RSS Выход Мой профиль
 
Виталий Бианки. Рассказы и сказки.| СКАЗКИ-НЕСКАЗКИ

СКАЗКИ-НЕСКАЗКИ




ПЕРВАЯ ОХОТА
Н
адоело Щенку гонять кур по двору. «Пойду-ка,— думает,— на охоту за дикими зверями и птицами».
Шмыгнул в подворотню и побежал по лугу.
Увидели его дикие звери, птицы и насекомые и думают каждый про себя.
» Выпь думает: «Я его обману!» Удод думает: «Я его удивлю!» Вертишейка думает: «Я его напугаю!»
Ящерица думает: «Я от него вывернусь!»
Гусеницы, бабочки, кузнечики думают: «Мы от него спрячемся!»
«А я его прогоню!» — думает Жук-Бомбардир.
«Мы все за себя постоять умеем, каждый по-своему!» — думают они про себя.
А Щенок уже побежал к озерку и видит: стоит у камыша Выпь на одной ноге по колено в воде.
«Вот я ее сейчас поймаю!»—думает Щенок и совсем уж приготовился прыгнуть ей на спину.
А Выпь глянула на него и шагнула в камыш.
Ветер по озеру бежит, камыш колышет. Камыш качается
взад-вперед,
взад-вперед.
У Щенка перед глазами желтые и коричневые полосы качаются
ааад-апаред, ааад-аперед.
А Выпь стоит в камыше, вытянулась — тонкая-тонкая, я вся в желтые и коричневые полосы раскрашена. Стоит, качается
взад-вперед,
взад-вперед.
Щенок глаза выпучил, смотрел, смотрел — не видно Выпи в камыше.
«Ну,— думает,— обманула меня Выпь. Не прыгать же мне в пустой камыш! Пойду другую птицу поймаю».
Выбежал на пригорок, смотрит: сидит на земле Удод, хохлом играет,— то развернет, то сложит.
«Вот я на вето сейчас с пригорка прыгну!» — думает Щенок.
А Удод припал к земле, крылья распластал, хвост раскрыл, клюв вверх поднял.
Смотрит Щенок: нет птицы, а лежит на земле пестрый лоскут и торчит из него кривая игла.
Удивился Щенок: куда же Удод девался? Неужели я эту пеструю тряпку за него принял? Пойду поскорей маленькую птичку поймаю.
Подбежал к дереву и видит: сидит на ветке маленькая птица Вертишейка.
Кинулся к ней, а Вертишейка юрк в дупло.
«Ага! — думает Щенок.— Попалась!»
Поднялся на задние лапы, заглянул в дупло, а в черном дупле «черная змея извивается и страшно шипит.
Отшатнулся Щенок, шерсть дыбом поднял — и наутек.
А Вертишейка шипит ему вслед из дупла, головой крутит, по спине у нее змейкой извивается полоска черных перьев.
«Уф! Напугала как! Еле ноги унес. Больше не стану на птиц охотиться. Пойду лучше Ящерку поймаю».
Ящерка сидела на камне, глаза закрыла, грелась на солнышке.
Тихонько к ней подкрался щенок,— прыг! — и ухватил за хвост.
А Ящерка извернулась, хвост в зубах у него оставила, сама под камень!
Хвост в зубах у Щенка извивается.
Фыркнул Щенок, бросил хвост — и за ней. Да куда там! Ящерка давно под камнем сидит, новый хвост себе отращивает.
«Ну,— думает Щенок,— уж если Ящерка и та от меня вывернулась, так я хоть насекомых наловлю».
Посмотрел кругом, а по земле жуки бегают, в траве кузнечики прыгают, по веткам гусеницы ползают, по воздуху бабочки летают.
Бросился Щенок ловить их, и вдруг — стало кругом, как на загадочной картинке: все тут, а никого не видно — спрятались все.
Зеленые кузнечики в зеленой траве притаились.
Гусеницы на веточках вытянулись и замерли: их от сучков не отличишь.
Бабочки сели на деревья, крылья сложили — не разберешь, где кора, где листья, где-бабочки.
Один крошечный Жук-Бомбардир идет себе по земле, никуда не прячется.
Догнал его Щенок, хотел схватить, а Жук-Бомбардир остановился да как пальнет в него летучей едкой струйкой — прямо в нос попал.
Взвизгнул Щенок, хвост поджал, повернулся — да через луг, да в подворотню.
Забился в конуру и нос высунуть боится.
А звери, птицы и насекомые принялись все опять за свои дела

ЛЕСНЫЕ ДОМИШКИ
В
ысоко над рекой, над крутым обрывом, носились молодые ласточки-береговушки. Гонялись друг за другом с визгом и писком: играли в пятнашки.
Была в их стае одна маленькая Береговушка, такая про.) ворная: никак ее догнать нельзя было — от всех увертывается,
Погонится за ней пятнашка, а она — туда, сюда, вниз, вверх, в сторону бросится, да как пустится лететь —только крылышки мелькают.
Вдруг — откуда ни возьмись — Чеглок-Сокол мчится.Острые изогнутые крылья так и свистят.
Ласточки переполошились: все — врассыпную, кто куда,мигом разлетелась вся стая.
А проворная Береговушка от него без оглядки за реку, да над лесом, да через oзepo.
Очень уж страшная пятнашка Чеглок-Сокол.
Летела, летела Береговушка — из сил выбилась.
Обернулась назад — никого сзади нет. Кругом оглянулась,— а место совсем незнакомое. Посмотрела вниз — внизу река течет. Только не своя — чужая какая-то.
Испугалась Береговушка.
Дорогу домой она не помнила: где ж ей было запомнить,! когда она неслась без памяти от страха?
А уж вечер был — ночь скоро. Как тут быть?
Жутко стало маленькой Береговушке.
Полетела она вниз, села на берегу и горько заплакала.
Вдруг видит: бежит мимо нее по песку маленькая желтая птичка с черным галстучком на шее.
Береговушка обрадовалась, спрашивает у желтой птички:
— Скажите, пожалуйста, как мне домой попасть?
— А ты чья? — спрашивает желтая птичка.
— Не знаю,— отвечает Береговушка.
— Трудно же будет тебе свой дом разыскать! — говорит желтая птичка.— Скоро солнце закатится, темно станет. Оставайся-ка лучше у меня ночевать. Меня зовут Зуёк. А дом У меня вот тут — рядом.
Зуёк пробежал несколько шагов и показал клювом на песок. Потом закланялся, закачался на тоненьких ножках и говорит:
— Вот он, мой дом. Заходи!
Взглянула береговушка — кругом песок да галька, а дома никакого нет.
— Неужели не видишь? — удивился Зуёк.— Вот сюда гляди, где между камешками яйца лежат.
Насилу-насилу разглядела Береговушка: четыре яйца в бурых крапинках лежат рядышком прямо на песке среди гальки.
— Ну, что же ты? — спрашивает Зуёк.— Разве тебе не нравится мой дом?
Береговушка не знает, что и сказать: скажешь, что дома у него нет, еще хозяин обидится. Вот она ему и говорит:
— Не привыкла я на чистом воздухе спать, на голом песке, без подстилочки.
— Жаль, что не привыкла! — говорит Зуёк.— Тогда лети-ка вон в тот еловый лесок. Спроси там голубя, по именн Витютень. Дом у него с полом. У него и ночуй.
— Вот спасибо! — обрадовалась Береговушка.
И полетела в еловый лесок.
Там она скоро отыскала лесного голубя Витютня и попросилась к нему ночевать.
— Ночуй, если тебе моя хата нравится,— говорит Витютень.
А какая у Витютня хата? Один пол, да и тот, как решето — весь в дырьях. Просто прутики на ветви накиданы как попало. На прутиках белые голубиные яйца лежат. Снизу их видно: просвечивают сквозь дырявый пол.
Удивилась Береговушка.
— У вашего дома,— говорит она Витютню,— один пол, даже стен нет. Как же в нем спать?
— Что же,— говорит Витютень,— если тебе нужен дом со стенами, лети, разыщи Иволгу. У нее тебе понравится.
И Витютень сказал Береговушке адрес Иволги: в роще, на самой красивой березе.
Полетела Береговушка в рощу.
А в роще березы одна другой красивее. Искала, искала Иволгин дом и вот, наконец, увидела: висит на березовой ветке крошечный, легкий домик. Такой уютный домик, и похож на розу, сделанную из тонких листков серой бумаги.
«Какой же у Иволги домик маленький,— подумала Береговушка.— Даже мне в нем не поместиться».
Только она хотела постучаться,— вдруг из серого домика вылетели осы.
Закружились, зажужжали, сейчас ужалят!
Испугалась "Береговушка и скорей улетела прочь.
Мчится среди зеленой листвы.
Вот что-то золотое и черное блеснуло у нее перед глазами.
Подлетела ближе, видит: на ветке сидит золотая птица с черными крыльями.
— Куда ты спешишь, маленькая? — кричит золотая птица Береговушке.
— Иволгин дом ищу,— отвечает Береговушка.
— Иволга — это я,— говорит золотая птица.— А дом мой вот здесь, на этой красивой березе.
Береговушка остановилась и посмотрела, куда Иволга ей показывает. Сперва она ничего различить не могла: все только зеленые листья да белые березовые ветви. А когда всмот. релась,— так и ахнула.
Высоко над землей к ветке подвешена легкая плетеная корзиночка.
И видит Береговушка, что это и в самом деле домик. За. те йли во так свит из пеньки и стебельков, волосков и шерстинок и тонкой березовой кожурки.
— Ух! — говорит Береговушка Иволге.— Ни за что не останусь в этой зыбкой постройке! Она качается, и у мена все перед глазами вертится, кружится... Того и гляди, ее ветром на землю сдует. Да и крыши у вас нет.
— Ступай к Пеночке! — обиженно говорит ей золотая Иволга.— Если ты боишься на чистом воздухе спать, так тебе, верно, понравится у нее в шалаше под крышей.
Полетела Береговушка к Пеночке.
Желтая маленькая Пеночка жила в траве как раз под той самой березой, где висела Иволгина воздушная колыбелька.
Береговушке очень понравился ее шалашик из сухой травы и мха. «Вот славно-то! — радовалась она.— Тут и пол, и стены, и крыша, и постелька из мягких перышек! Совсем как у нас дома!»
Ласковая Пеночка стала ее укладывать спать. Вдруг земля под ними задрожала, загудела.
Береговушка встрепенулась, прислушивается, а Пеночка ей говорит:
— Это кони в рощу скачут.
— А выдержит ваша крыша,— спрашивает Береговушка,— если конь на нее копытом ступит?
Пеночка только головой покачала печально н ничего ей на это не ответила.
— Ох, как страшно тут! — сказала Береговушка и вмиг выпорхнула из шалаша.— Тут я всю ночь глаз не сомкну: все буду думать, что меня раздавят. У нас дома спокойно: там никто на тебя не наступит и на землю не сбросит.
— Так, верно, у тебя такой дом, как у Чёмги,— догадалась Пеночка.— У нее дом не на дереве — ветер его не сдует, да и не на земле — никто не раздавит. Хочешь, провожу тебя туда? '
— Хочу! — говорит Береговушка.
Полетели они к Чёмге.
Прилетели на озеро и видят: посреди воды на тростниковом островке сидит большеголовая птица. На голове у птицы перья торчком стоят, словно рожки.
Тут Пеночка с Береговушкой простилась и наказала ей к этой рогатой птице ночевать попроситься.
Полетела Береговушка и села на островок. Сидит и удивляется: островок-то, оказывается, плавучий. Плывет по озеру куча сухого тростника. Посреди кучи — ямка, а дно ямки мягкой болотной травой устлано. На траве лежат ЧёмгинЫ яйца, прикрытые легкими сухими тростиночками.
А сама Чёмга рогатая сидит на островке с краешка, разъезжает на своем суденышке по всему озеру.
Береговушка рассказала Чёмге, как она искала и не могла ядати себе ночлега, и попросилась ночевать.
— А ты не боишься спать на волнах? — спрашивает ее Чёмга-
— А разве ваш дом не пристанет на ночь к берегу?
— Мой дом — не пароход,— говорит Чёмга.— Куда ветер гонит его, туда он и плывет. Так и будем всю ночь на волнах качаться.
— 'Боюсь...— прошептала Береговушка.— Домой хочу, к маме...!
Чёмга рассердилась.
— Вот,— говорит,— какая привередливая! Никак на тебя не угодишь! Лети-ка, поищи сама себе дом, какой нравится.
Прогнала Чёмга Береговушку, та и полетела.
Летит и плачет, без слез: слезами птицы не умеют плакать.
А уж ночь наступает: солнце зашло, темнеет.
Залетела Береговушка в густой лес, смотрит: на высокой ели, на толстом суку выстроен дом.
Весь из сучьев, из палок, круглый, а изнутри мох торчит теплый, мягкий.
«Вот хороший дом,— думает она,— прочный и с крышей».
Подлетела маленькая Береговушка к большому дому, постучала клювиком в стенку и просит жалобным голоском:
— Впустите, пожалуйста, хозяюшка, переночевать!
А из дома вдруг как высунется рыжая звериная морда с оттопыренными усами, с желтыми зубами. Да как зарычит страшилище!
— С каких это пор птахи по ночам стучат, ночевать просятся к белкам в дом?
Обмерла Береговушка,— сердце камнем упало. Отшатнулась, взвилась над лесом, да стремглав, без оглядки, наутек!
Летела, летела — из сил выбилась. Обернулась назад — никого сзади нет. Кругом оглянулась,— а место знакомое. Посмотрела вниз — внизу река ^ечет, своя река, родная!
Стрелой бросилась вниз к речке, а оттуда — вверх, под самый обрыв крутого берега.
И пропала.
А в обрыве — дырки, дырки, дырки. Это все ласточкины норки. В одну из них и юркнула Береговушка. Юркнула и побежала по длинному-длинному, узкому-узкому коридору.
Добежала до его конца и впорхнула в просторную круглую комнату.
Тут уже давно ждала ее мама.
Сладко спалось в ту ночь усталой маленькой Береговушке У себя на мягкой теплой постельке из травинок, конского волоса и перьев...
Покойной ночи!


<<<---
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0