RSS Выход Мой профиль
 
Люстрова З.Н., Скворцов Л.И., Дерягин В.Я. ДРУЗЬЯМ РУССКОГО ЯЗЫКА | Часть 2 ПОЧЕМУ МЫ ТАК ГОВОРИМ (продолжение)

(продолжение)

Не лыком шит. Лыком, как известно, издавна называют внутреннюю часть коры молодых лиственных деревьев — липы, дуба, вяза или ивы.
Лыко (иначе говоря, луб или лубок) заготавливали всегда впрок для различных хозяйственных нужд. Существовала даже специальная профессия тех, кто «драл лыко» — лыкодёр. В старинном крестьянском русском быту из лыка делали сундуки и кошелки, короба, лукош-
64
ки, котомки и табакерки. Из лыка плели лапти — основную обувь крестьянина. Лыком (или лубом) обшивали крылья ветряных мельниц. На большом лубке — куске коры — весело было скользить по ледяной горке зимой. Лубок (лыко) накладывался на места костных переломов, помогал срастанию костей. Лыковая опояска хорошо держала топор и не резала полушубка. Лыко шло и на мочало, и на уздечку.
Практическая нужда в лыке отражена во многих русских пословицах и поговорках.
Не всякое лыко в строку, — говорили в старину, имея в виду, что не всякая ошибка ставится в упрек. Буквально: не всякое лыко годится для плетения лаптей. Здесь строка — это каждая полоса лыка в лапте.
У него всякое лыко в строку, — отзывались неодобрительно о человеке, который обижается на всякое неосторожное слово, осуждает любой незначительный проступок других людей.
Каково же буквальное значение выражений лыком шит или не лыком шит?
В старину дырявые (прохудившиеся в разных Местах) крыши крестьянских изб, за неимением кровельного железа или теса, крыли, чинили, иначе говоря — шили — лыком. Заплаты из лубка (коры) бросались в глаза всякому прохожему. Дешевизна материала и невысокое мастерство прямо связывались с примитивностью: что-де требовать от человека, если у него дом лыком шит!
Выражение лыком шит вызывало обиду; каждому хотелось доказать, что он не так-то прост, что он тоже многое знает и понимает. Так появилось выражение с отрицанием: «Не лыком шит—«не лишен знаний, способностей; понимает не хуже других». Подхалюзин у А. Н. Островского говорит с известным гонором: «Конечно, мол, Алимпиада Самсоновна барышня образованная, да ведь и я, Самсон Силыч, не лыком шит» («Свои люди — сочтемся»). Здесь, конечно, нет и намека на крестьянское происхождение персонажа, а речь идет о знаниях, способностях, жизненной хватке и сметке Подха-люзина.
В современном русском языке выражение лыком шит практически не употребляется; а его антоним не лыком шит звучит шутливо-иронически и приобретает расширительное осмысление: «не так-то он и прост», «с ним не шути», «он себя еще покажет».
65
Всеми фибрами души. Выражение всеми фибрами души или реже — всеми фибрами сердца, существа стремиться к чему-либо, ненавидеть что-либо или кого-нибудь — означает «очень сильно, всем сердцем, всем существом». У А. П. Чехова в рассказе «Пассажир 1-го класса» читаем: «Надо вам заметить, сударь, что когда я был помоложе, я всеми фибрами души моей стремился к известности. Популярность была моим, так сказать, сумасшествием». Форма множественного числа фибры употребляется в переносном смысле как обозначение или символ душевных сил, которые в совокупности составляют суть человека. Но это в переносном смысле. А в прямом?
Дело в том, что слово фибра, в единственном числе, относится к числу устарелых, вышедших из употребления. Фиброй называли лет сто и двести назад жилку, нерв, волокно живой ткани. У Г. В. Плеханова, например, можно прочитать: «Уже материалисты XVIII века указывали на то обстоятельство, что каждому волевому движению в мозгу соответствует известное движение мозговых фибр».
Слово фибра было заимствовано в русский язык из латинского. Fibra в переводе на русский значит «волокно, жилка».
Слово фибра в русском языке сохранилось не только в этом выражении, но и в узком, специальном значении. Фиброй называют спрессованную бумажную массу (волокнистую), которую после химической обработки используют как изоляционный материал или как заменитель кожи. Отсюда и прилагательное фибровый, например, фибровый чемодан.
С красной строки. Почему говорят писать с красной строки, каково происхождение этого выражения? Ответ на этот вопрос находим в книге писателя-этнографа прошлого века С. В. Максимова «Крылатые слова».
«В красную строку», — говорят, диктуя пишущему. «Начинать с красной строки, писать в красную строку». Любопытны сведения о значении обоих этих слов и рассказы о том, как у нас в старину переписывали книги.
Приступая к переписыванию, писец возносил к богу молитву о благополучном окончании предпринятого труда. Некоторые книги писались в течение двух-трех лет. Летопись (около ста восьмидесяти листов) написана монахом Лаврентием в 1377 г. в семьдесят пять дней, то
66
есть по два с половиной листа в день. Еще медленнее ^писалось Остромирово евангелие, оно писано на пергаменте двести три дня, то есть по сто строк в день. Принимаясь за переписывание книги, писец, для ведения строк на равном одна от другой расстоянии, проводил на бумаге прямые параллельные линии.
Писали крупно — уставом или мельче — полууставом и буквы ставили прямо. Каждую букву писали в несколько приемов. На каждой странице оставляли широкие «берега» во все стороны, то есть поля. Чернила употреблялись железистые, сильного раствора, глубоко проникавшие в пергамент. Удивительно, что цвет чернил большинства старинных рукописей сохранился до сих пор: они не выцвели.
Смотря по умению и усердию, книги писались весьма •различно. Заглавные буквы писались красными чернилами, киноварью; отсюда название красная строка. Иногда заглавные буквы затейливо украшались золотом, серебром, разными красками, узорами и цветами. В орнаментацию русских рукописей, преимущественно заглавных букв, входили разные фантастические существа: •чудовища, змеи, птицы, рыбы, звери и т. п. В начале каждой главы или в конце помещалась заставка, нарисованная сложным узором.
Растекаться мыслью по древу. Эти известные крылатые слова восходят к тексту «Слова о полку Игореве», ©публикованному в 1800 году А. И. Мусиным-Пушкиным: «Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то £астекашется мыслию по древу, серым волком по земли, шизым орлом под облакы».
Вот перевод этого текста на современный язык: «Бо-ян же вещий, если хотел кому песнь воспеть, то растекался мыслью по древу, серым волком по земле, сизым орлом под облаками».
Надо заметить, что еще в одном обращении к Бояну, шевцу старого времени, объединяются в поэме слова «мысль» и «древо»: «О Боян, соловей старого времени! Вот бы ты походы эти воспел, скача, соловей, по мысленному древу, летая умом под облаками...» ' Существует несколько толкований первоначального и буквального смысла выражения «растекаться мыслью по древу» (или «по мысленному древу»).
Высказывалось, например, предположение, что в этой [фразе содержится описка или ошибка позднего перепис-
67
чика, который не понял древнего диалектного слова мысь (или, в другой огласовке, мышь) и прочитал его как мысль. А что в действительности речь идет, видимо, о белке-векше (мыси или мыши), о летяге или другом таком же зверьке. И тогда вся фраза выступает как метафорический, образный параллелизм. Творческий дар вещего Бояна сравнивается с действиями различных зверей и птиц: как белка бежит («растекается») по дереву, как волк мчится, стелясь по земле, как орел воспаряет высоко в небо, к облакам, так и Бонн складывает и поет свои песни и гимны. Однако многие историки и филологи не согласились с этим предположением о белке-мыси.
Строились разного рода догадки и о «мысленном древе» — что же это такое? Может быть, это дерево мысли и мудрости, символ познания добра и зла; а возможно, это дерево песен, дерево поэзии древних славян. Или за этим стоит предмет, инструмент из дерева, на котором играл Боян, то есть древние гусли или лютня. Но и эти догадки были затем отвергнуты наукой.
Как полагают многие современные исследователи, древнюю фразу из «Слова о полку Игореве» буквально следует понимать так: старый Боян растекался своим творческим («мысленным») воображением, как поющий соловей по дереву, как бегущий по земле серый волк и как летящий под облака сизый орел. Таким образом, автор «Слова» действительно имел в виду тройственное сравнение: с соловьем как мастером виртуозно прекрасного пения, с волком и его неутомимостью в беге и с орлом, царем птиц, обладателем высокого и свободного парения. И именно на этих природных поэтических символах построен метафорический образ вещего Бояна, его творческой манеры исполнения.
Независимо от возможных толкований буквального, исходного смысла этого выражения, в современной литературной речи оно закрепилось в форме растекаться мыслью по древу в значении «говорить много или даже витиевато, прибегая к ненужным подробностям и мелочам, отвлекаясь от главного в своем рассказе».
Теперь мы говорим шутливо или даже иронически: «он любит растекаться мыслью по древу» — о человеке многословном, велеречивом, который любит говорить не по существу или попросту не умеет выражаться коротко и ясно. .
68
Реветь белугой. Это выражение употребляется чаще всего в просторечии, го есть в бытовой сниженной речи. Оно означает «очень сильно, неистово кричать, плакать». В драме А. П. Чехова «Иванов» один из героев говорит: «Зюзюшку в чувство приводят. Белугой ревет, приданого жалко». У М. А. Шолохова в романе «Поднятая целина» читаем: «Опухшая от слез курносая хозяйская дочь ревела белугой, присЛонясь к двери».
Современная форма этого выражения — реветь белугой — нередко вызывает недоумение. Действительно, в современном русском языке белуга — это рыба из породы осетровых. Реветь она, конечно, не может. Говорят ведь: «нем, как рыба». В чем тут дело?
Было высказано такое предположение: первоначально это выражение звучало иначе, а именно: реветь белухой, так как здесь, мол, речь идет о звуках, издаваемых полярным дельфином, морским животным, которое и называется в современном русском языке белухой. Замена белухи на белугу во фразеологизме приводится в некоторых популярных книжках как пример «лингвистического парадокса».
Однако нет никаких доказательств того, что в этом выражении когда-либо применялось слово белуха. По-русски говорили и говорят только реветь белугой. По данным Картотеки Древнерусского словаря Института русского языка АН СССР, в одной из рукописей 1535 года говорится о том, что «реветь могут львы и белуги». А в более поздних письменных памятниках находим уже оформившееся фразеологическое сочетание реветь белугой.
Дело в том, что издавна в русском языке слово белуга означало и крупную рыбу из породы осетровых, и полярного дельфина. Достоверные свидетельства этому мы имеем начиная с XVI века.
В изданном в 1885 году «Словаре областного Архангельского наречия» морской зверь, полярный дельфин, называется и белугой и белухой. При этом на первом месте стоит именно слово белуга. «Местные промышленники, — пишет составитель словаря А. Подвысоцкий,— называют этого зверя также морская корова». Это название дано зверю, несомненно, за его способность издавать очень характерные звуки, реветь.
Во всех словарях русского языка XIX века полярного дельфина называют и белугой и белухой. Можно предпо-
69
дожить, что слово белуха как диалектное, местное название промыслового зверя вошло в литературный язык из научной географической литературы, в частности из произведений русского путешественника второй половины XVIII века И. Лепехина. Этот ученый-натуралист отличался глубоким знанием народной речи. Лепехин сознательно стремился ввести в научный обиход народные, местные названия. Так, севернорусское диалектное название белуха стало известно сначала в специальном научном языке, а потом появилось в речи общелитературной. В современном русском языке белуха — это единственное название полярного дельфина. Белугой же теперь называют только рыбу. Современное распределение «ролей» у этих двух слов произошло только в XX веке.
А как же с фразеологизмом? В устойчивых речевых оборотах очень часто сохраняются слова, грамматические формы, особенности произношения, которые изменились или даже совсем исчезли из языка. Так и сохраняется в русском языке устойчивое выражение реветь белугой, несмотря на то, что само слово белуга уже давно не применяется как название морского зверя. Фразеологизм же сохраняет свою старинную форму.
Семь. Число семь с древнейших времен играло важную роль, считалось волшебным, таинственным у самых разных народов мира.
Индийская философия древности учила, например, что Вселенная состоит из семи элементов. Древние египтяне полагали, что солнце и все небесные светила поднимаются по семи лестницам и проходят семь ворот.
Знаменитый философ Древней Греции Аристотель утверждал, что небесная твердь состоит из семи кристальных сфер. Самая главная, высшая, седьмая сфера получила название «Седьмое небо». Кстати, именно отсюда идет современное шутливое выражение быть на седьмом небе (от счастья), то есть «находиться на верху блаженства».
Число семь вошло в легенду о сотворении мира в течение семи дней. Древние говорили о семи чудесах света. Рим был основан на семи холмах. К библейским источникам восходят общеизвестные выражения «книга за семью печатями» — о чем-то непонятном, неясном никому, «семь смертных грехов» и некоторые другие.
Рассказывая о мистическом числе семь (древнерусское седмь) в старинных народных поверьях и в схола-
70
стических церковных догматах, С. В. Максимов в книге «Крылатые слова» напоминает известный исторический факт:
«Когда Галилей после открытия четырех спутников Юпитера по целым ночам любовался системой этой планеты, противники его не только не верили открытиям, но и утверждали, что они невозможны. Ученое невежество говорило: «Как в неделе семь дней, так и на небе семь планет (Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер, Сатурн) и больше быть не может. Соединение малого мира человека с безграничным миром Вселенной происходит при помощи наших органов4 чувств, расположенных в семи отверстиях головы: два глаза, два уха, две ноздри и рот. Как нет более таких отверстий в голове, точно так не может быть и на небе более семи планет».
Так утверждали семь кардиналов инквизиции, осудившие Галилея на заточение в 1633 году. По этому поводу писатель добавляет не без иронии: «Впоследствии оказалось, что у семи нянек дитя всегда без глазу, как и у этих семи совершенно слепых мудрецов мировая истина».
Если мы обратимся к сказкам и песням русского и других народов, то мы найдем в них и огнедышащего змея о семи головах (семиголовую гидру), и семимильные сапоги-скороходы, и сказочного храбреца, который «одним махом семерых побивахом», и такие выражения, как «у семи царей по семи дочерей», и шуточное «было у тещеньки семеро зятьев».
С числом семь мы встречаемся и теперь. Но уже не считаем его таким таинственным и мистическим, каким оно было в представлении наших далеких предков. Известные объективные явления природы лежат в основе того, что, скажем, спектр состоит из семи основных цветов, а в музыке выделяются семь тонов (нот) звукоряда. Математики давно обратили внимание на то, что 7 — это самое большое простое число в первом десятке. Это математическое объяснение проливает свет на древнее обожествление числа семь — самого большого из простых однозначных.
Именно с величиной, размером связаны по смыслу многие старинные русские пословицы и поговорки, в которые входит число семь:
71
семеро одного не ждут — «за большинством право, большинству уважение»;
семь раз отмерь, один раз отрежь! — «много, хорошенько подумай, прежде чем решиться на что-нибудь»;
за семь верст киселя хлебать — «отправляться в далекий и трудный путь.по пустому делу»;
седьмая вода на киселе — шутливо, об очень дальней родне;
он семи пядей во лбу — об очень умном, мудром, бук* вально широколобом человеке;
работать до седьмого пота, или пока семь потов не сойдет — «упорно,' не жалея сил»;
семи смертям не бывать, а одной не миновать; . семь бед — один ответ; один с сошкой — семеро с ложкой; у него семь пятниц на неделе — о непостоянстве характера, невыполнении обещаний;
семь верст до небес — шутливое «поговорить, наобещать» и т. п.
Есть среди таких поговорок и редкие, вышедшие теперь из живого употребления. Например: семерицею воздать кому-нибудь — теперь обычно: воздать сторицею; такой год, что на день семь погод и некоторые другие. Впрочем, как замечает шутливо тот же С. В. Максимов, «если подводить полный счет всем случаям, где придается мистическое значение цифре «седмь», можно и конца не найти».
Так держать! Когда мы хотим одобрить действия, поступки человека, мы говорим ему: «Так держать!» — то есть «продолжай так же, как начал, действуй в том же направлении, успеха тебе». Откуда же пришло в общую речь это крылатое выражение?
Истоки его — в морском и речном лексиконе, в терминологической речи моряков и речников.
«Так держать!» — это буквально команда рулевому на судне. По этой команде рулевой обязан удерживать ход корабля, судна по тому курсу, который был на момент подачи этой команды.
«Лево руля!» — командует капитан.— «Есть лево руля!» — отвечает штурвальный. «Так держать!» — раздается новая команда. «Есть так держать!» — звучит в ответ.
Интересно отметить, что в старину команда: «Так держать!» в устах русских моряков звучала несколько
72
иначе, а именно в первом лице повелительного наклонения: «Так держи!» В Словаре В. И. Даля читаем: «Так держи! — приказ рулевому, коли он правит верно, и, по слову, он замечает путь по компасу».
В последние 20—30 лет выражение «так держать!» получило более широкое значение и употребление. В переносном и одобрительном (а не чисто приказном, как у моряков) смысле оно стало часто встречаться в периодической печати, в языке художественной литературы и публицистики.
Например, в стихотворении «Аврора» М. А. Дудин обращается к юным нахимовцам, будущим боевым морякам:
Они стоят, не шелохнутся даже,
На лентах золотые якоря.
Так и держать!
Так и стоять на страже
У всех завоеваний Октября.
Несколько лет назад М. А. Шолохов, поздравляя через «Литературную газету» своих друзей из Грузии, писал: «Радуюсь успехам вашего колхоза. Как говорят моряки: Так держать! Курс хороший, правильный».
Как видим, употребляясь в общей речи, выражение так держать продолжает сохранять свою связь и свое уродство с источником происхождения — профессиональной речью моряков и речников.
В литературном языке наших дней крылатое выражение так держать входит в синонимический ряд таких оборотов, как идти правильным курсом, держать верную [линию, иметь точный прицел, ориентир и т. п.
Бросить перчатку. В средние века в странах Западной Европы существовал рыцарский обычай: для уого, чтобы вызвать кого-нибудь на поединок, на честный бой, противнику бросали под ноги или в лицо перчатку. Это было одновременно и серьезным оскорблением, и знаком ^Вызова.
Тот, кто поднимал перчатку, принимал этот вызов, соглашался на бой. И этот ответный жест также имел свое символическое значение—отсюда и устойчивое выражение поднять перчатку.
С распространением дуэлей в среде русских дворян в XVIII—XIX веках решение споров, ссор и обид с помощью вооруженного поединка стало обычным делом. Выражение бросить перчатку стало употребляться и в прямом, и в переносном значении.
73
Буквально бросить перчатку кому-нибудь значит «вы* звать на дуэль, бросая перчатку своему врагу». В современном литературном языке это устойчивое, фразеологическое выражение расценивается как устарелое, архаичное. Практически оно вышло из употребления, стало историзмом.
Что касается переносного, образного выражения бросить перчатку, то оно означает «сделать вызов кому-нибудь вообще», чаще всего — общественному мнению, принятым законам, обычаям и манерам. Например, в драме А. К. Толстого «Дон Жуан» главный герой говорит о себе так:
Итак, я нахожусь под наблюденьем Святых отцов! Мне по сердцу борьба! Я обществу, и церкви, и закону Перчатку бросил...
Колесо фортуны. По мифологическим представлениям древних римлян, Фортуна — это богиня счастья, случая, судьбы и удачи. Первоначально это была покровительница земледелия— урожая и плодородия. Затем Фортуна стала защитницей воинов и полководцев, покровительницей государств, общин или отдельных людей. Изображение Фортуны помещалось на печатях и амулетах — оно было залогом удачи, успеха.
Что же представляла собою Фортуна в глазах древних римлян? В соответствии с канонами римской мифологии Фортуна изображалась с обязательной повязкой на глазах, стоящей на шаре или на колесе и держащей в одной руке руль, а в другой — рог изобилия. Каждый из этих предметов имел глубоко символический смысл. Например, руль указывал на то, что Фортуна управляет судьбой человека. Наконец, шар или колесо подчеркивали постоянную изменчивость фортуны, ее капризное непостоянство. Если вспомнить еще и повязку на глазах богини, то становится совершенно ясным, почему со временем «колесо фортуны» стало символом слепого счастья, превратной судьбы, рока, изменчивой и случайной удачи.
Колесо фортуны или, иначе, колесо счастья — это человеческая судьба, доля того или иного человека во всех ее превратностях и прихотливых переменах. И само слово фортуна, оторвавшись от мифологического источника, стало нарицательным существительным — синонимом та-
74
ких слов, как судьба, доля, рок, участь, с обязательным оттенком случайности, счастливой удачи.
Слово фортуна встречается не только в выражении колесо фортуны, но и в таких устойчивых сочетаниях, как любимец фортуны и баловень фортуны — об удачливом, везучем человеке, а также улыбка фортуны или фортуна улыбнулась, улыбается кому-нибудь — об удаче, неожиданном успехе и т. п.
Было в старину и такое выражение, как делать фортуну, что значило «добиваться успеха», а также просторечный глагол фортунить — «удаваться, посчастливиться». Выражение делать фортуну и глагол фортунить теперь не употребляются, однако мы нередко встречаем их в произведениях русских писателей XIX века.
В заключение следует сказать, что и само слово фортуна в значении «счастье,, удача», и все устойчивые выражения, в которые оно входит (колесо фортуны и другие), в современном русском языке имеют стилистический оттенок книжности: сфера их употребления ограничивается по преимуществу книжно-письменными жанрами литературной речи.
Морфей. В объятиях Морфея. Книжный по происхождению фразеологизм в объятиях Морфея употребляется обычно в сочетании с глаголами быть, находиться, пребывать. Находиться в объятиях Морфея — значит «спать».
Выражение в объятиях Морфея мы можем услышать не только в шутливой разговорной речи. Оно встречается и в литературе. Например, в одном из юношеских стихотворений А. С. Пушкина:
О Дельвиг! начертали Мне музы мой удел; Но ты ль мои печали Умножить захотел? В объятиях Морфея Беспечный дух лелея. Еще хоть год один Позволь мне полениться И негой насладиться,— Я, право, неги сын!
Один из героев И. С. Тургенева («Отцы и дети») говорит: «Я полагаю, пора путешественникам в объятия Морфея». В рассказе А. П. Чехова «Серьезный шаг»: «Алексей Борисыч, только что расставшийся с послеобе-
75
денным Морфеем, сидит с женой Марфой Афанасьевной у окна и ворчит». Послеобеденный Морфей означает у Чехова «сон после обеда».
Употребляемое во всех этих выражениях имя Морфей в древнегреческой мифологии принадлежало богу сна и сновидений. По представлениям древних, Морфей был сыном Ночи. Его изображали в виде крылатого старца с венком из цветов мака на голове.
Борей. В стихотворении В. А. Жуковского «Солнце и Борей» есть такие строки:
Солнцу раз сказал Борей: —
«Солнце, ярко ты сияешь!
Ты всю землю оживляешь
Теплотой своих лучей!..
Но сравнишься ль ты со мною?
Я сто раз тебя сильней!»
А что означает здесь слово Борей?
В стихотворении В. А. Жуковского действует один из любимейших мифических персонажей поэтов прошлого века Борей. В древнегреческой мифологии Борей — это бог северного ветра. Борей был сыном Астрея (звездного неба) и красавицы Эос, богини утренней зари (у римлян она называлась Авророй). Борей был братом других ветров: Зефира — западного ветра, Евра — восточного ветра, Нота — южного ветра.
Обиталищем Борея считалась Фракия — область на северо-востоке Греции, у побережья Эгейского моря.
Изображался Борей обычно в виде сильного, могучего мужчины, летящего на огромных крыльях. Не случайно в стихотворении В. А. Жуковского Борей бросает вызов самому Солнцу, богу Гелиосу.
В переносном, образном смысле Бореем стали называть северный ветер, а затем обобщенно — любой порывистый и холодный ветер. К концу XIX века название Борей перешло в разряд устарелых или сугубо поэтических слов.
А вот в специальной речи моряков и метеорологов оно сохранилось, правда, в несколько измененном и «упрощенном» виде. Бора или борй — это холодный и чрезвычайно сильный, порывистый ветер, временами дующий у восточных берегов Черного и Адриатического морей. Жестокий северо-восточный ветер с гор достигает иногда ураганной силы и даже сбрасывает с пристани в море тяжело груженные составы поездов. В названиях ббра —
76
борй, сохранившихся в живой речи жителей Черноморья и Адриатики, продолжают жить отголоски имени страшного для древних мореходов бога северного ветра, неистового и могучего Борея.
Боливар и брегет. В романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» есть такие строки:
Надев широкий боливар,
Онегин едет на бульвар
И там гуляет на просторе,
Пока недремлющий брегет
Не прозвонит ему обед.
Отправляясь на прогулку, Онегин надевает широкий боливар. Так во времена Пушкина называлась черная атласная шляпа, с характерными широкими полями и расширяющейся кверху тульей. Сам Пушкин сделал примечание к этим строкам первой главы «Евгения Онегина»: «Боливар — шляпа a la Bolivar», то есть шляпа как у Боливара. Это разъяснение поэта само по себе говорит о новизне слова, да и самого головного убора в русском обиходе 20-х годов XIX столетия.
Название боливар восходит к собственному имени. Симон Боливар был вождем освободительного движения в Латинской Америке против испанских колонизаторов, основателем республики в Боливии. Широкополая шляпа на манер Боливара (как у Боливара) была в моде в ряде стран в 20-х годах XIX века. Едва ли не первым Пушкин употребил слово боливар в литературной письменной русской речи, в романе «Евгений Онегин».
Отправляясь на светскую прогулку, Онегин надевает именно модную шляпу, уже своим видом бросая известный вызов современному ему обществу. Характер Онегина — светского модного молодого человека, о котором автор говорит ранее: «Острижен по последней моде, как денди лондонский одет...»,— выступает и в этой, казалось бы незначительной, детали достаточно ярко для читателей — современников Пушкина.
Теперь обратимся к слову брегет.
Брегетом в XIX веке называли карманные часы с боем. Эти часы имели довольно хитроумный механизм и показывали числа месяца, а при нажиме особой пружины отбивали часы и минуты. Они имели секундную стрелку, что было новинкой по тем временам.
Слово брегет, так же как и слово боливар, пришло в русский язык из французского в первые десятилетия
77
XIX века. В энциклопедических словарях русского языка оно фиксируется начиная с 30-х годов XIX века. Исследователи литературного языка полагают, что в письменной речи первым его употребил Пушкин в «Евгении Онегине», где оно встречается несколько раз.
Слово брегет, как и боливар, восходит к собственному имени — фамилии известного часовщика-изобретателя, владельца часовой мастерской Бреге (писалось во французском языке с непроизносимой буквой t на конце: Breguet). Слово брегет стало нарицательным названием карманных часов с боем.
Если слово боливар довольно быстро ушло из языка (в связи с быстрой сменой моды), то судьба слово брегет была несколько иной. Слово это широко употреблялось практически в течение всего XIX века. Встречается оно в произведениях И. С. Тургенева, Л. Н. Толстого и других русских писателей.
Апломб. Что означает выражение говорить с апломбом? В современном русском языке книжное слово апломб обозначает явную самоуверенность в поведении (манерах) или в разговоре.
Надо сказать, что исторически такая отрицательная оценка слова апломб возникла не сразу, прежде оно было более нейтральным.
Существительное апломб заимствовано в середине прошлого века из французского языка. Французское aplomb буквально значит «отвесное, прямое положение». Возникло оно из предлога а и существительного plomb — «свинец» (сравните: пломба, пломбировать и т. п.).
Во французском языке слово aplomb обозначало не только «отвес, вертикаль», но и «равновесие», а также «самоуверенность» — от привычки держаться прямо, уверенно или надменно. В профессиональной речи апломбом называли постав конечностей у лошади. «Она выступает с апломбом»,— одобрительно говорилось о лошади на скачках или на спортивной выездке. От французского слова aplomb в значении «равновесие, вертикаль» появился хореографический термин апломб — «умение сохранять устойчивость в танце».
В театральной речи встречаем слово апломб в значении «подчеркнутая уверенность выступления артиста».
В Толковом словаре русского языка под редакцией Д. Н. Ушакова наряду с примерами «отрицательного» употребления (большой апломб; говорить с апломбом;
78
держаться с апломбом) приводится вполне нейтральная для того времени фраза: «У него не хватает апломба». Иначе говоря: у него нет уверенности в себе, необходимой смелости в разговоре, в манерах и действиях.
Теперь у слова апломб такого оттенка значения нет; слово целиком перешло в разряд «отрицательной» оценочной лексики и обозначает самонадеянность, самоуверенность, необоснованную категоричность. Именно в этом смысле употребляется слово апломб в таких сочетаниях, как говорить с апломбом, утверждать что-нибудь с апломбом, держаться с апломбом.
Вестибюль, фойе и холл. Какие помещения внутри здания называют этими словами? Их следует различать, хотя значения этих слов в какой-то мере близки.
Слово вестибюль означает «большое помещение перед входом во внутренние части какого-нибудь здания». Чаще всего вестибюлем называют помещение при входе в общественное здание или в большой жилой дом. Например: вестибюль метро; В новой школе просторный и светлый вестибюль; Ежедневно, приходя на работу, я встречал своего приятеля в вестибюле и т. д.
Слово это по происхождению латинское: vestibulum означало «преддверие,, портик при входе».
У слова фойе значение, может быть, более узкое и специальное. Это особое помещение, зал, предназначенный для зрителей. Зрители находятся в фойе или перед началом представлений, сеансов, или во время антрактов, перерывов. Фойе бывает только в таких зданиях, которые специально предназначены для зрелищ. Например, фойе театра или фойе клуба, кинотеатра, фойе концертного зала. В романе Л. Н. Толстого «Анна Каренина» читаем: «Приехав во французский театр, Вронский удалился с полковым командиром в фойе и рассказал ему свой успех или неуспех».
Слово фойе в своем современном значении заимствовано русским языком из французского.
В последнее время в русском языке стало в какой-то мере популярным английское по происхождению слово холл. Холлом называют нежилую комнату, просторное помещение, которое предназначается для отдыха или для ожидания. Обычно холлы бывают в общественных зданиях — в гостиницах, санаториях или в больших квартирах, особняках.
79
К сожалению, слово холл иногда употребляют неправильно, путают со словами вестибюль или даже просто прихожая. Небольшую прихожую или коридор в квартире называть холлом не следует.
Гимнастика. Это едва ли не самое старое спортивное слово. Гимнастика — упражнения для приобретения физической силы, ловкости и красоты тела — известна человечеству с давних пор. Древние греки основу воспитания видели в гармоническом развитии умственных, моральных и физических способностей человека. Поэтому детей обучали не только музыке, танцам, различным наукам, но и обязательно гимнастике. Даже прежде всего ей — «гимнастике» — с первых лет!
Само греческое название гимнастика происходит от слова gymnos, что значит «нагой, обнаженный». Дело в том, что гимнастические упражнения принято было выполнять без одежды. Глагол gymnafco очень рано в греческом языке получил значение «упражняюсь, тренируюсь». Отсюда пошло название греческих школ — гимназий. По-видимому, сначала гимназии предназначались только для занятий гимнастикой, и только позднее в них начали учить риторике, философии и другим наукам.
Греческая гимнастика включала в себя пять видов упражнений и состязаний, а именно — борьбу, бег, прыжки, метание диска и метание копья.
В Западной Европе и в России гимнастика стала распространяться в XVIII веке. В русские словари слово гимнастика впервые попало в 1803 году.
В XIX веке в России были известны две гимнастические системы: шведская и сокольская. В основе шведской гимнастики лежит комплекс строго продуманных упражнений. Шведская стенка и шведская скамейка известны нам со школьных лет, со школьных спортивных залов.
Сокольская система гимнастики зародилась в Чехии. «Сокол» — это название чешского гимнастического общества. Сокольская гимнастика включила в себя вольные упражнения, построение живых пирамид, массовые хороводы и была более развлекательной и эмоциональной по сравнению со шведской.
Любопытно, что сокольская гимнастика оставила свой след не только в спорте — в современной художественной гимнастике, но и в русском языке. Значение слова слёт — «собрание или съезд членов и представителей
80
массовой организации» появилось под влиянием чешского слова slet — первоначально только собрание соколоз, как называли себя члены гимнастического общества «Сокол». Сокдлкой зовется и спортивная безрукавка.
Гладиолус. Рассказ о происхождении названия цветка гладиолус мы начнем с одной фразы из письма А. П. Чехова к сестре. Чехов обращается к Марии Павловне с такой просьбой: «Выкопай шпажники и вели накрыть тюльпаны». Что означает здесь слово шпажник? Речь идет явно о каких-то садовых цветах, но о каких? Словари и энциклопедии разъясняют, что шпажником традиционно в русском языке назывался известный, очень красивый садовый цветок гладиолус. В прошлом название шпажник было широко распространенным. Наименование дано по сходству этого цветка со шпагой.
А что означает слово гладиолус? Это по происхождению латинское слово представляет собой уменьшительное от gladius, что значит «меч». То есть гладиолус — это «маленький меч». Принцип названия по внешнему сходству— тот же самый, что и в слове шпажник. По-польски гладиолус называется mieczyk (мечик), то есть латинское название буквально переведено.
Впервые название этого цветка мы встречаем в 1534 г. в русском переводе «Травника» — книги, где описываются «травы и зелья лечебные». Правда, переводчик этого ботанического сочинения Николай Любчанин употребил сложное наименование для цветка: «гладиолова трава».
И, заканчивая рассказ о названии цветка гладиолус, заметим, что латинский корень gladi-us — «меч» мы можем обнаружить еще в одном слове, известном в русском языке,— гладиатор, первоначальное значение которого «воюющий, действующий мечом».


--->>>
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0