RSS Выход Мой профиль
 
Главная » Статьи » Библиотека C4 » 10.Краеведческая литература

к-022 Память, высеченная в камне. Песков О. В.
Раздел К-022

О.Песков, Н.Низковская, Л.Ададурова.
ПАМЯТЬ ВЫСЕЧЕННАЯ В КАМНЕ

(мемориальные доски Москвы)
— М.: Моск. рабочий, 1978.— 216 с.

обложка издания

Книга основана на материалах Главного управления культуры Исполкома Моссовета, ГлавАПУ и Музея истории и реконструкции г. Москвы.
Книга знакомит читателей с мемориальными досками, установленными на зданиях Москвы в память о событиях и людях, оставивших след в истории города. Книга адресована москвичам и гостям столицы, интересующимся ее историей.
Сведения о мемориальных досках даны по состоянию на 1 июля 1978 г.

| Содержание:
Предисловие
Памятные места жизни и деятельности В. И. Ленина
Памятные места революции
Памятные даты
... в истории революционного движения в России
... в истории боевого прошлого
... в истории отечественной культуры
Памятные даты
... в истории Советского государства
... в истории КПСС
... в истории ВЛКСМ
... в истории профсоюзов
... в истории пионерской организации
Мемориальные доски, посвященные деятелям КПСС, Советского государства, международного коммунистического движения
Мемориальные доски — военачальникам, героям Советских Вооруженных Сил
Мемориальные доски на местах дислокации и формирования воинских частей
Мемориальные доски на зданиях бывших госпиталей
Мемориальные доски — деятелям науки
Мемориальные доски — деятелям литературы
Мемориальные доски — деятелям изобразительного искусства и архитектуры
Мемориальные доски — деятелям театра, музыки, кино
Именной указатель
Топографический указатель
Указатель имен авторов мемориальных досок

Если интересуемая информация не найдена, её можно Заказать

Песков О. В., Низковская Н. П., Ададурова Л. И.

ПАМЯТЬ ВЫСЕЧЕННАЯ В КАМНЕ

Предисловие
«Память, высеченная в камне» — так образно назвали авторы свою книгу, посвященную мемориаг.оным доскам Москвы. И право, трудно найти более удачное название. Ведь дело не только в материале, из которого сделаны мемориальные доски,— высечены ли они в мраморе, граните или отлиты в бронзе. Дело, главным образом, в стремлении людей сохранить на века благодарную память о великих деяниях, о ратных и трудовых подвигах наших предков и современников, о важных исторических событиях в жизни Москвы, в жизни всей страны.
Пройдите сегодня по улицам советской столицы, и вы увидите немало зданий, хранящих память о замечательных событиях и людях, которыми гордится наш народ. Эти здания — живые свидетели прошлого, и мемориальные доски на них помогают нам воссоздать ту конкретную историческую обстановку, в которой жили и творили выдающиеся политические государственные и общественные деятели, военачальники, ученые, писатели, художники, композиторы, артисты.
Особую, неповторимую страницу нашей истории представляют памятные места, связанные с именем Владимира Ильича Ленина, с наиболее важными историко-революционными событиями, происходившими в Москве в 1905—1907 и 1917 гг.
Ныне на зданиях Москвы установлено более 600 мемориальных досок. Наряду с многочисленными памятниками, скульптурами, стелами, обелисками, пилонами они представляют собой часть богатейшей «каменной летописи» столицы, занимают почетное место в облике нашего города.
История мемориальных досок уходит в далекое прошлое. Стремление увековечить память о том или ином важном событии не только строками на свитке папируса или листе пергамена, в сказании или летописи возникло более двух с половиной тысяч лет назад и получило особое развитие в Древнем Риме. В память об успешных походах и замечательных побе-
3
дах, об издании новых законов, возведении каких-либо крупных сооружений и о других событиях римляне вырубали надписи на скалах, на больших глыбах камня. Затем эти надписи переходят на стены крепостей, замков, дворцов, общественных зданий, фиксируя память о значительном событии, о людях, сыгравших видную роль в политической или культурной жизни государства. На смену настенной надписи постепенно приходит каменная доска, ее устанавливают на стене здания, связанного с жизнью, трудом, творчеством государственного деятеля или писателя, ученого, воина, художника. Позже доска получает название мемориальной, ее вырубают в мраморе, граните, отливают в бронзе.
Древняя и средневековая Русь также внимательно относилась к увековечению памяти о важнейших событиях в своей истории. Но формы увековечения здесь были иными. В те далекие времена на Руси не воздвигали памятников-монументов, колонн, в которых видели одно из проявлений язычества, а позднее — проявление неприемлемого православной церковью «латинства». В память о важных событиях здесь воздвигали здание. Им, в условиях господства религиозной идеологии, был преимущественно храм. Так, например, на месте разгрома печенегов, пытавшихся взять Киев, в 1037 г. возводят знаменитый храм Киевской Софии. В память о павших в битве на Куликовом поле в Москве сооружается церковь Всех святых на Кулишках. В ознаменование возвращения в состав единого Русского государства Смоленска сооружается в 1525 г. величественный Смоленский собор Новодевичьего монастыря. В честь рождения долгожданного сына, будущего Ивана Грозного, великий князь московский Василий III повелевает возвести храм. Так появляется шедевр русской архитектуры— шатровая церковь Вознесения в Коломенском (1532 г.). В ознаменование победы над Казанским ханством в Москве на Красной площади в середине XVI столетия был сооружен Покровский собор (храм Василия Блаженного).
Первые памятники, в буквальном смысле этого слова, появились в России только во второй половине XVIII века, но их на всю страну было тогда меньше десятка. В Москве первый памятник — гражданину Минину и князю Пожарскому — был открыт в 1818 г. в память знаменательной победы русского оружия в борьбе с польско-шведскими интервентами (1612 г.). Памятник Минину и Пожарскому, установленный на Красной площади, положил начало монументальной летописи города.
И все же дореволюционная Россия была бедна памятниками. К тому же значительную их часть возводили «в честь царей и их слуг», как отмечалось в 1918 г. в декрете Совета Народных Комиссаров «О памятниках республики».
Мемориальные доски также очень поздно появляются в дореволюционной России и не получают сколько-нибудь значительного распространения. Предшественниками мемориальных досок, как и в Древнем Риме, были надписи на сооружениях, в которых отмечалось, когда оно построено, по
4
чьему приказанию, на чьи средства. Первыми такими «мемориальными досками» в Москве можно считать надписи, вырубленные на белокаменных плитах над проездными воротами Спасской башни Кремля. Со стороны Красной площади надпись сделана на латинском языке, а со стороны Кремля — на русском языке, славянской вязью. Эти надписи говорят о том, что башня построена Пьетро Антонио Солярио из Милана в 1491 г. «повелением» Ивана III — «государя и самодержца всея Руси... в 30 лето государства его». Надпись на белокаменной* плите увековечила не только имя зодчего, возводившего Спасскую башню, и время ее сооружения. Не менее важно, что она зафиксировала и исторический факт: к этому времени фактически завершилось объединение русских земель в единое государство и великий князь московский превратился в «государя и самодержца всея Руси». С аналогичными типами надписей на камне или на стене интерьера мы встречаемся и в храме Василия Блаженного, и в соборе Новодевичьего монастыря, и в ряде других сооружений XVI—XVII веков.
Забегая вперед, заметим, что этот традиционный прием — увековечивать посредством надписей дату постройки того или иного сооружения, событие, в честь которого осуществлено строительство,— мы встречаем и сегодня на ряде объектов столицы. Так, надписи на мраморе в вестибюлях станций метро Измайловского радиуса сообщают о времени их сооружения — о грозных днях Великой Отечественной войны. Надписи эти — одновременно и память о трудовом подвиге москвичей, которые и в дни Сталинграда, и во время боев на Днепре, на Висле и Одере продолжали строительство во имя будущей мирной жизни народа. А вот еще пример, но уже иного плана. Станция метро «Краснопресненская» воздвигнута как своеобразный памятник героям Декабрьского вооруженного восстания 1905 г. Ее подземный вестибюль украшен барельефами, посвященными этому важнейшему историческому событию. На центральной стене здания между колоннами, как на огромной мемориальной доске, вырезано: «Красная Пресня была главной крепостью восстания, его центром. Здесь сосредоточились лучшие боевые дружины, которыми руководили большевики». И стоит перед этой «мемориальной доской» исполненный силы и решимости Дружинник, как бы защищая Знамя революции, взметнувшееся над Пресней...
Как уже отмечалось выше, памятники и мемориальные доски не занимали сколько-нибудь значительного места в облике и истории дореволюционной Москвы. Между тем передовая Россия, прогрессивные деятели науки и культуры придавали огромное значение запечатленной в камне человеческой памяти о важных событиях, о славных сынах народа. Выступая в 1877 г. на открытии памятника М. В. Ломоносову в Москве, крупнейший русский историк С. М. Соловьев, бывший в то время ректором университета, совершенно справедливо говорил о том, что «народы чувствуют потребность поддерживать свою настоящую деятель-
5
ность памятью о деятельности прошлой, выразившейся виднее всего в подвигах лучших людей народа, избранников истории. Народы понимают, что... настоящее крепко тесным союзом с прошедшим, что историческая жизнь составляет единое органическое целое, и горе народу, который порвет эту органическую связь со своим прошедшим, забудет людей, в которых всего явственнее высказывались его дух и силы... И народы живые, сильные больше всего боятся потерять память о своем прошлом, то есть о самих себе. Они изучают это прошлое научным образом, они ставят памятники великим людям».
И тем не менее до 1917 г. в Москве было установлено буквально считанное количество мемориальных досок. Некоторые из них сохранились до наших дней. Таковы, например, доски, посвященные А. В. Суворову на улице Герцена, И. А. Гончарову на Метростроевской улице, Н. И. Пирогову в Мельницком переулке, А. Н. Скрябину на улице Вахтангова.
Мемориальная доска как важная форма вечной памяти, высеченной в камне, заняла видное место в жизни и облике нашей столицы лишь в советское время. И начало принципиально нового этапа в ее использовании связано с двумя событиями огромного исторического значения, событиями, органически связанными друг с другом,— Великим Октябрем и ленинским планом монументальной пропаганды.
Уже 12 апреля 1918 г. Совет Народных Комиссаров, в «ознаменование великого переворота, преобразившего Россию», принял подписанный В. И. Лениным декрет «О памятниках республики», в котором была поставлена задача «мобилизовать художественные силы... по выработке проектов памятников, долженствующих ознаменовать великие дни Российской социалистической революции». В этом декрете говорилось также о необходимости заменить надписи, эмблемы, гербы на улицах и площадях Москвы новыми, которые должны отразить «идеи и чувства революционной трудовой России». И позже Владимир Ильич неоднократно указывал на необходимость подготовки «сотен надписей (революционных и социалистических) на всех общественных зданиях...». В них Ленин видел действенное средство коммунистического воспитания масс.
А три месяца спустя после принятия декрета, несмотря на обострившееся до предела положение молодой Советской республики, сражающейся с контрреволюцией и иностранной интервенцией, Совнарком под председательством В. И. Ленина дважды (17 и 30 июля) рассматривает вопрос о постановке в Москве памятников великим людям и утверждает их список. При этом специально подчеркивается, что кроме памятников необходимо установить на Кремлевской стене мемориальную доску-барельеф в память о тех, кто пал в боях за победу Октября и похоронен на Красной площади. И в первую годовщину Октября — 7 ноября 1918 г.— -Владимир Ильич Ленин в торжественной обстановке открыл на Красной площади, на Сенатской башне Кремля, мемориальную доску «Павшим за
6
мир и братство народов», созданную замечательным скульптором С. Т. Коненковым.
Сергей Тимофеевич Коненков позднее рассказывал, как внимательно следил за изготовлением мемориальной доски Владимир Ильич Ленин. Едва оправившись от тяжелого ранения, Председатель Совета Народных Комиссаров несколько раз интересовался тем, как подвигается эта работа. Благодаря живому участию, с которым Ленин отнесся к сооружению мемориальной доски, удалось получить все необходимые материалы и изготовить ее к установленному сроку. Через тридцать лет эта доска была снята для реставрации. Сейчас она экспонируется в Русском музее в Ленинграде.
Задумаемся на минуту над списками великих людей, которым по указанию В. И. Ленина предполагалось установить памятники в Москве. Как само собой разумеющееся мы воспринимаем в этом списке имена Маркса и Энгельса, Гарибальди и Бебеля, Пестеля и Рылеева, Плеханова, Баумана, Володарского. Но ведь рядом с именами представителей международного революционного движения, утопического социализма, национально-освободительной борьбы, рядом с именами представителей революционного движения в России, в одном списке с ними, стоят имена ученых, писателей, поэтов, актеров, композиторов, художников. Ломоносов и Менделеев, Пушкин и Лермонтов, Гоголь и Толстой, Мусоргский и Скрябин, Комиссаржевская, Мочалов, Рублев... На первый взгляд, эти имена трудно связать с «идеями и чувствами революционной трудовой России», еще не прожившей и года после Октября. Но именно этот документ, принятый Советом Народных Комиссаров через несколько месяцев после Великой Октябрьской социалистической революции, свидетельствует о том, что Советская Россия бережно относится к наследию прошлого, к тому, что создано народом и его великими сынами за многие века истории. Молодая Республика Советов с первых дней своего существования стремится сделать достоянием широких трудящихся масс все, что создано на протяжении столетий трудом и талантом лучших представителей народа.
И пусть десятки памятников и мемориальных досок, которые появились в Москве в первые годы Советской власти, были выполнены из дешевых и недолговечных материалов — из дерева, гипса, цемента. Пусть от того времени до нас дошли лишь единицы. Но все они сделали дело огромной важности — «послужили краеугольными камнями в здании тру-. довой социалистической культуры». Именно в то время начали складываться форма и тип мемориальной доски, какою мы ее теперь знаем, то есть тип произведения монументального искусства, одновременно воздействующего на зрителя и словом, и изобразительным элементом.
Если вам, читатель, доведется идти по Тверскому бульвару, обратите внимание на дом, в котором родился А. И. Герцен (сейчас в нем помещается Литературный институт имени А. М. Горького). Здесь вы увидите
7
мемориальную доску работы ведающегося русского скульптора Н. А. Андреева, посвященную Герцену. Эта доска была торжественно открыта в январе 1920 г. в связи с пятидесятилетием со дня его смерти. А ведь в этот период еще не был полностью завершен разгром второго похода Антанты, иностранные интервенты еще хозяйничали в Закавказье, на Украине, на Дальнем Востоке. И сегодня скромная мемориальная доска — реальное воплощение в жизнь ленинского плана монументальной пропаганды — превращается в своеобразный памятник тому суровому и героическому времени, когда она была воздвигнута.
Здесь важно отметить, что ленинский план монументальной пропаганды не был событием временным, преходящим. Как показала жизнь, он стал генеральной линией развития советского монументального искусства на долгие годы вперед. Свидетельство тому — большое количество памятников и мемориальных досок в нашей столице.
Каждая мемориальная доска — это результат творческого содружества скульптора и архитектора, причем архитектору, как правило, принадлежит общий замысел произведения, выбор места установки доски на здании и шрифтовая 'Часть. Скульптор же выполняет портретное или геральдическое изображение (хотя бывают случаи, когда доска создается только архитектором или только скульптором). Лучшие мемориальные доски как подлинные произведения монументального искусства обладают большой силой эмоционального воздействия. Эти произведения, входя в живую ткань городского пейзажа, во многом определяют художественный облик советской столицы.
Ныне более 120 мемориальных досок отмечают в Москве памятные места, связанные с жизнью и деятельностью В. И. Ленина, с событиями и героями трех революций. Более 60 досок посвящены деятелям Коммунистической партии и Советского государства, международного коммунистического и рабочего движения. Героям Советских Вооруженных Сил в столице установлено более 40 мемориальных досок, а в честь батальонов, полков, дивизий, формировавшихся в Москве в годы Великой Отечественной войны,— более 60. Своеобразная книга из гранита и мрамора рассказывает о деятелях науки и культуры, принесших славу нашему городу. Так, около 120 досок посвящены ученым, более 60 —писателям и поэтам, около 50 — художникам, скульпторам и архитекторам, около 70 досок установлено в честь деятелей музыкальной культуры, театра и кино.
Вдумайтесь в эти цифры и вы воочию представите размах осуществления ленинского плана монументальной пропаганды, последовательную реализацию принципов, лежащиос в его основе. Советские люди, бережно сохраняя все, что было создано народом за восемь с лишним веков существования Москвы, посвятили мемориальные доски выдающимся сынам России, жившим и работавшим в разные исторические эпохи.
8
Предлагаемая читателям книга О. Пескова, Н. Низковской и Л. Ада-дуровой имеет целью познакомить москвичей и гостей столицы с теми мемориальными досками, которые они могут увидеть на улицах и площадях Москвы. Авторы книги впервые предприняли попытку систематизировать мемориальные доски, выверить их тексты, установить, кем они были созданы и когда открыты, определить, из какого материала доски сделаны, имеются ли на них какие-либо изображения, барельефы, эмблемы, указать адреса зданий, на которых они установлены.
Каждый, кто в какой-то степени сталкивался с этими вопросами, отчетливо представляет, сколько трудностей стояло перед авторами, несмотря на то, что они в своей работе опирал*ись на соответствующие материалы Главного управления культуры Исполкома Моссовета, Главного архитектурно-планировочного управления, Музея истории и реконструкции города Москвы, использовали периодические издания, обращались и ко многим другим источникам. О сложности работы говорит уже тот факт, что авторам книги в ряде случаев так и не удалось установить даты открытия мемориальных досок, имена создавших их архитекторов и скульпторов. Но и то, что авторы сделали в этом направлении, заслуживает уважения и признательности.
Как мы уже отметили, авторы книги впервые осуществили систематизацию мемориальных досок Москвы. Стоит, однако, оговорить, что в ряде случаев их рубрикация условна. Так, например, мемориальные доски, посвященные Маршалам Советского Союза Малиновскому, Рокоссовскому и Тухачевскому, могут быть с полным основанием помещены в раздел, посвященный деятелям КПСС, Советского государства, международного коммунистического движения, а доски Гамарнику, Ворошилову, Фрунзе, Хрулеву с не меньшим основанием можно перенести в раздел, посвященный военачальникам, героям Советских Вооруженных Сил. Так же обстоит дело и с мемориальными досками Радищеву, Денису Давыдову, Белинскому, Герцену, Огареву, Фурманову, Медведеву, которые отнюдь не были только деятелями литературы. Но подобная условность при всякой систематизации неизбежна.
Мне представляется важным сказать о некоторых особенностях данного издания. В него не вошли памятные доски, разъясняющие наименование улиц, так как в этом случае памятником является название улицы, а не доска. По той же причине в книгу не включены охранные доски на памятниках архитектуры, а также доски, имеющие иной, не мемориально увековечивающий характер.
В книге не приводятся биографические данные людей, которым посвящены мемориальные доски, не сообщаются дополнительные сведения о том или ином памятном событии. Это тема другого, гораздо более объемного издания. Задача данной книги — привлечь внимание читателя к важному историческому событию, к имени человека, которым гордится народ. Ведь нередко случается так, что в повседневной «груде дел» и
9
«суматохе явлений» нам порой некогда остановиться перед памятником, перед мемориальной доской. Знакомство же с этой книгой, возможно, вызовет у читателя желание раскрыть энциклопедию, справочник, путеводитель, чтобы больше узнать о том или ином событии или человеке.
Следует еще раз подчеркнуть, что в данном издании приводятся только те мемориальные доски, которые установлены на московских зданиях по решению Исполкома Моссовета и постановлению Совета Министров СССР или Совета Министров РСФСР (в столице, как уже говорилось выше, таких досок — более 600).
В книгу не включены многочисленные доски, установленные на территории заводов, фабрик, научно-исследовательских учреждений, в цехах предприятий, в школах, вузовских аудиториях, на кафедрах, в конференц-залах, в фойе Дворцов культуры и других помещениях." Многие из этих досок установлены по инициативе и на средства коллективов, где работали или учились люди, память о которых увековечена мемориальной доской. И зачастую в официальных документах не содержится достаточных сведений о таких досках.
Это обстоятельство вынудило авторов книги отказаться от включения в настоящее издание одного из важных разделов — мемориальных досок, увековечивающих память москвичей, павших в боях за Советскую Родину на фронтах Великой Отечественной войны. Основная масса таких досок, а их в Москве более 300, установлена на территории предприятий, НИИ, вузов, учреждений, в интерьерах зданий. В данном случае, очевидно, целесообразно подготовить и издать отдельную книгу, в которую были бы включены все памятники героям Великой Отечественной войны, воздвигнутые в Москве, все мемориальные доски, стелы, пилоны, установленные в честь живых и павших, а также памятники, воздвигнутые на братских могилах воинов, похороненных в Москве.
Авторы книги впервые проделали большую работу по систематизации и описанию мемориальных досок, установленных в Москве, но, несомненно, эта работа должна быть продолжена и в будущем. И тут намечается несколько направлений. Во-первых, следует продолжить усилия по установлению имен авторов мемориальных досок и времени их открытия. Если в отношении ряда досок, установленных в 1920—1930-х гг., это едва ли удастся сделать, то в отношении мемориальных досок, открытых в более позднее время, дальнейшие изыскания могут завершиться успехом.
Несравнимо более объемной и сложной работой явится выявление, сбор и обработка материалов о тех событиях, коллективах и людях, в память которых установлены мемориальные доски. Думается, что через несколько лет может быть подготовлена книга, в которой будут даны не только тексты досок и их описание, но и короткий, яркий рассказ о событиях и людях, отмеченных мемориальными досками. А возможно, объем собранного материала будет таков, что он потребует издания нескольких книг по тематическому принципу.
10
И наконец, должны быть выявлены, учтены и описаны, невзирая на «ведомственные рамки», все мемориальные доски, установленные на предприятиях, в НИИ, в конструкторских бюро, в учреждениях, вузах и школах в память о героях-воинах, о передовиках производства, об ученых, деятелях культуры и искусства.
Словом, книга «Память, высеченная в камне» заставляет думать, искать, работать дальше и авторов и тех, кто занимается и интересуется этими проблемами. Она помогает нам по-новому увидеть, казалось бы, давно знакомое и привычное на улицах Москвы, позволяет полнее ощутить великие идеи ленинского плана монументальной пропаганды, которые так неуклонно и широко реализуются в нашей любимой столице.
М. Т. БЕЛЯВСКИЙ, доктор исторических наук, профессор, член президиума Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

***
Категория: 10.Краеведческая литература | Добавил: foma (07.10.2014)
Просмотров: 560 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Категории
1.Древнерусская литература [21]
2.Художественная русская классическая и литература о ней [258]
3.Художественная русская советская литература [64]
4.Художественная народов СССР литература [34]
5.Художественная иностранная литература [73]
6.Антологии, альманахи и т.п. сборники [6]
7.Военная литература [54]
8.Географическая литература [32]
9.Журналистская литература [14]
10.Краеведческая литература [36]
11.МВГ [3]
12.Книги о морали и этике [15]
13.Книги на немецком языке [0]
14.Политическая и партийная литература [44]
15.Научно-популярная литература [47]
16.Книги по ораторскому искусству, риторике [7]
17.Журналы "Роман-газета" [0]
18.Справочная литература [21]
19.Учебная литература по различным предметам [2]
20.Книги по религии и атеизму [2]
21.Книги на английском языке и учебники [0]
22.Книги по медицине [15]
23.Книги по домашнему хозяйству и т.п. [31]
25.Детская литература [6]
Системный каталог библиотеки-C4 [1]
Проба пера [1]
Книги б№ [23]
из Записной книжки [3]
Журналы- [54]
Газеты [5]
от Знатоков [9]
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0