точки зрения является и то, что из круга ее интересов совершенно выпадают закономерности процесса эстетического восприятия, эстетических чувств и переживаний, возникающих у всех людей, а не только у художников.

* Более того, Гегель определял эстетику как «философию изящного искусства», считая, что даже прикладное искусство, излишне «отягощенное» материей, то есть непосредственной связью с удовлетворением материальных потребностей людей, не входит в сферу эстетического.

Если предмет эстетики понимается исключительно как законы искусства, то эстетические чувства и процесс эстетического воспитания оказываются как бы вне предмета эстетики, потому что они не могут быть сведены к искусству. Известное распространение определения эстетики как «философии искусства», стремление объявить ее наукой «специально для художников» нанесло немалый ущерб делу массового распространения и популяризации эстетических знаний, реализации задач эстетического воспитания советского народа.
В спорах с этой упрощенческой точкой зрения, пытаясь преодолеть ее узость и односторонность, некоторые философы впали в другую крайность. Они определяют эстетику как науку о красоте и эстетическом чувстве. Но хотя эта точка зрения и содержит ряд преимуществ по сравнению с предыдущей, так как включает в предмет эстетики многообразную сферу реальных эстетических отношений, а также эстетических чувств, она также является односторонней и потому неприемлемой. Согласно этой точке зрения искусство как целостное общественное явление не входит в предмет эстетики, которая изучает лишь красоту в искусстве наряду с прекрасным в действительности. Искусство же в целом, его сущность и закономерности должна якобы изучать особая наука — общая теория искусства. Серьезный недостаток такого неоправданного разделения наук состоит в том, что оно отрывает эстетику от богатейшего конкретно-исторического опыта художественного творчества, от решения насущных задач развития искусства и в то же время искусственно расчленяет целостный, живой организм искусства на некие эстетические и «неэстетические» стороны.
В чем же состоит предмет марксистско-ленинской эстетики? Ответ на этот вопрос, по нашему мнению, состоит в следующем.
Марксистско-ленинская эстетика есть наука о закономерностях эстетического освоения человеком мира, о сущности, законах развития, общественно-преобразующей роли искусства как особой формы этого освоения.
Для того чтобы глубже раскрыть смысл предмета эстетики, необходимо выяснить, что означает термин освоение человеком мира.
Человек в процессе своей жизни, от самых ранних этапов своего исторического развития до настоящего времени, находится в определенных отношениях, подчас в борьбе со стихийными силами природы и общества, все время как бы осваивает окружающий и воздействующий на него мир. Это освоение, то есть активное воздействие человека на действительность, происходит различными способами, исторически сложившимися в ходе общественного развития. Главный из них состоит-в том, что человек практически изменяет, преобразует отдельные стороны природы или общества и удовлетворяет тем самым возникающие у него потребности, осуществляет поставленные им перед собой цели.
Известно, что животное не выделяет себя из окружающей среды и как бы сливается с ней, биологически приспосабливаясь к естественным условиям и воспроизводя лишь самого себя и свое потомство. В человеческом обществе возникают и утверждаются принципиально иные отношения к природе. Человек уже на заре исторического развития обретает способность целеустремленно преобразовывать силы природы, переделывать и даже воспроизводить необходимые для удовлетворения его потребностей природные условия. В ходе трудовой деятельности человек, по словам Маркса, регулирует и контролирует обмен веществ между собой и природой. На основе свойств и особенностей природы человек не только подчиняет себе ее силы, но и как бы очеловечивает окружающую его природную среду, творит новую предметную действительность. Используя объективные свойства естественных материалов, он создает многообразные орудия труда, при помощи которых производит самые различные материальные | блага.
В процессе трудовой деятельности, изменяющей и преобразующей природу, человек изменяет и преобразует самого себя. В труде рождается и совершенствуется сознание человека, его мысли и чувства.
Человек не смог бы создать ни одного предмета и ни одного орудия производства, не опираясь на знания, полученные в ходе той же практики, на накопленный обществом трудовой опыт. Так, на основе материально-практического освоения мира (производственной, а впоследствии и общественно-политической деятельности) возникает и утверждается необходимость и в то же время способность человека познавать окружающую его действительность, то есть осваивать мир также и духовно, посредством сознания — мышления, воли, чувств.
Духовный способ освоения мира выражается прежде всего в научно-теоретической форме. Уже на самой ранней исторической ступени у людей в ходе исторической практики появляется способность логического осмысливания действительности. Дальнейшее усовершенствование производительных сил и изменение общественных отношений приводят к возникновению такой формы общественного сознания, как наука. Специальной целью пауки является теоретическое познание мира, открытие объективных законов развития тех или иных сторон действительности.
Но существует еще один, особый способ отношения человека к действительности — к природе, к обществу, к отдельным людям, к самому себе. Этим способом человек осваивает мир одновременно и при помощи мышления, и при помощи всех своих чувств, то есть эмоционально, и посредством практического его преобразования, путем творческого созидания новых, не существовавших до этого вещей, процессов, художественных ценностей. Этот практически-духовный способ и раскрывается в полной мере в форме эстетического освоения действительности.
Эстетически человек осваивает мир не изолированно, не в отрыве от других форм деятельности, а рядом с ними, в них и через них. Изменяя и преобразуя природу в процессе трудовой, производственной деятельности, познавая мир, проникая в его закономерности и теоретически осмысливая тенденции его развития, развиваясь и совершенствуясь как в интеллектуальном, так и в нравственном, моральном отношении, человек тем самым может формировать и зачастую на самом деле «формирует материю также и по законам красоты» (К. Маркс), то есть действует, познает, переживает эстетически.
Поэтому в противоположность всем идеалистическим теориям, ищущим начало красоты лишь в сфере духа, объективного или субъективного, марксистско-ленинская эстетика видит источник и основу прекрасного и других эстетических отношений в объективной действительности. В отличие от тех философов, которые рассматривали красоту и художественный вкус как продукт биологических свойств человека или даже физических свойств неорганической природы, марксистско-ленинская эстетика считает, что объективность эстетического имеет общественно-исторический характер. Эстетическое исторически возникает на основе общественно-трудовой практики людей как ее неотъемлемая и существенная составная часть. Вот почему недопустимо находить для него место только в духовной сфере или сводить его сущность к естественным, природным качествам. Для научного понимания эстетического необходимо раскрывать его общественную, социальную сущность.
Эстетическое освоение человеком действительности имеет две стороны: объективно-эстетическое и субъективно-эстетическое. Объективная сторона в данном случае — это эстетические отношения, устанавливающиеся в реальной жизни, в ходе преобразования сил природы и общества, то есть, короче говоря, эстетическая деятельность. Субъективная сторона — эстетическое сознание (эстетические чувства, вкусы, переживания, идеи) , возникающее как в ходе самой эстетической деятельности, так и под воздействием ее продуктов.
Марксистско-ленинская эстетика характеризует сущность эстетического освоения мира как предметно-чувственное воплощение определенных сторон объективных общественных отношений (включая освоение сил и явлений природы); имеются в виду те стороны объективных человеческих отношений, которые способствуют или не способствуют гармоническому развитию индивида, его свободной творческой деятельности, направленной на созидание прекрасного, на свершение возвышенного и героического, на борьбу с безобразным, низменным, пошлым.
Важнейшим непосредственным результатом эстетической деятельности является созидание прекрасного красоты. Это означает и свершение прекрасных дел, и создание красивых вещей и произведений искусства, и строительство красивых домов и мостов, и воспитание прекрасных людей.
Что же такое красота, как определить прекрасное? Ответ на этот вопрос не так прост. Мы встречаемся здесь с целым рядом препятствий. Первое из них состоит в том, что слишком различны, как мы только что убедились, и на первый взгляд даже несовместимы, те явления, в которых мы находим красоту. В самом деле, что, казалось бы, общего между красотой подвига Александра Матросова и красотой любви юных героев трагедии Шекспира «Ромео и Джульетта», между красотой бесконечных зеленеющих просторов поднятой целины и прекрасной по совершенству своей конструкции Волжской гидроэлектростанцией, между красотой античной вазы и Кремлевского Дворца съездов? А ведь это общее существует. В чем же оно? Может быть, в том, что все названные нами и множество других явлений, которые мы оцениваем как прекрасные, возбуждают в человеке положительные эстетические чувства, наиболее полное и совершенное эстетическое переживание?
Да, встречи с прекрасным действительно доставляют человеку огромное эстетическое наслаждение. И это очень существенный признак настоящей красоты. Более того, не будет преувеличением сказать, что красоту можно найти, как правило, в том предмете или явлении, которые заставляют встретившегося с ними человека пережить эстетическое наслаждение и радость. В этом, между прочим, состоит еще одно большое препятствие к тому, чтобы дать точное определение красоты. Ибо весьма трудно, говоря словами поэта, «проверить алгеброй гармонию», и очень неблагодарная эадача — сухой абстрактно-логической формулой выразить явление, все богатство и жизненную полноту которого можно охватить лишь чувством, эмоциональным переживанием. Но и это препятствие следует преодолеть, так как еще Б. Белинский отметил, что нельзя понять красоту, лельзя понять искусство «без изучения глубокого и напряженного, без наукообразного развития эстетического чувства».
к Возвращаясь к вопросу об эстетическом наслаждении, следует сказать, что рассмотрение его как существенного признака красоты еще явно недостаточно для того, чтобы дать определение прекрасного. Для этого необходимо выявить то объективное содержание, которое внутренне присуще всем без исключения многообразным явлениям жизни и искусства, воспринимаемым и оцениваемым как прекрасные, и которое служит источником глубоких эстетических переживаний. Отправными пунктами здесь могут являться известные уже нам положения о том, что красота рождается именно в процессе творчества, представляющем собой свободную и целенаправленную деятельность, и что главная цель эстетической деятельности — способствовать формированию гармонической личности.
. Все это позволяет сделать вывод, что объективное содержание прекрасного, красоты, в какой бы конкретной форме они ни проявлялись, представляет собой гармоническое раскрытие, свободное проявление всех творческих возможностей человека, направленных на преобразование природы и общества.

Прекрасное содержание любого предмета, явления или произведения искусства требует своего воплощения в соответствующей ему совершенной, мастерской форме. Поэтому красоту можно охарактеризовать и с точки зрения ее формы. «Под красотой понимается такое сочетание различных материалов, а также звуков, красок, слов, которое придает создапному-сработанному человеком-мастером форму, действующую на чувство и разум как сила, возбуждающая в людях удивление, гордость и радость пред их способностью к творчеству» (М. Горький).
Наиболее обобщенным и в то же время ярким выражением прекрасного является красота искусства и эстетическое наслаждение, вызываемое красотой художественной правды, воплощенной в образах искусства.
Передовые художники во все века понимали, что красота искусства есть прежде всего красота жизни, воспроизведенная художником и переработанная в его фантазии.
Вот, например, стихотворение талантливого советского поэта Дмитрия Кедрина, написанное им в самые суровые дни Великой Отечественной войны (в 1942 году), которому он дал обобщенный, символический заголовок:

КРАСОТА
Эти гордые лбы винчианских мадоны
Я встречал не однажды у русских крестьянок,
У рязанских молодок, согбенных трудом,
На току молотящих снопы спозаранок.
У вихрастых мальчишек, что ловят грачей
И несут в рукаве полушубка отцова,
Я видал эти синие звезды очей,
Что глядят с вдохновенных картин Васнецова.
С большака перешли на отрезок холста
Бурлаков этих репинских ноги босые...
Я теперь понимаю, что вся красота —
Только луч того солнца, чье имя — Россия!

Прекрасное, имея свои особые формы выражения в различных областях общественной жизни и в различных видах искусства, находится, как правило, в столкновении, в борьбе (прямой или косвенной) с безобразным. Являясь прямой противоположностью прекрасному, безобразное характеризуется враждебностью социальных условий свободному проявлению и расцвету жизненных сил человека, искажением и извращением высших человеческих стремлений и принципов, распадом эстетического идеала. Безобразное выражает приниженность и рабство человека, его обреченность на животное существование, превращение его труда и всей деятельности лишь в средство физического существования. Если в современном буржуазном обществе безобразное господствует над прекрасным, то в условиях строительства коммунизма определяющей эстетической тенденцией является утверждение прекрасного, осуществляемое в острейшей, непримиримой борьбе с безобразным.
С прекрасным тесно связана еще одна форма эстетических отношений — возвышенное, которое выражает эстетический смысл и значение героических деяний, значительных событий. События и явления, оцениваемые как возвышенные, воспринимаются человеком как противостоящие всему низменному и обыденному. Возвышенное вызывает в человеке особые чувства и переживания, поднимающие его над всем ничтожным и посредственным, ведет его на борьбу за высокие идеи. Оно так же, как и прекрасное, является положительным воплощением передового эстетического идеала. Например, одновременно возвышенны и прекраспы подвиги героев Великой Отечественной войны, замечательные достижения героев труда и их образы в советском искусстве. В противоположность возвышенному низменное и ничтожное всегда безобразно, хотя иногда и рядится во внешне красивые одежды.
Основой всякой деятельности, в том числе эстетической, источником и содержанием любого творческого процесса является преодоление глубоких противоречий, возникающих в результате острых столкновений человека-творца с покоряемой и преобразуемой им природой и общественной средой. Эстетическая гармония часто возникает там, где действуют противоположные силы, где их борьба приводит к подлинному гармоническому развитию *. Эту сторону эстетического освоения человеком мира выражает драматизм. Следовательно, драматизм представляет собой особую, эстетическую форму возникновения, разрешения, а также воплощения жизненных противоречий, столкновения противоположных человеческих сил, тенденций, целей, идей, чувств. Носителями драматизма являются люди, интересы и цели которых сталкиваются и разрешаются в борьбе.
В ходе своего исторического развития эстетика выделила в сложном и глубоком процессе драматизма как бы два противоположных полюса, принципиально отличающихся друг от друга своей эстетической сущностью, характером своего возникновения и разрешения. Эти два эстетических полюса драматизма получили названия — трагическое и комическое.

* Еще великий древнегреческий философ-материалист Гераклит заявлял: «Враждующее соединяется, из расходящихся — прекраснейшая гармония, и все происходит через борьбу».

Трагическое является эстетическим выражением и воплощением острейших, непримиримых и неразрешимых на данном этапе противоречий, имеющих общечеловеческое значение. Трагические конфликты приводят к тяжелым переживаниям, страданиям и часто к гибели человека. Борьба и подвиги героев трагических ситуаций совершаются прежде всего во имя свободы и счастья народа, благодаря чему сама смерть героя служит победе и утверждению передовых общественных идеалов.
Марксистская эстетика открыла основную причину трагических событий в столкновении больших социальных сил, вызванном законами общественного развития. Маркс и Энгельс различали трагический характер новых прогрессивных сил, выступающих против отживших старых порядков, но не способных в данных конкретно-исторических условиях одержать победу, и трагический характер исторически изжившего себя класса, но еще не исчерпавшего окончательно своих возможностей. Трагическая ситуация наступает и в том случае, когда отдельные представители старых общественных порядков осознали обреченность своего класса, но не смогли порвать с ним связей и перейти на позиции того нового класса, которому принадлежит будущее. Трагическое в жизни и в искусстве порождает в сердцах людей не только скорбь и горькую печаль, но и определенное проявление эстетического наслаждения, поскольку трагическое оказывает очищающее * воздействие на чувства и мысли человека, воспитывает в нем ненависть ко всему отвратительному и пичтожному, закаляет волю и характер в борьбе за светлую жизнь, за торжество эстетического идеала.

* Древнегреческий философ Аристотель назвал эстетическое переживание, возникающее у человека под воздействием трагического, катарсисом (в буквальном переводе — очищение чувств).

Специфической формой воплощения трагического в искусстве является трагедия и ее герои (Медея и Гамлет, Сид и Борис Годунов, боярыня Морозова и Григорий Мелехов).
Комическое выражает исторически обусловленное эстетическое несоответствие (полное или частичное) данного социального явления, поступка человека, черт его характера, стремлений и чувств объективному ходу вещей и эстетическому идеалу.
Проявления комического очень многообразны: несоответствие нового содержания и старой формы, цели и средств ее достижения, причины и следствий, действия и обстоятельств, в которых оно происходит, сущности человека и его собственного мнения о себе и т. п. Комические события, комические характеры, образы искусства (такие, например, ставшие классическими художественные типы, как Тартюф, Гобсек, Хлестаков, унтер Пришибеев, Бывалов, или персонажи картин Хо-гарта, Перова, карикатур Кукрыниксов, Эффеля и др.) вызывают смех, улыбку, ироническое отношение или чувства осуждения, возмущения, презрения, гнева *.

* «Смех убивает!» — заявил однажды Герцен. И действительно, можно привести немало исторических фактов, подтверждающих справедливость этого образного высказывания. Карикатуры английского художника Гильрея довели до такого бешенства Наполеона, что тот требовал - включить в условия Амьенского мирного договора между Францией и Англией специальный пункт о том, чтобы все карикатуристы, «осмеливающиеся осуждать персону... императора, были... выданы ему головой», как злейшие враги и «пасквилянты».

Соотношение и взаимопереходы комического и трагического как в жизни, так и в искусстве (возьмем для примера образ Дон-Кихота) определяются конкретными общественными условиями, в которых протекает борьба между старым и новым, между прекрасным и безобразным.
к В жизненном драматизме черпает искусство содержание и форму своих произведений. Реалистическое искусство, правдиво воспроизводя действительность во всей ее сложности и противоречивости, глубоко проникает в драматизм жизни, в судьбы и переживания людей.
Концентрированным проявлением драматизма выступает драматический конфликт. Специфическим содержанием драматического конфликта является борьба между прекрасным, возвышенным, героическим и безобразным, низменным, пошлым, ее разрешение и оценка в свете определенного, передового для своего времени, эстетического идеала. В конфликтах, возникающих в обществе, строящем коммунизм, а также в отражающих жизнь и борьбу этого общества произведениях искусства носители нового, прекрасного, возвышенного в конечном счете одерживают победу, хотя на пути к ней встречаются подчас серьезные неудачи, временные поражения, комические ситуации или даже случаи трагической гибели героя.
На основе объективных эстетических отношений рождается субъективная сторона эстетического освоения мира — эстетические чувства и переживания, художественные вкусы, эстетические взгляды, идеи, теории.
Эстетические чувства и переживания бывают как бы двух видов: положительные и отрицательные. В одних случаях человек переживает эстетическое наслаждение, вызываемое как самим процессом творческого труда, так и прекрасными плодами созидательной человеческой деятельности. Он испытывает глубокую радость от расцвета жизненных сил, радость борьбы за возвышенные цели свободы и счастья народа, страстный восторг победы в этой героической борьбе. В других случаях человек испытывает отвращение, вызываемое безобразными, уродливыми, низменными, пошлыми сторонами жизни, гнев, возмущение гнетом враждебных ему и господствующих над ним общественных и природных сил.
Здесь следует отметить принципиально важную особенность всякой эстетической формы, которая во многом обусловливает процесс возникновения у человека эстетических чувств и переживаний. Речь идет о том, что облику предметов, явлений, процессов, событий, которые мы воспринимаем как прекрасные или безобразные, возвышенные или низменные, трагические или комические и т. д., обязательно присущи конкретно-чувственные, то есть «зримые», «слышимые» и тому подобные черты и признаки. Более того, эстетические объекты и отношения отличаются тем, что их содержание всегда воплощено в индивидуальную, неповторимую, выразительную форму (а прекрасные продукты человеческого труда, кроме того, и непременно в совершенную форму). Воздействие конкретно-чувственных, индивидуальных, выразительных, совершенных или, наоборот, явно слабых и незрелых форм на органы чувств человека и вызывает у него соответствующие эстетические переживания. Красоту, так же как и уродство, людей, вещей или событий невозможно ни представить себе, ни понять без того, чтобы увидеть их, услышать, почувствовать, эмоционально пережить.
На определенном этапе общественного развития возникает особая форма эстетического освоения человеком мира — искусство. Главная особенность искусства как общественного явления состоит в том, что оно представляет собой своеобразное единство объективно-эстетического и субъективно-эстетического. Прекрасные произведения искусства нельзя свести ни к красоте предметов объективного мира, ни к одному лишь человеческому чувству красоты, так как они в известном смысле являются и тем, и другим одновременно. Будучи одной из форм общественного сознания, искусство познает мир, отражает эстетическое многообразие действительности в художественных образах, которые воплощают эстетические чувства и вкусы людей, эстетические идеалы эпохи. В то же время искусство — это эстетическая деятельность, то есть преобразование мира по законам красоты. Произведения искусства, возникающие как результат подчас мучительного, но всегда вдохновенного творческого труда художника, входят в художественную сокровищницу общества как эстетические ценности. Они сами становятся частью окружающих человека жизненных условий, так как, воздействуя на его органы чувств, оказываются объективным источником возникновения эстетических переживаний, которые в свою очередь могут вдохновить человека на свершение благородных и красивых поступков.
Итак, мы выяснили, что специфический предмет пауки эстетики — эстетическое освоение человеком мира — сам как бы состоит из трех неразрывно связанных между собой сторон:
1) эстетическое в объективной действительности;
2) субъективно-эстетическое (эстетическое сознание) ;
3) искусство как своеобразное единство объективно-эстетического и субъективно-эстетического.
Рассмотрим каждую из этих сторон отдельно.




Категория: 12.Книги о морали и этике | Добавил: foma (03.12.2013)
Просмотров: 454 | Теги: о морали, нравственность, Этика | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории
1.Древнерусская литература [21]
2.Художественная русская классическая и литература о ней [258]
3.Художественная русская советская литература [64]
4.Художественная народов СССР литература [34]
5.Художественная иностранная литература [73]
6.Антологии, альманахи и т.п. сборники [6]
7.Военная литература [54]
8.Географическая литература [32]
9.Журналистская литература [14]
10.Краеведческая литература [36]
11.МВГ [3]
12.Книги о морали и этике [15]
13.Книги на немецком языке [0]
14.Политическая и партийная литература [44]
15.Научно-популярная литература [47]
16.Книги по ораторскому искусству, риторике [7]
17.Журналы "Роман-газета" [0]
18.Справочная литература [21]
19.Учебная литература по различным предметам [2]
20.Книги по религии и атеизму [2]
21.Книги на английском языке и учебники [0]
22.Книги по медицине [15]
23.Книги по домашнему хозяйству и т.п. [31]
25.Детская литература [6]
Системный каталог библиотеки-C4 [1]
Проба пера [1]
Книги б№ [23]
из Записной книжки [3]
Журналы- [54]
Газеты [5]
от Знатоков [9]
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0