RSS Выход Мой профиль
 
Что нужно знать о корректуре. Рисс О.В. |ЕСЛИ ВЫ КОРРЕКТОР НА ЧАС.



ЕСЛИ ВЫ КОРРЕКТОР НА ЧАС.
О
корректуре в широких кругах читателей знают сравнительно мало. И это «зло еще не так большой руки», коль скоро с ней повседневно имеет дело ограниченное число работников, занятых в типографиях, издательствах, в редакциях газет и журналов. Тем не менее знание основ корректуры от случая к случаю может понадобиться и специалисту иного профиля. Как правило, без нее не обойтись каждому, кто напишет книгу, научную статью или брошюру, рассказ или очерк для журнала.
Тем, кого обстоятельства делают «корректором на час» (к ним можно причислить также редакторов издательств-и ряд сотрудников периодической печати), полезно иметь под рукой краткое общедоступное пособие, раскрывающее сущность корректуры и содержащее указания, как лучше ее выполнять. Однако в обиходе чаще встретишь руководства для досконально изучающих этот предмет, чем небольшое, удобное для пользования наставление или просто свод корректурных правил.
Изданное впервые более пятнадцати лет назад, наше маленькое практическое пособие, как видно, и заполнило указанный пробел. «Портативный» размер книжки, несомненно, способствовал благожелательному приему, который она встретила у многих, кто соприкасается с корректурой по роду своей основной работы, в первую очередь — у авторов и издательских работников.
В маленьком пособии не ставилась задача обучить сокровенным «премудростям» корректуры, а тем более дать исчерпывающие ответы на все вопросы, возникающие в процессе выполнения данной производственной операции. Но те, кто внимательно ознакомился с книжкой и постиг, что называется, азы корректуры, получили возможность увереннее находить и исправлять ошибки в типографских оттисках.
Итак, перед вами самый сжатый «неакадемический» курс корректуры, который можно пройти за два часа. Он состоит из трех разделов. Первый — это вступительная беседа или вводная лекция, второй — нечто вроде лабораторного занятия или практикума, а третий — заочная школа производственного опыта. Что же касается обязательного «зачета» по всему пройденному курсу, то пожелаем вам успешно его сдать, когда возникнет необходимость самостоятельно читать корректурные оттиски с набора.


ДЛЯ ЧЕГО НУЖНА КОРРЕКТУРА
Чтение корректуры — обычай очень хороший и пренебрегать им не следует.
А. Чехов


Корректура — в известной степени искусство выпускать книги (и все прочие издания) без опечаток. Подобно другим искусствам, она требует тонкого знания дела и особенно трудна для тех, кто не привык заниматься ею изо дня в день.
Прежде чем в типографии начнут печатать книгу, пробные оттиски с типографского набора обстоятельно и досконально (притом не один раз) просматривают в типографии и издательстве. Эта кропотливая зрительная работа и называется чтением корректуры (в старину говорили «держать корректуру»).
Корректурой называются и сами оттиски с набора. Для •чтения их подают сначала в виде гранок, то есть бумажных полосок неравномерной длины, в которых умещается 90— 100 строк набранного текста, а затем в виде готовых, сверстанных полос (страниц определенного формата) книги, журнала или газеты.
Молодой Чернышевский, сообщая родным, что печатание его диссертации заканчивается, дал в письме ясное -краткое определение: «Ныне отправляю в типографию пои следний лист „корректуры", то есть оттиска, в котором исправляются ошибки наборщиков». Исправление ошибок наборщиков (далее мы увидим, что не только их одних) — вот та непременная операция, без которой ни одно печатное произведение нельзя выпустить в свет.
Чтобы мысли, вложенные в,книгу, доходили до читателя в точности и сохранности, необходимо уделять корректуре первостепенное внимание. Не чуткий ли глаз и твердая корректорская рука способствовали тому, что из поколения в поколение бережно передавались звездные каталоги Тимохариса и «Медицинский канон» Ибн-Сины, сонеты Петрарки и «Пангеометрия» Лобачевского?!
И наоборот, не будь корректура на высоте, с книгой происходили бы крупные неприятности, приводившие в отчаяние авторов. Поистине содрогается автор, когда, раскрыв свежеотпечатанную книгу, видит, что опечатки, как мерзкая тля, переползают со страницы на страницу.
Вспомним, как горевал Бальзак: «Представляете ли вы, способны ли вы себе представить, какие ""радания причиня-
4
ет нам издатель, который небрежно выпускает в свет книгу, стоившую ста ночей труда!» И. С. Тургенев писал редактору «Вестника Европы» М. М. Стасюлевичу: «Вам известно, как мучительно действуют на меня опечатки» и называл «благодетелем» того, кто будет за него «держать корректуру». А советский писатель И. Э. Бабель в одном из писем 1928 года жаловался на то, как немилосердно обошлись в издательстве с его пьесой «Закат»: «Получил я пьесу в издании „Круга". Это чудовищно. Опечатки совершенно искажают смысл. Несчастное творение!»
Немало терпеливого труда, бесценного времени и прикованного внимания требуется от всех участников создания книги, чтобы выпустить ее без ошибок и опечаток. Корректура — ответственный и трудоемкий процесс. Занимаются ею специально выделенные и профессионально подготовленные работники в типографиях, издательствах и редакциях периодических изданий — корректоры. И тем не менее, как показывает практика, корректоры даже высокой квалификации не могут уследить за всеми ошибками и самостоятельно решить сложные вопросы, возникающие при чтении корректурных оттисков. Поэтому признано необходимым, чтобы оттиски будущей книги наряду с корректором пристально читали также авторы и редакторы.
Большое значение авторской корректуре придавал В. И. Ленин. Сохраняет силу его основополагающее указание в письме родным от 22 ноября 1898 года: «Но вот что всего важнее при условии об издании: обеспечить вполне хорошую корректуру. Без этого положительно не стоит издавать» (Ленин В. И. Полн. собр. соч., т. 55, с. 111; далее цитаты В. И. Ленина приводятся по Полному собранию его сочинений). В корректуре он прозорливо видел наиболее действенное средство, способное предупредить появление в издании грубых смысловых ошибок, пропусков и опечаток. О ней Владимир Ильич много раз упоминал в переписке с родными и товарищами по партийной работе. Даже когда было заведомо известно, что на авторскую корректуру времени не хватит (из-за спешности издания и отдаленности автора от типографии), он просил все же высылать ему корректурные оттиски для контроля.
Так, 8 августа 1910 года Ленин писал из приморского местечка Порнйк в Париж заведующему экспедицией центрального органа партии «Социал-демократ» Д. М. Котляренко: «Корректуру доклада я просил бы, если можно, посылать мне сюда (хорошо бы второй экземпляр, буде сие осуществимо). „Авторской" корректуры я держать не буДузо (т. 47, с. 261). А в письме редакции «Правды» 1 августу
5
1912 года, предлагая отправлять ему бандеролью корректурные оттиски газеты, добавлял: «Сотруднику посылать корректуры, это архизаконно» (т. 48, с. 79).


СВОЙ ГЛАЗ - АЛМАЗ
С
о всей тщательностью относились к корректуре лучшие писатели прошлого. Так, И. А. Гончаров не только читал три корректуры романа «Обрыв», но и добивался, чтобы ему показали, как в типографии исправили набор.
A. П. Чехов в 1888 году писал А. Н. Плещееву: «Спасибо за желание читать корректуру моих рассказов. Но ведь при самом лучшем, идеальнейшем корректоре нельзя избежать опечаток. Дело не в ять и не в фите. Нужно, чтоб сами авторы читали в корректуре свои статьи».
Разумеется, Чехов не предлагал заменить профессионального корректора автором. Полиграфическое производство настолько сложно и многообразно, что автор физически не может поспеть на все участки, где тексту угрожает опасность искажений. Но у автора при чтении корректурных оттисков то неоспоримое преимущество, что он как никто другой знает свою книгу и может заметить ошибки, подчас ускользающие от стороннего глаза.
«Уже одна возможность проверки автором текста размножаемого или прежде размноженного произведения,— писал известный книговед В. С. Люблинский,— вносит принципиально новый момент в достоверность (а также в критическую оценку) информации».
Шестой том второго издания Большой Советской Энциклопедии прошел не меньше десятка корректур, прежде чем оттиски попали к главному редактору академику С. И. Вавилову. Статья «Бытовой жанр» сопровождалась репродукцией картины, под которой стояла подпись: «На пашне. Весна. Живопись А. Г. Васнецова». С. И. Вавилов исправил Васнецова на Венецианова, как следовало быть. В том же томе БСЭ оказались и другие ошибки, пропущенные в предыдущих корректурах. Например, в статье о литературном критике Георге Брандесе вместо «эклектически сочетал» было набрано «электрически сочетал». Академик С. И. Вавилов, единственный из всех читавших корректурные оттиски данного тома, заметил и исправил эту грубую ошибку.
Нет ничего хуже, если автора или редактора лишают возможности прочесть корректуру. Вот как пострадал от этого бывший секретарь Льва Николаевича Толстого
B. Ф. Булгаков, отрывок из книги которого был перепеча-
6
тан в сборнике «В. Г. Короленко в воспоминаниях современников» (Гослитиздат, 1962). По чьей-то небрежности недоброжелательное высказывание сына писателя, Льва Львовича, о народе было приписано его великому отцу («Совершенно верно! — вставил Лев Николаевич» вместо «вставил Лев Львович»).
Справедливо возмущаясь, что ему не дали просмотреть корректуру, В. Ф. Булгаков письмо в редакцию «Литературной газеты» заключал горестным восклицанием: «Можно прийти в отчаяние от мысли, что такая неправда оЛ. Н. Толстом пущена в народ от твоего имени!»
Бесспорно, всякая грубая ошибка в книге больно ранит в первую очередь ее автора. Но спрашивается: всегда ли он сам принимает меры, чтобы не допустить искажений и тщательно выверить текст перед печатанием? В «списках замеченных опечаток», которые иногда вклеиваются в книги, нам неоднократно попадалось укоризненное примечание: «По вине автора».
Следует признать, что немало ближайших участников создания книги слабо осведомлены о причинах возникновения опечаток, не придают серьезного значения ошибкам, оставшимся в машинописном экземпляре произведения — так называемом оригинале, с которого делают набор, а частенько и плохо владеют техникой корректуры — приемами исправления ошибок в типографских оттисках.
Недостаточное знакомство с корректурой, а нередко и недооценка ее — довольно распространенное явление, особенно среди тех авторов, которые не связаны постоянно с издательствами или направляют свои работы в печать по линии различных учреждений и организаций, не имеющих отлаженного редакционно-издательского аппарата. Тем, кому непривычен запах типографской краски, до ознакомления с техническими приемами корректурной правки не мешает, на наш взгляд, постичь, что называется, самый дух корректуры, иными словами, узнать, для чего она нужна, как появляются ошибки и опечатки, что может произойти, если их своевременно не исправят, и т. д.


ПО НЕВЕРНОМУ АДРЕСУ
В
печатном деле особенно уместна народная пословица: «Мала пылинка, а глаз выедает». И впрямь, самый мелкий недосмотр в книге или другом издании влечет за собой непредвиденные последствия. Встречаются ошибки, настолько явные и безобидные, что снисходительный читатель охотно их прощает (однако любая ошибка безобразит печатный
7
текст и, по замечанию доктора 4илологнческих наук В. И. Свинцова, ослабляет или разрушает связь автора с читателем). Но бывают и такие сногсшибательные ошибки, от которых не поздоровится ни читателю, ни издателю.
Задумывались ли вы о том, какую «материальную силу» имеет опечатка? Она может отправить вагон с важным грузом по неправильному адресу (о таком случае сообщала газета «Правда» 25 апреля 1963 года). Пропал в ведомости нуль — и срывается снабжение предприятия остро необходимыми деталями (тоже пример из «Правды» от 4 апреля 1963 года). Известен случай, когда опечатка, проникшая в таблицу, по которой профорги исчисляют размер членских взносов, нанесла чувствительный ущерб профсоюзному бюджету.
Знаменитый сказочник Г.-Х. Андерсен рассказал веселую историю о том, как буря сорвала и переместила вывески. В наше время виновницей похожей путаницы явилась... опечатка. Газета «Спортивная неделя Ленинграда» в программах различных соревнований обычно указывает адреса стадионов и площадок, на которых они проводятся. Доверившись одному из номеров газеты в июле 1964 года, ленинградские «болельщики» отправились по указанным адресам и... не нашли ни стадионов, ни спортсменов. Вместо № 78 по улице Марата опечатка завела их в другой конец улицы к дому № 18, а вместо № 5 по проспекту Обуховской обороны — за несколько трамвайных остановок к дому № 105. После выхода газеты выяснилось, что машинистка «отстукала» не те цифры, в редакции не поправили ошибки, а наборщик «строго по оригиналу» набрал то, что видел.
А вот и более свежий случай. Другая ленинградская газета сообщила, что мемориальная доска с именем знаменитого художника Н. К. Рериха будет установлена на доме № 308 по улице Герцена. Напрасно желавшие принять участие в торжестве стали бы искать дом с указанным номером, поскольку нумерация домов на этой улице не доходит и до сотни. Путаницу внес неизвестно откуда свалившийся нуль.
Правда, опечатки в периодических изданиях быстро забываются и обычно не имеют далеко идущих последствий. Гораздо опаснее опечатки, так сказать, замедленного действия, взрывчатое свойство которых проявляется и много лет спустя. Известное берлинское издание Сочинений А. М. Горького 1923 года, пересмотренное и заново отредактированное писателем, все же оказалось весьма неисправным по тексту, потому что вобрало в себя всю массу опечаток
8
предыдущих изданий. Вдобавок в нем появилось немало новых, включая ошибки, происшедшие из-за того, что берлинские наборщики неправильно прочитали скрупулезные Поправки, внесенные рукой автора. Например, старинное русское слово «оброшенный» превратилось в «отброшенный», «паужинать» в «поужинать», «торкался» в «толкался» и т. д. При подготовке к печати нового издания Сочинений А. М. Горького, вышедшего в 1928—1934 гг., ленинградский литературовед и знаток рукописей писателя И. А. Груздев сделал около семидесяти тысяч (1) исправлений, чтобы устранить, главным образом, давние типографские ошибки.


ЗНАТНЫЕ ОПЕЧАТКИ
Н
аиболее выдающиеся опечатки, подобно знатным персонам, даже входят в историю. В ряде исторических сочинений опечатке приписывается происхождение титула французского императора Наполеона III. До него, как известно, был Наполеон I, а Наполеон II никогда не управлял государством. Английский историк Кинглэк пишет, что когда подготовлялся пресловутый переворот 2 декабря 1851 года, один из приближенных принца Луи Бонапарта составил прокламацию к населению Франции, закончив ее словами: «Пусть паролем будет: да здравствует Наполеон!!!» А наборщик будто бы принял три восклицательных знака за римскую цифру III. В спешке ошибку заметили не сразу. Прокламация вышла в свет, и имя Наполеона III запестрело на страницах парижской печати. Пусть это исторический анекдот, но он хорошо показывает, как нечаянная опечатка приобрела «законодательную» силу.
В истории книгопечатания сколько угодно примеров того, как та или иная курьезная опечатка накладывает метку на все издание. Некоторые старинные издания библии стали знаменитыми именно благодаря закравшимся в них опечаткам.

В конце XV века в Женеве вышла библия, получившая название «Hosen Bibeb от немецкого слова «Hosen»—штаны. В ней забавно искажено одно место из Книги Моисея. Вместо «И сшили они листья смоковницы и сделали себе передники» напечатано: «...и сделали себе штаны».
Примерно в то же время появилась книга, прозванная «Дурацкой библией», Этим прозвищем она обязана тому, что немецкое слово «Негг» (господин) в тексте заменено словом «Narr» (дурак) и одно из божественных поучений читается: «Да будет он твоим дураком».
9
Библия на английском языке, отпечатанная в 1551 году, получила название «Bug Bible» — «Клопиная библия», так как в псалме Давида в тексте «ты не должен бы был страшиться ночных ужасов» допущено смешное искажение: «... страшиться ночных клопов».

Под 1732 годом значится нашумевшая «Библия безбожника». Это название ей дали потому, что в заповеди «Не прелюбы сотвори» и в других подобных случаях выпущено отрицание «не». Получается, что заповедь призывает совершить смертный грех. Еще раньше, в 1631 году, с таким же, едва ли случайным пропуском вышла английская библия.

Пальма первенства среди скандальных изданий библии принадлежит, пожалуй, книге, выпущенной в 1707 году издателем Джоном Баскетом в Оксфорде. Она наиболее известна» под именем «Уксусной библии», так как притча о винограднике (по-английски vineyard) в евангелии от.Луки названа здесь «Притчей об уксусе» (vinegar). Злые языки окрестили оксфордскую библию «Корзина, полная ошибок» (a basket full of errors), обыграв фамилию ее незадачливого издателя (basket — по-английски «корзина»).

Мы намеренно задержались на этих курьезных происшествиях, чтобы показать, как опечатка может подорвать репутацию издателя и осрамить его на века.



<<<---
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0