RSS Выход Мой профиль
 
Главная » Статьи » Библиотека C4 » 10.Краеведческая литература

к-054 Подвиг пермских чекистов. (сборник)
Раздел К-054

ПОДВИГ ПЕРМСКИХ ЧЕКИСТОВ

Сборник очерков
Сост. Н. П. Козьма
— Пермь: Кн. изд-во. 1982. —284 с.

обложка издания

Книга документально художественных очерков о чекиствх.

| Содержание:
Н.Щербинин. Вместо предисловия
Н. Козьма. Чрезвычайные полномочия
A. Марченко. Большая жизнь
B. Соколовский. Девушка из Чердыни
И. Христолюбова. «Окажите всяческую помощь»
А. Лебеденко. Верность долгу
М. Смородинов. Крах «Фореста»
А. Крашенинников. Черемуховый лог
И. Минин. Ранний листопад
И. Лепин. Тревожные километры
Б. Грин. Это было в апреле
Ю. Вахлаков. Портрет неизвестного
О. Селянкин. Ценою собственной жизни
Г. Сулейманов. «Небесный» капитан


Если интересуемая информация не найдена, её можно Заказать


ПОДВИГ ПЕРМСКИХ ЧЕКИСТОВ

Сборник

Вместо предисловия
Ч
екист... Это слово стало символом стойкости, бесстрашия, самообладания, мгновенной реакции и терпеливой сосредоточенности, глубокой вдумчивости, символом беспредельной преданности Коммунистической партии, своему народу.
Родилось это чеканное слово в декабрьские дни семнадцатого года, когда перед молодой Республикой Советов с обнаженной прямотой встал вопрос о самом существовании. Раскрывала арсеналы, примыкала штыки к винтовкам интервенция, нашивали на рукава гимнастерок черепа со скрещенными костями оголтелые белогвардейцы. Внутри страны стремительно разваливался царский государственный аппарат, его специалисты, кто со злорадной усмешкой, кто выжидательно, следили за титаническими усилиями Советской власти наладить государственный аппарат нового типа, еще не ведомого истории. Умирали заводы и фабрики, голод перемещал миллионы людей, гнал их по дорогам из города в деревню, из деревни в город. Создавалась самая благоприятная почва для саботажа, разлагающих слухов, для удушения революции изнутри. В дворянских особняках за глухими запорами плелись сети заговоров. Левые эсеры отливали пули, пропитанные ядом, начиняли взрывчаткой хитроумно устроенные бомбы...
Революция вынуждена была защищаться. По решению партия пролетариат взял в руки карающий меч — была создана Всероссийская чрезвычайная комиссия (ВЧК). Продумывая и обосновывая необходимость неотложных мер борьбы с контрреволюцией, В. И. Ленин настойчиво подчеркивал: во главе ВЧК может стать лишь человек, обладающий самыми высокими качествами революционера современного типа, проверенный подпольем и тюрьмами, решительный, последовательный, непримиримый к врагам, кристально честный. Дзержинский! Да, всеми этими качествами в высшей мере обладал Феликс Эдмундович Дзержинский — профессиональный революционер, ближайший соратник Владимира Ильича. Именно Дзержинскому партия поручила возглавить Всероссийскую чрезвычайную комиссию.
И вот уже вырастают первые ряды чекистов: Я. X. Петере, В. Р. Менжинский, И. К. Ксенофонтов, М. С. Кедров, И. С. Унш-лихт, М. Я. Лацис, В. В. Фомин — стойкие большевики, испытанные коммунисты с безупречным революционным прошлым. Это были руководители, создатели школы чекистского искусства. На ответственнейшую, тяжелейшую, а зачастую и опасную службу партия направляла рабочих, смело выдвигала молодежь. В повседневной борьбе отковывались те качества, которые необходимы настоящему чекисту.
Дзержинский и его соратники, сотни не столь известных и вообще безымянных людей, рядовых тружеников ЧК, послужили тому, что слово «чекист» стало символичным.
Одни произносили это слово, задыхаясь от ненависти,- другие шептали его со страхом. Но народ, передовая мыслящая интеллигенция верили чекистам всей душой. Чекистов призывали в минуты опасности и смятения, вспоминали о них с признательностью. Признательность эта проявлялась еще и потому, что ЧК никогда не была слепым карающим орудием, на знамени ее начертан не только меч, но и щит. Защита интересов партии, народа всегда была побудительной основой действий чекистских органов. И не случайно заботу о будущем страны — о детях, о беспризорных детях, партия поручила именно ВЧК, которой контрреволюционеры всяких мастей запугивали обывателя...
Сколько суровых испытаний прошли -советские чекисты! Годы гражданской войны, полные драматизма, муки, сложнейших переплетений человеческих судеб и страстей. Годы нэпа — когда из нор вылезло всяческое отребье, полезло вперед брюхо буржуазии. Годы создания колхозной деревни — с ночными выстрелами в спину из обреза, со зловещими заревами кулацких мятежей. Годы индустриализации — с коварными диверсиями, с проникновением враждебных элементов к самым важным узлам нашей системы, с тяжелыми ошибками и партийно честными принципиальными выводами и оценками. Годы Великой Отечественной войны — когда в смертельной схватке столкнулись два мира...
Рассказать даже вкратце о ВЧК, затем ГПУ, затем КГБ — это все равно что заново перелистать страницы истории нашей партии, нашей страны. И на всем ее протяжении чекисты, плоть от плоти, кровь от крови советского народа, совершали удивительные подвиги, выигрывая у врага сражение за сражением. Великолепные образцы творчества, вершины самообладания, храбрости проявлялись и на протяжении месяцев и в выигрыше мгновения, когда преодолевалось невероятное напряжение. Никогда не уйдут из памяти народной имена чекистов, отдавших жизнь за людей, за их светлое будущее.
Среди этих имен достойное место занимают имена пермских чекистов — одного из отрядов органов государственной безопасности Страны Советов.
История Пермской ЧК началась в восемнадцатом году. В то время для Советской власти положение в губернии, как и во всей стране, было крайне тяжелым. В таежных дебрях, в мелких уездных городах, в самой Перми гремели выстрелы, скапливались отряды головорезов.
В такой накаленной обстановке 15 марта 1918 года Пермский Совет рабочих и крестьянских депутатов назначил. городской Чрезвычайный комитет, впоследствии переименованный в Пермскую губернскую чрезвычайную комиссию. Через месяц — два началась организация уездных чрезвычайных комиссий в самых взрывоопасных местах — Чердыни, Соликамске, Пожве, Чермозе. Мало было, по крылатому выражению В. И. Ленина, завоевать власть — надо было удержать ее.

В 1911 году в Свердловской области, после окончания техникума приехал в Кудымкар, работал таксатором по устройству лесов в окружном земельном управлении. Осенью 1932 года в Коми-Пермяцкий окружной отдел ГПУ поступило заявление Кузнецова о готовящемся заговоре кулаков против Советской власти. В Николая Ивановича стреляли, он чудом избежал смерти. Так началась чекистская деятельность Кузнецова. Это был талант, это было призвание.
Вероятно, так или иначе, о таланте, о призвании, о судьбе чекиста повествует и эта книга. Авторы ее — писатели, журналисты— не претендуют на всеобъемлющий охват истории и деятельности ВЧК, ГПУ, КГБ. Можно рассказывать и рассказывать о подвигах мгновений и о кропотливой мыслительной работе в кабинетах, но все равно невозможно было бы раскрыть полную картину всего того, что называется деятельностью органов государственной безопасности. Будем надеяться, что страницы отдельных биографий, отдельные яркие штрихи этой деятельности дадут читателю определенное представление о работе чекиста, о том, как вместе с партией, с народом органы государственной безопасности страны защищали и защищают ее достоинство и ее достояние.
Книга заканчивается очерками о последнем периоде Великой Отечественной войны. Разумеется, после салюта Победы для чекистов мирные дни не наступили. Империалистические идеологи, утратив главную ударную против Советского Союза силу — германский фашизм, изыскивают новые способы борьбы с нашей страной. Огромные денежные средства, гигантский пропагандистский аппарат — все подчинено подрывной деятельности. Борьба продолжается, чекисты бдительно охраняют интересы Советского государства.
Об этом свидетельствует высокая оценка, данная XXVI съездом КПСС деятельности органов КГБ СССР. В Отчетном докладе ЦК сказано:
«Острота классовой борьбы на международной арене предъявляет высокие требования к деятельности органов государственной безопасности, к партийной закалке, знаниям и стилю работы наших чекистов. Комитет госбезопасности СССР работает оперативно, на высоком профессиональном уровне, строго придерживаясь положений Конституции, норм советского законодательства. Зорко и бдительно следят чекисты за происками империалистических разведок. Они решительно пресекают деятельность тех, кто становится на путь антигосударственных, враждебных действий, кто посягает на права советских людей, на интересы советского общества. И эта их работа заслуживает глубокой признательности партии, всего нашего народа».
Генерал-майор Н. Щербинин

 

Н. КОЗЬМА
ЧРЕЗВЫЧАЙНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ
П
ленарное заседание исполкома Пермского городского Совета 15 марта 1918 года вел его первый председатель | Александр Лукич Борчанинов. Решался вопрос о создании в Перми чрезвычайного комитета. К этому времени в городе и уездах огромной губернии власть взяли в свои руки Советы, но враги новой власти саботировали ее мероприятия, вели контрреволюционную агитацию, стремились создать продовольственный кризис, кое-где организовывали вооруженные выступления, убивали красногвардейцев, милиционеров, активистов.
Первая весна революции была трудной для всей страны. Еще в феврале Совет народных комиссаров в своем воззвании объявил социалистическое Отечество в опасности. Страна находилась в кольце фронтов. Потому и осмелела внутренняя контрреволюция. Александру Лукичу, недавно вернувшемуся в Пермь после подавления мятежа оренбургского казачества, лучше, чем другим членам исполкома, было известно, на что способны враги. Он знал, что борьба предстоит длительная и жестокая. В Ч.К необходимо направить наиболее преданных делу революции, опытных и смелых людей. Каждая кандидатура обговаривалась особо. Члены исполкома понимали, что ошибки здесь не должно быть. В числе других была рассмотрим и кандидатура Павла Ивановича Малкова. О себе он рассказал так:
с... В октябре 1912 года я приехал в Котельнич бывшей Вятской губернии и поступил в частную столярную мастерскую, где познакомился со столяром Коломийцевым, возглавлявшим в то время кружок РСДРП. Кружок Коломийцева выписывал «Правду». Так под ее влиянием и воздействием Ленских событий я в конце 1912 года официально вступил в партию большевиков.
В июле 1915 года, в связи с преследованием со стороны полиции, переехал в Пермь и поступил на Пермский пушечный завод в модельный цех столяром.
За этот период, до начала Февральской революции, был пропагандистом, вел подпольную партийную работу, за что со стороны полиции подвергался в 1916 году неоднократным преследованиям. Со дня Февральской революции вел партийную работу в Мотовилихннской организации, был членом и секретарем цехового партийного комитета. В 1917 году был членом общегородского комитета большевиков в Перми и членом Совета, вел партийную и советскую работу до декабря 1917 года.
По организации Красной гвардии в Перми был избран начальником Красной гвардии городского района, а с 15 января 1918 года вместе с другими товарищами организовывал штаб Красной гвардии Советов и был членом его.
За время работы в Красной гвардии занимался организацией отрядов и принимал непосредственное участие в борьбе со всякого рода контрреволюционными выступлениями».
Участвовавший в заседании исполкома Федор Николаевич Лу-коянов — один из организаторов Красной гвардии в Перми, первый председатель Пермской ЧК — рассказал присутствующим, что в октябрьские дни Малков вместе с рабочим Мотовилихи Васильевым создал красногвардейскую пулеметную команду из десяти пулеметов. Эта команда под их руководством охраняла Уралсовет на случай вооруженного выступления сторонников Керенского. Помимо этого, пулеметчики совместно с мотовилихинскими красногвардейцами охраняли почту, казначейство, пороховые погреба. Действовали оперативно и смело.
За кандидатуру Малкова высказался и Александр Лукич Бор-чанинов. Немногословным было его выступление: — Знаю товарища Малкова по совместной работе на Мотови-лихинском заводе. При царском режиме он активно боролся за интересы трудящихся, одним из первых стал на защиту завоеваний революции. Партийная организация Мотовилихи вполне ему доверяет.
Членам исполкома был предложен для ознакомления документ, характеризующий деятельность Малкова: выдержка из протокола конференции пермских городских райкомов партии от 2 декабря 1917 года:
«2. Организация Красной гвардии, доклад тов. Малкова. Тов. Малков знакомит собрание с постановкой дела в Мотовилихе. Там рабочие цеха выбирают из каждых 25 человек одного наиболее надежного и испытанного. Находя невозможным несение двух служб, его освобождают от работы, и 5 человек, выбравшие его, делая отчисления от своего заработка, платят ему то, что он зарабатывал. Возникновение Красной гвардии и там относится к дням погрома, но теперь дело поставлено гораздо лучше. В настоящее время в распоряжении Мотовилихи находится 600 человек в полной готовности. Устроены штабы, где все время производится дежурство красногвардейцев. Формирование гвардии продолжается, и в скором времени будут вооружены и обучены 1000 человек».
Председательствующий Борчанинов предлагает утвердить кандидатуру Павла Ивановича Малкова в качестве члена Пермского чрезвычайного комитета по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем. «За» голосовали все члены исполкома.
Большая ответственность легла на плечи этого, в сущности, совсем еще молодого человека. В свои двадцать шесть лет он прошел нелегкий жизненный путь, но работа в чрезвычайном комитете требовала особых качеств. Он был предан делу революции, имел острое классовое чутье, но как недоставало ему образования! Хорошо бы засесть за книги, получиться. Но обстановка того времени не допускала медлительности, она требовала принятия решительных мер. Необходимо было пресечь погромную агитацию монархистов, ликвидировать спекуляцию и саботаж.
Времени на решение иных вопросов не оставалось, надо было действовать. Уже на третий день после утверждения Малкову выдается специальное удостоверением

«Предъявитель сего удостоверения Павел Иванович Малков состоит членом Пермского окружного чрезвычайного комитета по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем и имеет право в любое время по собственной инициативе производить обыски, аресты лиц, реквизиции о конфискации товаров и имущества. Все организации обязаны оказывать ему содействие, предоставляя в его распоряжение нужные средства и технические силы. Все милиционеры и красноармейцы обязаны подчиняться всем распоряжениям товарища Малкова...
Председатель Пермского окружного чрезвычайного комитета Ф. Л у к о я н о в».

Возможность контрреволюционных вылазок в то бурное и тревожное время обязывала руководство пермских чекистов быть постоянно наготове. Прочесывание ненадежных городских районов и целевые облавы для очистки города от подозрительных элементов сменялись операциями по разоружению «диких» воинских эшелонов, шедших через станцию Пермь II преимущественно на восток. Как правило, во главе их находились кадровые офицеры бывшей царской армии.
Одну из операций по разоружению подобной воинской части впоследствии описал Владимир Федорович Сивков — в 1918 году товарищ (заместитель) председателя губисполкома и председатель ротного комитета Чусовской роты:
«Часов в 11 вечера по тревоге, объявленной Чека, значительная часть нашей роты прибыла на Пермь II, где нас встретил Малков с группой сотрудников. Он изложил командиру роты Колупаеву и мне примерный план разоружения эшелона, в котором было больше тысячи хорошо вооруженных солдат.
Рота, разбившись, заняла назначенные места. Вскоре к вокзалу -со стороны Вятки подошел поезд. Было в нем примерно тридцать вагонов. Главной приметой этого поезда было знамя, насколько помнится, зеленого цвета с изображением льва и солнца, укрепленное у дверей второго от паровоза вагона. А у полуоткрытых дверей третьего вагона на небольшом древке болталось подобие красного флага, означавшего, что тут находится командование эшелона. Сюда и забрался Малков. Назвавшись комендантом станции, он попросил заявку на снабжение прибывшей части боеприпасами и продовольствием и пригласил командира части для оформления заявки. Уход не ожидавшего подвоха командира части с комендантом был условным сигналом начала операции. Красноармейцы пошли вдоль состава, предупреждая солдат, чтобы они не выходили из вагонов в связи с эпидемией тифа, потом маневровым паровозом растащили состав на три разных пути станции и, отцепив вагоны, начали разоружение.
Командир части заявил в канцелярии коменданта, что его отряд — «часть особого назначения по охране посла Персии», и предъявил грязно сфабрикованный документ. Когда было установлено, что это фальшивка, командир отряда и его адъютант с десятком солдат, находившихся при них, были разоружены и арестованы. Командиру, бывшему полковнику царской армии, было предложено подписать приказ о немедленной сдаче оружия всей его частью, что он и сделал после некоторого колебания. Разоружение закончилось спокойно. К десяти часам утра на склады губвоенкомата было сдано больше тысячи винтовок, около тридцати станковых и ручных пулеметов и большое количество патронов и гранат различных систем. Солдаты были отправлены на переформирование, а больше 200 офицеров ждали во дворе губчека перерегистрации».
Так, благодаря находчивости и смелости Малкова, удалось избежать вооруженного столкновения и задержать воинскую часть, которая впоследствии могла попасть к Колчаку.
О другой операции, проведенной под руководством Павла Ивановича Малкова, вспоминает ветеран партии и органов государственной безопасности Георгий Яковлевич Комельков:
«В июне—июле 1918 года мне, в то время солдату батальона Пермской ЧК, пришлось участвовать в операции по изъятию ценностей у пермского купца Лаптева. Для этой операции была выделена группа солдат во главе с чекистами. Проводилась ома по личному указанию тов. Малкова. В течение двух дней описывались товары, припрятанные для спекулятивной продажи. Дома купца были оцеплены, никого из домов не выпускали. Во время обыска в одной из комнат я обнаружил скрывавшегося белого офицера* имевшего при себе оружие. Когда по окончании операции было доложено Малкову, он пригласил меня и поблагодарил за проявлен-* ную бдительность, а в качестве награды вручил мне пистолет. Это событие, связанное с именем председателя Пермской ЧК, осталось в моей памяти на всю жизнь».
Вручение оружия Комелькову происходило в небольшом здании на углу улиц Петропавловской и Оханской (ныне Коммунистическая и имени Газеты «Звезда»), где в то время размещались чекисты. К сожалению, это здание не сохранилось. А было в нем, вспоминает машинистка Пермского чрезвычайного комитета Александра Петровна Голых, всего четыре кабинета, в одном из которых находились пишущие машинки. Запомнилось ей первое знакомство с Павлом Ивановичем Малковым. Когда был образован Чрезвычайный комитет, он зашел в кабинет, где Голых что-то перепечатывала с Марией Сивковой, и сказал девушкам: «Шура, Ма-руся, с нами будете работать». Простота и доброжелательность его обращения сразу же вызвали очень доброе к нему расположение. «На наш ответ, что мы не очень-то хорошо печатаем, Малков возразил: «Не боги горшки обжигают, и вы научитесь». В дальнейшем он о нас, как и о всех сотрудниках, проявлял подлинную заботу. И еще нравилась нам его доброта. Бывало, подойдет, спросит: «Как, девушки, дела?» Посочувствует, а когда надо — поможет. Сам Малков нередко обращался за советом к сотрудникам, в том числе и к нам, спрашивал, как лучше написать тот или иной текст. Работать ему приходилось очень много. Когда мы с Марусей уходили домой, он оставался в своем кабинете. Приходя утром, мы видели, что он уже на посту. Когда только отдыхал человек!»
Но до отдыха ли было в то непередаваемо трудное время? Теперь уже не восстановить, кто печатал под диктовку Малкова (да это и ни к чему) отчет губисполкому о деятельности пермских чекистов с марта по октябрь 1918 года. Важны сами факты: «...Разгон существовавшей в это время контрреволюционной буржуазной городской думы, этого гнезда местных толстосумов-кулаков, можно сказать, — начало деятельности Чрезвычайного комитета. Арест видных деятелей буржуазии, меньшевиков, правых эсеров и других контрреволюционеров был ответом дельцам подпольной работы за агитацию против власти Советов. Задуманная попами и разными темными силами провокация у Белогорского подворья с целью натравить массу на Советы и вызвать погром была своевременно ликвидирована.
Разразившаяся до невероятных размеров спекуляция поставила перед комитетом задачи энергичной борьбы с этим злом. Организованные реквизиционные комиссии иа железной дороге выполнили свои задачи, а именно — тысячи задержанных на железной дороге разных спекулянтов, мешочников и других типов явились следствием работы этих комиссий...»
Малков весь был в работе. Ему, председателю Пермской ЧК, редко удавалось выкроить время, чтобы уделить внимание семье, позаниматься со своими малышами. Участие в работе губкома партии и губисполкома, решение чекистских дел отнимали у него едва ли не все время. Срочные вопросы часто возникали и в ночное время. Так было и шестнадцатого августа 1918 года. Ранним утром дежурный ЧК сообщил о получении важной телеграммы из Всечрезкома. Малков, привыкший к срочным вызовам, через несколько минут был уже одет в свою кожаную куртку. Взглянув иа спящих детей, ободряюще кивнув жене, он обычным своим быстрым шагом направился к ожидавшей у ворот гостиницы пролетке.
К моменту появления Павла Ивановича в ЧК телеграмма уже была расшифрована. В ней сообщалось, что по железной дороге на восток по подложным документам едут белогвардейцы. Предписывалось проверять у всех пассажиров документы, подозрительных задерживать, о результатах доносить.
Как всегда, Малков действовал решительно и оперативно. По его указанию были вызваны сотрудники железнодорожного отдела, усилены наряды на станциях и на пристанях.
18
Уже в первый день было задержано несколько подозрительных лиц. Среди них выделялся некто Виголь, заявивший, что едет на восток с миссионерскими целями.
— Чем же он обратил на себя внимание? — спросил Малков у старшего наряда Третьякова.
— Как докладывали задерживавшие Виголя красноармейцы, — ответил чекист» — он довольно странно отнесся к своим вещам. Если бы ему не напомнили, что необходимо взять вещи с собой, — саквояж так и остался бы на скамейке. Содержимое проверили, ничего ценного не нашли.
— Необходимо еще раз проверить более внимательно и в присутствии незаинтересованных лиц, — потребовал председатель. — Похоже, это не простой миссионер. Не из тех ли он эсеров, которые разбежались после июльского мятежа в Москве?
Это указание Малкова было выполнено. При тщательном осмотре саквояжа в искусно заделанном тайнике были найдены документы, указывающие на отнюдь не миссионерскую деятельность Виголя.
В заключении, подписанном Малковым и другими членами коллегии Пермской ЧК, указывалось:
«...Задержанный Виголь Александр Карпович преследовал цель пробраться через фронт для помощи чехословакам, имел при себе незаполненные бланки с печатями, при обыске у него нашлись письма, устанавливающие связь Виголя с гельсингфорсскими белогвардейцами, он, Виголь, состоя в комитете спасения родины в Гельсингфорсе, во время переворота способствовал белому террору, указывая лиц, подлежащих расстрелу, каковых было расстреляно около шестидесяти человек». Виголь был объявлен вне закона и как враг трудового народа расстрелян.
В тот вечер, когда Малков подписал заключение по этому делу, он допоздна засиделся в своем служебном кабинете. Необходимо было подготовиться к предстоящему заседанию губкома партии, где намечалось обсуждение положения, сложившегося в губернии с обеспечением населения продуктами питания. Павел Иванович решил еще раз посмотреть ленинские тезисы по продовольственному во-
просу. Занимался он в своем кабинете. Следуя старой привычке, делал записи в тетрадь для наиболее важных дел. Однако вскоре его занятие было прервано секретарем, вошедшим в кабинет.
— К вам, Павел Иванович, просит разрешения войти Феофанов Василий. Говорит, что знает вас и хотел бы переговорить лично по очень важному делу.
И почти сразу же в кабинете появился мужчина лет тридцати. По выправке и по тому, как он начал разговор, можно было определить бывалого солдата. Поздоровавшись и коротко напомнив о себе, как участнике разоружения белогвардейских воинских частей на станции Пермь II, он заговорил о существе дела, осторожно подбирая слова:
— Еще во время службы в отделе милиции на Пермской железной дороге я и мои товарищи обращали внимание на подозрительное поведение комиссара охраны дороги Шитова...
— В чем же это проявлялось? Насколько мне известно, охрана организована удовлетворительно, до сих пор каких-либо серьезных упущений не наблюдалось.
— В том-то и дело, что внешне вроде бы все хорошо. Но, посудите сами, коммунистов в охране нет, кто сам ушел, а кого под разными предлогами перевели на второстепенные участки. В то же время в окружении Шитова появились такие люди, как Буркин — ярый контрреволюционер, имеет связь с белогвардейцами, Кланов, бывший офицер, Митрошин — бывший кадет и другие. Все они считают Советскую власть антивластью. Они и под меня подкапывались — не знали, что я партийный...
Беседа с Феофановым затянулась. Надо было подробнее узнать о тех людях, которых он считал врагами Советской власти.
Только поздно вечером Павел Иванович продолжил подготовку к предстоящему заседанию.
Между тем заявление Феофанова было поручено проверить контрразведывательному отделу. Сведения о враждебной деятельности Шитова подтвердились, он был арестован.
По указанию Малкова Военно-революционному комитету была дана ориентировка о состоянии охраны железной дороги. Предла-
20
галось передать охрану моста через Каму в надежные руки, а также усилить охрану других мостов. Однако более детального расследования чекисты в то время провести не смогли. Военно-революционный комитет тоже не смог принять необходимых мер. Это дорого обошлось пермякам. Во время отступления красных частей в декабре 1918 года, в результате предательства в охране, железнодорожный мост через Каму не был взорван, белогвардейцам досталась исправная магистраль. "
Еще летом пермским чекистам пришлось участвовать в борьбе с мятежниками. Надеясь на приход белогвардейцев, представители свергнутых классов как в городах, так и в сельской местности поднимали контрреволюционные мятежи. Наиболее опасными из них были ижевско-воткннский и сепычевский. Под руководством Малкова была организована речная флотилия; она направилась вниз по Каме для подавления ижевско-воткинского мятежа. В село Сепыч, где особенно зверствовали кулаки, истязавшие и убивавшие большевиков и сочувствующих, отправился отряд чекистов во главе с начальником контрразведывательного отдела ЧК Воробцовым.
Прибытие чекистов, отрядов рабочих и красноармейцев положило конец сепычевскому мятежу. 23 августа 1918 года Советская власть в Сепыча*-и в соседних селах была восстановлена.
Видя зверства кулаков, среднее крестьянство и другие слои населения стали отходить от кулачества. Многие заблуждавшиеся поняли истинную роль чекистов в борьбе за интересы трудового народа. Этому способствовало и обращение Пермской ЧК к населению губернии, подготовленное по инициативе Малкова и через два дня после победы в Сепычах- опубликованное в газете «Известия Пермского губисполкома». В нем говорилось:
«Товарищи рабочие и крестьяне! Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем объявляет всем гражданам, что ввиду неоднократных выступлений как отдельных лиц, так и целых общественных групп против Советов она будет принимать самые решительные меры с тайными контрреволюционерами. Те же самые меры она будет применять к спекулянтам всякого рода, мародерам и саботажникам, способствующим всем гнус-
21
ным проискам контрреволюции, не брезгующим всякими способами в борьбе с Советской Рабоче-Кресгьянской властью. Чрезвычайная комиссия призывает всех граждан Пермской губернии и уезда быть спокойными, не нарушать мирного хода общественной жизни и не поддаваться на провокационные вызовы контрреволюционных буржуазных агентов из правого лагеря: меньшевиков, правых социалистов-революционеров и других прихвостней буржуазии.
Чрезвычайная комиссия заявляет, что она будет ограждать жилище и личность граждан от всяких покушений со стороны хулиганских, воровских банд. Чрезвычайная комиссия просит всех честных граждан помогать комиссии бороться со всеми втими негодными для общественной безопасности лицами».
После опубликования обращения в ЧК стало поступать значительно больше заявлений от граждан, многие приходили сами и сообщали о заговорщиках, расхитителях и спекулянтах. Эти сообщения помогли раскрыть белогвардейский заговор против штаба 3-й армии, располагавшегося в доме пароходчика Мешкова, предотвратить враждебные действия отдельных работников военного комиссариата из числа бывших офицеров царской армии.
Трудно приходилось председателю Пермской ЧК Малкову — не хватало знаний. Всего два года удалось поучиться ему, сыну бедного крестьянина, в родной деревне Михеевцы Вятской губернии. В двенадцать лет он уже стал учеником столярной мастерской в городе Халтурине. Однако природная смекалка, хорошая трудовая закалка, настойчивость в овладении знаниями, общение с опытными коммунистами и собственная партийная работа, служба в Красной гвардии, а затем в ЧК выдвинули Малкова в число видных руководителей губернии. Много полезного для работы в органах Павел Иванович получил на Всероссийской конференции Чрезвычайных комиссий в ноябре 1918 года, где он был делегатом от пермских чекистов.
На конференции обсуждались меры по совершенствованию работы чекистов, по устранению недостатков в их деятельности. Об втом несколькими днями раньше, 7 ноября, говорил Владимир Ильич Ленин, выступая на митинге-концерте сотрудников ВЧК.
22
Слушая выступления делегатов, Малков еще отчетливее уяснил значение той деятельности, которую выполняли чекисты в центре и на местах, осуществляя непосредственную диктатуру пролетариата. Как программу действий воспринял он призыв проявить максимум революционной энергии, политической зрелости и беспощадно сметать с пути все то, что мешает пролетариату в его творческой работе.
Многое намечал сделать Малков по улучшению работы ЧК в Пермской губернии, возвратившись с конференции, но не все замыслы удалось ему осуществить. Борьба не утихала, наоборот, она становилась все более ожесточенной. Перми угрожала опасность захвата белогвардейцами, еще активнее стали действовать те, кто ждал их прихода. Семнадцатого сентября выстрелом из-за угла был убит военный комиссар Волегов, через месяц с небольшим от бандитских пуль погиб чекист Третьяков, в декабре левые эсеры пытались поднять смуту в Мотовилихе. Тревожные вести поступали с фронтов. Губернская ЧК работала день и ночь. Все коммунисты города были мобилизованы и переведены на казарменное положение. И все же, несмотря на самоотверженную работу чекистов, многие оставшиеся на свободе враги вредили как могли. Даже при приеме здания для размещения штаба был обнаружен подготовленный к взрыву динамит.
3-я армия, оборонявшая Пермь, не смогла противостоять белогвардейским частям, 24 декабря 1918 года город захватили колчаковцы. Но и в этой, казалось, безвыходной ситуации Малков до конца оставался на своем посту. При наступлении колчаковских войск на Пермь он вместе с другими товарищами и батальоном губчека организовал заслон, чтобы дать возможность эвакуировать учреждения и гражданское население. В течение двух суток они отбивали у колчаковцев захваченные ими составы и выводили их на станцию Чайковская, срочно направляя в сторону Глазова.
Беззаветной храбростью Малков завоевал уважение своих товарищей. Враги Советской власти его ненавидели. На третий день после взятия Перми колчаковцами реакционное духовенство, облачившись в ризы, кропило дома, где жили и работали большевики.
Особенно много «святой воды» было израсходовано на помещения ЧК, квартир Борчанинова и Малкова.
Что же было потом? Уже после гражданской войны Павел Иванович рассказал об этом в своих воспоминаниях. В газете «Звезда» от 17 декабря 1922 года читаем:
«Колчак, вытеснив из Перми, гонит нас дальше. Отступаем, но твердо верим, что за нами будет победа. Блюхеровская дивизия имеет в своих рядах закаленных товарищей, которые больше верят в победу и умеют ее добыть, чем кто-либо другой...
Село Петропавловское — крупное село, многим известное, в нем жили члены учредительного собрания, крупные торгаши, имеющие связи с Вяткой и Москвой, а главное, в этом селе есть сыны торгашей — прапорщики и поручики. В селе расположен центр снабжения дивизии, база боеприпасов... Вся зажиточная свора, видя незащищенный тыл армии и воображая, что вообще красных мало, затевает гнусное дело — восстание в тылу, взвесив наши силы... и имея недалеко поддержку в районе Ижевска и ряде окружающих волостей. Эти господа начинают готовиться.
Обставлено дело у них настолько конспиративно, что только особое классовое чутье чекиста, всевидящего эту связь, определяет, где центр контрреволюции, и принимает меры к раскрытию заговора.
Дело серьезное, нужно спасти огнеприпасы для целой дивизии, предотвратить кошмарную расправу с тыла. Чутье, сообразительность указывают путь. Товарищ П. знакомит нас с товарищем Лихачевым. Долго рассуждать некогда, моментально решаем: я и Лихачев обязываемся быть помощниками в момент, когда приезжает гость — руководитель восстания...
Предлагаем свой план комитету действия. Нас прячут, мы с товарищем П. сидим в засаде. Сидим, поджидаем. Думаем, а что, если нас выдадут здесь, тем более место ненадежное? Знает об этом лишь прислуга, которая оказывает через нас Красной Армии содействие. Тесно, душно, шевелиться нельзя, услышат, дело будет проиграно.
Слышим, идут, собираются, наступают решающие- минуты. План восстания готов. Необходимы действия.

Жутко и нам становится от того, что мы слышим, как ведут переговоры: уничтожить руководителей красноармейских частей, захватить склады, обрезать связь и тому подобное.
Тихо... Тов. П. передает: приготовиться. Необходимо действовать. Решающая минута. Мы выскакиваем из убежища. Никак не ожидавшие нашего появления заговорщики почти не сопротивляются, и скоро мы являемся победителями. Побежденные отправляются для дознания и расследования к товарищу П.».
После отступления из города многие пермские чекисты оказались в рядах Красной Армии, участвовали в тяжелых оборонительных боях. Часть сотрудников Пермской чрезвычайной комиссии эвакуировалась в Вятку, откуда была направлена в действующую армию, в тыл колчаковских войск. Некоторые были зачислены в состав Уральской и Вятской ЧК.
А что же Павел Иванович Мал ков? В его автобиографии читаем: «...Я был срочно вызван в город Вятку для доклада специальной комиссии ЦК РКП(б), товарищам И. В. Сталину и Ф. Э. Дзержинскому, о причинах падения Перми...»
Комиссия возглавила работу по восстановлению боеспособности отступивших частей. Под ее руководством партийные организации Урала и Вятки провели массовую мобилизацию коммунистов. По предложению комиссии партийные и советские органы районов, занятых врагом, распускались, а коммунисты направлялись в войска и для организации подпольной работы в колчаковском тылу. Был обновлен состав военных комиссаров и политработников, улучшена партийно-политическая работа.
Комиссия дала оценку и работе чекистских органов Урала, «которые на общем фоне развала партийно-советской работы стали единственными представителями Советской власти4 в провинции, но без дополнения положительной агитационно-строительной работой партийно-советских учреждений сами оказались в совершенно изолированном, исключительном положении». Именно это подчеркнул Феликс Эдмундович Дзержинский, заслушивая представителей чекистских органов Урала, в том числе и Малкова.
Одним из итогов работы комиссии ЦК РКП(б) было образование в Вятке Военно-революционного комитета. 1919 год... Девятнадцатое января... Объединенное собрание партийных и советских органов... Протокольная запись...
«Собрание созвано по инициативе Председателя комиссии Совета обороны — Сталин, Дзержинский.
Порядок дня: организация в Вятке Военно-революционного комитета.
От Чрезвычайной комиссии — Малков».
По рекомендации Ф. Э. Дзержинского Вягский губком партии и губисполком назначили Малкова председателем Вятской Ч К. Кроме того, Павел Иванович был введен в состав тройки по обороне Вятки и назначен членом особого отдела 3-й армии.
Снова он на переднем крае борьбы!
Близость фронта чувствовалась во всем. В Вятке разместилось много различных учреждений, город и уезды губернии были переполнены эвакуированными. В этих условиях активизировали свою деятельность враги Советской власти, стремившиеся посеять панику, дезорганизовать тыл Красной Армии, распоясались различные преступные элементы.
Малков организует облавы, проверки. Чекисты под его руководством помогают формированию воинских подразделений, снабжению фронта обмундированием и боеприпасами, пресекают злоупотребления хозяйственников, участвуют в ликвидации лишних учреждений и изгнании из города паразитического элемента.
Оптимизм, энергия Малкова воодушевляли его соратников и подчиненных.
Вятский период деятельности Малкова был хорошо известен Галине Петровне Рычковой — участнице установления Советской власти в Пермской губернии. Впоследствии в своей книге «Мгновения и годы» она вспоминала: «Павлу Ивановичу Малкову было тогда около тридцати лет. Всегда подтянутый, аккуратный, в куртке и кожаных брюках, высоких сапогах, он держался спокойно, уверенно и просто. Про Малкова говорили, что у него есть какое-то особенное чутье — умение разбираться в людях, выявлять их способности и привлекать к работе наиболее энергичных и сведущих».
Людей привлекало в нем и то, что даже в трудных условиях он проявлял заботу о своих товарищах, помогал им. «Я познакомилась с ним случайно в уездном городке Слободском, где остановилась после возвращения из Юрлы* — читаем в книге Рычковой.— Малков приезжал в Слободское в командировку и принял большое участие в устройстве моей дальнейшей судьбы: ему было известно об юрлинском кулацком восстании и расстреле моего мужа, которого он хорошо знал».
Но, пожалуй, главной чертой Малкова была его необычайная храбрость. В наиболее опасных операциях он всегда принимал личное участие. Так было и в Слободском, куда он выезжал во главе отряда чекистов для захвата группы бывших белогвардейцев.
В уеэды губернии направлялись многие чекисты. Они выясняли обстановку, принимали меры по наведению порядка на местах. По их данным составлялись ежедневные сводки для Реввоенсовета 3-й армии, которая готовилась к наступлению.
Вот одна из таких сводок:
«Малмыжский уезд: с приближением фронта положение уезда неопределенное. В деревне Кугунур кулачество, ввиду приближения белых банд, разогнало сельский Совет и избрало новый состав, в который преимущественно вошли кулаки и спекулянты. Был командирован председатель волостного совета для разбора дел. Кулаки заявили, что они не согласны допустить бедноту к власти. Принимаются меры для перевыборов сельского Совета и восстановления порядка...»
Несмотря на усилия чекистов, во многих местах Вятской и на границах с Костромской и Вологодской губерниями стали группироваться поддавшиеся белогвардейской агитации дезертиры и представители имущих слоев. Бывшие офицеры и агенты Колчака готовили восстание в тылу частей Красной Армии на Восточном фронте; намечалось поднять его как раз в тот момент, когда начнется наступление наших войск. Реввоенсовет 3-й армии принял решение послать экспедиционный отряд для уничтожения гнезд контрреволюции. Малкову поручается возглавить экспедиционный отряд и действовать согласно выработанному плану; Ему дано право принимать все меры, чтобы контрреволюционные очаги были уничтожены. Действовать предписывалось решительно и беспощадно, не причиняя вреда мирному населению.
В удостоверении, подписанном командующим 3-й армией, указывалось:
«Предъявитель сего товарищ Малков есть начальник специального экспедиционного отряда, что подписями и приложением печати удостоверяется.
Товарищу Малкову разрешается подача телеграмм «военная», разговор по прямому проводу со штабом Третьей Армии и проезд в штабных вагонах в районе расположения Третьей Армии.
Всем военным и гражданским властям надлежит оказывать полное содействие товарищу Малкову при исполнении им служебных обязанностей».
К тому времени вятские чекисты располагали сведениями о Готовящихся выступлениях, известны были и некоторые главари. С учетом этих данных Малков распределил силы отряда, включив в каждую самостоятельную группу чекистов, знавших обстановку в уездах, где предстояло действовать. Командирам было предложено опираться на местный актив — коммунистов и сочувствующих.
В результате операций, проведенных под руководством Малкова, были ликвидированы контрреволюционные очаги на территории Вятской губернии. Удалось выявить около двадцати тысяч белогвардейцев. Все это способствовало победам Красной Армии на Восточном фронте, скорейшему освобождению Урала от колчаковцев.
К первому июля 1919 года вся Вятская губерния была очищена от врагов, белогвардейцев изгнали из ряда уездов Пермской губернии, вновь стала свободной Пермь. На родине Малкова, в Вятской губернии, сравнительно спокойно.
Мысленно Малков уже давно в Перми. Лучшая пора его жизни прошла в этом городе. Победы, конечно, радуют, но чем, какой кгрою измерить горечь отступления,, потерю многих товарищей? Одни сложили головы в открытом бою, другие не вернулись из ко-лчаковского тыла, многие, оставшиеся на захваченной территории, погибли от рук карателей. Все это оставило глубокий след в душе Павла Ивановича, Изменился даже его облик. Он посуровел, лишь изредка можно было увидеть на его лице добрую улыбку.
Как только в Перми был создан Военно-революционный комитет, Малков оказался на новом посту. Вновь он назначается председателем Пермской чрезвычайной комиссии. И хотя колчаковцы были выброшены с Урала, работы чекистам хватало. В Пермской губернии оставалось еще немало скрытых и явных врагов Советской власти. Они всячески вредили. В Осинском, Пермском, Оханском и других уездах белогвардейские банды, скрывавшиеся в лесах, терроризировали местное население, грабили, убивали.
Сложнейшее положение складывалось на Печоре и севере Чер-дынского уезда. По поступившим в ЧК сведениям белогвардейцы, поддерживаемые английскими интервентами, организовывали воинские формирования для действий в тылу Восточного фронта и помощи Колчаку.
Это очень тревожило Пермский комитет обороны и губком партии. Тридцатого ноября 1919 года, на внеочередном совместном заседании, проходившем под председательством Емельяна Михайловича Ярославского, были заслушаны доклады Малкова и других товарищей о положении на севере края. После обсуждения решили направить туда значительные силы, объединив командование в одних руках. В Екатеринбург был послан нарочный за оружием, одновременно приступили к сбору теплых вещей для отправлявшихся на север отрядов. Наряду с этим предусматривалось «провести мобилизацию коммунистов Усольского уезда; снять отряд из 33-й бригады, находившийся в Ильинском, и двинуть на север, двинуть на север отряд товарища Назукина из Усольского уезда; выбрать наиболее обученных и пригодных к военным действиям добровольцев Союза молодежи, находящихся в данное время в территориальном полку».
Из воспоминаний участника северных боев Сергея Георгиевича Варова:
29
«...В сентябре 1919 года стало известно, что на севере появились какие-то вооруженные банды. Эти банды захватили Троицко-Пс-чорский район и начали продвижение к Корепинской волости Чер-дыиского уезда. Сразу же из Чердынн был выслан отряд в количестве 60 человек под командованием коммуниста Голубева. Трагическая участь постигла этот отряд. Он продвинулся до пристани Якша на Печоре, но здесь был окружен частями интервентов и полностью уничтожен.
Положение становилось серьезным. Нужно было предпринять спешные и решительные меры. Я в то время был комиссаром 22-го отдельного батальона войск ЧК. Помню, вызывает меня к себе председатель Пермской ЧК по борьбе с контрреволюцией Павел Иванович Малков.
— Надо, — говорит, — Сергей Георгиевич, кончать с белогвардейцами. Слышал, опять зашевелились?
— Слышал, Павел Иванович, — отвечаю, — надо кончать.
— А коли так, то придется туда ехать.
— Не возражаю.
Ничего больше не сказал я в тот момент председателю, но в душе был рад, что посылают меня на такое ответственное задание...»
С присущей ему энергией Малков организует отправку воинских подразделений на север для борьбы с белогвардейцами, находит время со многими побеседовать лично, проявляет заботу о людях, отправляющихся воевать в трудных и сложных условиях. Уже в декабре направленные на север воинские подразделения имели некоторые успехи.
Из донесения Ф. Э. Дзержинскому. 2 декабря 1919 года.
«На Чердынском участке противник вел наступление превосходящими силами под прикрытием бомбометов, минометов, артиллерии, при большом количестве пулеметов, (белогвардейцы) широким фронтом подходили на 30 верст к Чердыни. 30 ноября наши части под Искором одержали блестящую победу: противник потерял 200
30
убитыми, в том числе 15 офицеров, один пулемет, несколько винтовок. Наши потерн 20 убитых, 25 раненых.
Использовав победу, части перешли в наступление, захватив Ис-кор, наступают на Ныроб. Мы срочно формируем подкрепление — обмундировываем, вооружаем и направляем в Чердынь.
Просим вашего содействия через Реввоенсовет дать срочное распоряжение штарму 3 о беспрепятственном удовлетворении наших требований на вооружение и обмундирование. Предгубчека Мелков».
Однако эта победа не была решающей. Противник готовил на севере большое наступление, целью которого была дезорганизация красного тыла, разгром нашей армии с левого фланга. Вернувшийся из расположения белогвардейцев чекист Шулаков сообщил, что главные силы белых находятся в Троицко-Печорске и состоят в основном из бывших офицеров и так называемых добровольцев, фактически же спровоцированных и мобилизованных белыми местных жителей. Операция в направлении Перми возложена на 10-й северный полк, в составе 700 штыков при восьми пулеметах, а 1-й и 14-й северные полки вели наступление в Юго-Западном направлении и к концу первой половины ноября заняли Яренск и Усть-Сысольск. Приведенные данные подтвердили и военнопленные, захваченные под Искором.
Об этом Пермский комитет обороны и губком партии сообщили в Реввоенсовет республики и во ВЦИК, высказав предложение передать командование всеми силами в Вычегодско-Кай-Чердынском крае в одни руки.
Последовал приказ, и командование войсками края было передано Малкову. В январе 1920 года он приступил к формированию штаба обороны. Действовать необходимо было срочно, белогвардейцы пытались нанести удар нашим войскам, захватить жизненно важные пункты на севере страны.
Из краткой информации о подвигах начальника обороны Выче-годско-Кай-Чердынского края Павла Ивановича Малкова, составленной на основе материалов штаба обороны края:
31
«...Несмотря на полное отсутствие в начале формирования сотрудников для штаба, последний был закончен формированием в конце второй недели февраля благодаря неутомимой работе товарища Малкова и обаянию его имени, привлекшего в кратчайший срок на посты его сотрудников, действительно энергичных и сведущих людей, вдохновляемых примером начальника и приступивших к делу с места в карьер. Результатом явился тот знаменательный факт, что в конце третьей недели, к 20 февраля, организация обороны была закончена и войскам обороны был отдан приказ о наступлении в трех районах: Вычегодском, Кай-Чердынском и Тобольском».
К этому остается добавить, что противник не выдержал и направил к Малкову своих парламентеров. Белые пошли на' все предложенные условия. В плен сдалось 76 офицеров и около восьми тысяч солдат, захвачено много вооружения, 28 пароходов и несколько барж с продовольствием.
В течение двух месяцев наши войска под командованием Малкова ликвидировали банды белых в Вычегодском, Кайском и Чердын-ском крае. Генерал Миллер — организатор выступления на севере — признал поражение. В освобожденных районах была восстановлена Советская власть.
Из автобиографии Павла Ивановича Малкова:
«...По ликвидации Северного фронта я был вызван в Москву для доклада о проведенных мною операциях, после чего... был представлен к награде орденом Красного Знамени и тогда же получил назначение на Северный Кавказ на должность начальника Северо-Кавказского сектора войск внутренней охраны республики и председателя Донской чрезвычайной комиссии.
Назначая меня на Северный Кавказ, товарищ Дзержинский лично беседовал со мной и указал мне на необходимость принятия мер к быстрой ликвидации остатков белобандитских отрядов, оперировавших в то время в разных городах Северного Кавказа, подчеркнув, что это дело большой государственной важности».
32
Феликс Эдмундович поинтересовался, какие у Малкова имеются вопросы.
— Разрешите ехать туда с пермяками, товарищами по борьбе с колчаковцами, — попросил Павел Иванович.
Такое разрешение было дано; наметили двухнедельный срок для формирования специальной пермской бригады. В нее вошли многие пермские чекисты, и в установленный срок она во главе, с Малковым отбыла в Ростов-на-Дону. В конце мая 1920 года Павел Иванович принял командование войсками внутренней охраны Республики Северо-Кавказского сектора.
Войска под командованием Малкова активно участвовали в разгроме контрреволюционных восстаний в различных районах Северного Кавказа, а также в ликвидации десантов генерала Врангеля под командованием генерала Улагая и казачьего полковника Назарова. Северный Кавказ стал полностью свободен от белогвардейцев. Была одержана еще одна победа.
Борьба на фронтах гражданской войны стоила здоровья и жизни многим защитникам завоеваний революции. Вот и Малков сильно подорвал здоровье. В августе 1921 года отборочная медицинская комиссия предложила ему двухмесячное лечение с последующей сменой работы.
Павел Иванович никогда не щадил себя, выполняя свой партийный и чекистский долг. Вновь предстояла борьба теперь уже с болезнью, которая не позволяла работать с полной отдачей, а иначе он не умел и не мог.
Победителем он вышел и на этом фронте: болезнь отступила. После лечения Малков был направлен на партийную работу в Народный комиссариат внешней торговли, а затем как представитель советских внешнеторговых организаций работал в Аргентине, Уругвае, Испании, Колумбии, Бразилии. И там, неоднократно бывая в сложных ситуациях, он всегда оставался стойким защитником интересов Родины.
Умер Павел Иванович Малков в 1956 году в Москве.

Пермяки помнят его имя. В канун 50-й годовщины органов ВЧК—КГБ Пермский горисполком на своем заседании вновь принимает решение в отношении П. И. Малкова:
«Учитывая заслуги перед Советской властью председателя Пермской губчека Малкова Павла Ивановича, исполнительный комитет городского Совета решил:
переименовать улицу Светлую в улицу П. И. Малкова».

* * *
Категория: 10.Краеведческая литература | Добавил: foma (11.10.2014)
Просмотров: 590 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории
1.Древнерусская литература [21]
2.Художественная русская классическая и литература о ней [258]
3.Художественная русская советская литература [64]
4.Художественная народов СССР литература [34]
5.Художественная иностранная литература [73]
6.Антологии, альманахи и т.п. сборники [6]
7.Военная литература [54]
8.Географическая литература [32]
9.Журналистская литература [14]
10.Краеведческая литература [36]
11.МВГ [3]
12.Книги о морали и этике [15]
13.Книги на немецком языке [0]
14.Политическая и партийная литература [44]
15.Научно-популярная литература [47]
16.Книги по ораторскому искусству, риторике [7]
17.Журналы "Роман-газета" [0]
18.Справочная литература [21]
19.Учебная литература по различным предметам [2]
20.Книги по религии и атеизму [2]
21.Книги на английском языке и учебники [0]
22.Книги по медицине [15]
23.Книги по домашнему хозяйству и т.п. [31]
25.Детская литература [6]
Системный каталог библиотеки-C4 [1]
Проба пера [1]
Книги б№ [23]
из Записной книжки [3]
Журналы- [54]
Газеты [5]
от Знатоков [9]
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0