RSS Выход Мой профиль
 
Крылья Северного флота | НА СЕВЕРЕ ДАЛЬНЕМ

НА СЕВЕРЕ ДАЛЬНЕМ
17 сентября 1936 года из Ленинграда в заполярный город Мурманск уходил эшелон. На его платформы и в товарные вагоны были погружены в разобранном виде три гидросамолета МБР-2 (морской ближний разведчик) и запасные части к ним. Груз сопровождали командиры и краснофлотцы 7-го отдельного авиационного звена Краснознаменного Балтийского флота. Командовал звеном старший лейтенант Геннадий Васильевич Степанов. Обязанности комиссара выполнял молодой летчик лейтенант Василий Ионович Соловьев.
Это подразделение было передано в состав военно-морских сил Севера.
Партия неуклонно проводила в жизнь ленинские идеи защиты социалистического Отечества. В планах усиления обороны страны первостепенное значение придавалось защите открытого северного морского театра. С этой целью и были созданы на Севере военно-морские силы.
Ядром их стали корабли, выделенные из состава Краснознаменного Балтийского флота и переведенные по Беломор-ско-Балтийскому каналу на Север1. 5 августа 1933 года военные корабли вошли в порт Мурманск, который стал временной базой Северной морской флотилии2.
Население заполярного города устроило советским военным морякам торжественную встречу. Газета «Полярная правда» 6 августа 1933 года в передовой статье «Красная

1 Боевой путь Советского Военно-Морского Флота. М., Воениздат, 1964, с. 178—179.
а ЦГА ВМФ, ф. р. 970, д. 1, л. 33.
10
флотилия в Мурманске» сообщала: «Вчера на рейд Мурманского порта прибыла флотилия военных судов. Корабли прибыли для практической учебы в водах Кольского залива и Баренцева моря. Тысячи трудящихся нашего заполярного города организованными отрядами вышли встречать краснофлотцев... В горячих приветствиях от рабочих и колхозников, от всех организаций Мурмана, от горняков и обогатителей Хибиногорска была выражена любовь трудящихся Заполярья к защитникам северных границ, лучшим сынам рабочего класса — краснофлотцам... Задача всех организаций и трудящихся Мурманска — окружить краснофлотцев вниманием и заботой».
В тот памятный день родилась нерушимая боевая дружба мурманчан с североморцами.
Через месяц флотилия пополнилась новой группой боевых кораблей, прибывших с Балтики. В короткий срок на Северном морском театре была развернута военная флотилия.
Выступая на XVII съезде партии, К. Е. Ворошилов подчеркнул: «...За последние годы мы не только укрепили и усилили морские силы Балтийского и Черного морей, но... перебросили кое-какую толику судов по новому каналу на Север», чтобы не быть беззащитными и на этом участке»1.
Главную роль в быстром развертывании флотилии сыграли постоянная помощь и внимание Мурманской партийной организации, ее тесная повседневная связь с военными моряками. В апреле 1934 года бюро Мурманского окружного комитета партии приняло специальное решение об усилении помощи морякам-североморцам, обязав партийные организации, коммунистов и всех трудящихся Мурманска активнее работать на строительстве военно-морской базы и других военных объектов, улучшать снабжение флотилии и культурно-массовую работу среди ее личного состава. Действенную и конкретную помощь в становлении флота оказывали Ленинградская партийная организация, секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) А. А. Жданов.
Центральный Комитет Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) уделял постоянное внимание развертыванию военно-морских сил на Севере. Летом 1935 года Северную военную флотилию посетили А. А. Жданов и

1 XVII съезд ВК.П(б). Стенографический отчет. Партиздат, 1934, с. 230.
8
А. И. Микоян, решившие на месте ряд вопросов строительства флота.
В начале 1935 года в командование Северной флотилией вступил флагман 1 ранга К. И. Душенов, который всю свою неиссякаемую энергию направил на укрепление флота в Заполярье, на оборудование его баз и объектов, на подготовку личного состава к боевым действиям в суровых условиях Севера.
Особую заботу Константин Иванович Душенов проявлял о воздушном прикрытии промышленных и военных объектов. Командующий Северной флотилией учил своих командиров: «Какими бы зенитные средства ни были хорошими, все равно без истребительной авиации нам главную базу и Мурманск не прикрыть, разбомбят. Много потеряют самолетов, но разбомбят. Если поднимем над базой хотя бы истребительный полк, сразу положение станет иным. Но чтобы держать в воздухе полк, на земле надо иметь еще два полка»
Командующий флотилией настойчиво проводил в жизнь намеченные партией меры, уделяя много внимания созданию условий для базирования авиационных сил в Заполярье.
И вот в Мурманск прибыло авиационное звено, положившее начало морской военной авиации молодого Северного флота.
Летчикам предстояло освоить многие районы Севера, хотя к тому времени советской авиацией уже был накоплен опыт полетов в заполярном небе. Еще в 1924 году летчик Б. Г. Чухновский провел ледовую разведку в районе Новой Земли. В 1926 году самолеты начали совершать посадку близ стойбищ зверобоев в северной части Белого моря.
Год 1928-й. Потерпел аварию дирижабль «Италия», направлявшийся к Северному полюсу. Группа советских полярных летчиков приняла участие в поиске экипажа дирижабля.
Год 1929-й. Началась ледовая разведка над просторами Карского моря — шло всестороннее освоение Северного морского пути.
Подвиг летчиков М. В. Водопьянова, И. В. Доронина, Н. П. Каманина, С. А. Леваневского, А. В. Ляпидевского,

1 Мусьяков П. И. «Морской сборник», 1963, № 10, с. 79.

В. С. Молокова, М. Т. Слепнева, снявших со льдины челюскинцев, восхитил весь мир. Они стали первыми Героями Советского Союза.
...Середина тридцатых годов. Новые успехи авиаторов. Полеты Героев Советского Союза Молокова — на остров Диксон, Водопьянова — на остров Врангеля захватывали воображение многих. Весной 1936 года Молоков впервые прошел на самолете по всей трассе Северного морского пути. Летом того же года молодой, еще мало кому известный летчик Валерий Чкалов совершил беспосадочный арктический перелет по маршруту Москва — Земля Франца-Иосифа — Северная Земля — бухта Тикси — Петропавловск-на-Камчат-ке — остров Удд1.
Прибывшим из Ленинграда в Заполярье морским летчикам предстояла нелегкая задача «акклиматизировать» боевую авиацию в районах Крайнего Севера. В их распоряжение были предоставлены летающие лодки, построенные в начале 30-х годов под руководством авиаконструктора Г. М. Бериева. Это были замечательные машины, первенцы молодой советской авиационной промышленности.
По конструкции МБР-2 представлял собой свободнонесущий моноплан с двухреданной деревянной лодкой. Самолет был снабжен лыжами или колесным шасси, что облегчало спуск машины на воду.
Для того времени моноплан имел высокие тактико-технические данные. При запасе топлива в 540 килограммов дальность его полета составляла 960 километров, а с увеличением запаса топлива до 840 килограммов — свыше 1500 километров. Максимальная скорость полета равнялась 215 километрам в час2. Отличные летные качества МБР-2 завоевали ему всеобщее признание морских летчиков.
В первую зиму авиаторы свыкались с новой обстановкой, изучали метеорологию Заполярья, занимались теоретической учебой. Весной летчики отправились на корабле обследовать береговую линию Баренцева моря. Маршрут пролегал к границе с Финляндией, а оттуда вдоль нашего побережья на восток. По пути североморцы тщательно изучали заливы,

1 Виноградов Р. И., Минаев А. В. Самолеты СССР. М., Воениздат, 1961, с. 106—118.
2 Там же, с. 138.
13
фиорды, губы и составляли их описание. Там, где было можно посадить гидросамолеты, выходили на берег, присматривали места, пригодные для базирования или оборудования запасных площадок. В походе штурман А. В. Глухов вел учет результатов обследования. Он записывал полученные от местных жителей сведения об особенностях погоды, глубинах у берегов, направлении ветра и т. п. Поход завершился у мыса Святой Нос. Записки лейтенанта Глухова впоследствии стали ценным пособием для летчиков и штурманов.

Старший лейтенант Г. В. Степанов—
командир 7-го отдельного авиационного звена

В мае 1937 года по приказу командующего Северного (фото 1936—1937 года) флотом звено перебазировалось на морской аэродром. На новом месте уже были сооружены спуски для самолетов, завершалось строительство огромного ангара. На раскинувшейся между сопок небольшой равнине строители возводили многоэтажные жилые дома, служебные помещения, готовили к сдаче водопровод, баню, прачечную, электростанцию и другие объекты.
Авиаторы готовились к первым полетам.
Радио доносило радостные вести. Отважная четверка советских полярников — И. Д. Папанин, П. П. Ширшов, Е. К. Федоров, Э. Т. Кренкель — высадилась на дрейфующей льдине в районе Северного полюса. Туда их доставили из Москвы самолеты, экипажами которых руководил летчик Герой Советского Союза М. В. Водопьянов.
18 июня начался первый трансарктический перелет из СССР в США. Советский самолет АНТ-25 с экипажем в составе В. П. Чкалова, Г. Ф. Байдукова и А. В. Белякова стартовал с Московского аэродрома. Он пересек Северный полюс
14
и на третьи сутки приземлился на Американском континенте.

В эти триумфальные дни северяне завершили сборку своих трех самолетов. Командир звена старший лейтенант Степанов принял решение провести первый вылет.
Гидросамолет вывели на старт. Последняя проба мотора — и летающая лодка, оставив за собой фонтаны брызг, как огромная птица, поднялась в воздух. Многоголосое «ура» пронеслось над бухтой.
С того дня Степанов не прекращал полетов. Вскоре экипажи лейтенантов С. Ф. Войцеховского и В. И. Соловьева получили провозные и были допущены к самостоятельным вылетам. Началась плановая летная подготовка всего звена.
Нелегко давалась учеба авиаторам-североморцам. На гидроаэродроме не было механических средств тяги. По крутому бетонному спуску самолет вручную выводили на воду. Затем механики в водолазных костюмах, находясь по плечи в воде, снимали колеса. Катером буксировали машины на старт. После полетов эти операции повторялись в обратном порядке. В них обычно принимал участие весь личный состав звена.
И экзамен был выдержан. За короткое северное лето все три экипажа достигли высокого уровня летной подготовки.
Между тем в подразделение прибывали новые машины. И каждая из них прежде всего проходила через руки старшего лейтенанта Степанова. Не однажды демонстрировал этот замечательный летчик и командир настоящие бойцовские качества — мастерство, мужество и выдержку. В одном

В. И. Соловьев — один из пионеров освоения заполярного неба
15
Воздушные силы Северного флота крепли и развивались. Располагая полком морских ближних разведчиков, предназначавшихся для выполнения задач воздушной разведки, для нанесения бомбовых ударов по сухопутным объектам и морским целям, для обеспечения противолодочной обороны, они в то время еще не имели истребительной авиации. Но уже в начале декабря на Север прибыли из Белорусского Особого военного округа две истребительные эскадрильи, состоявшие из самолетов И-153, И-15-бис, И-16, и эскадрилья скоростных бомбардировщиков СБ-2. Приказом Наркома ВМФ от 23 декабря 1939 года из них был сформирован 72-й смешанный авиационный полк Северного флота. Большинство специалистов полка имели опыт службы в военной авиации. Среди них — командир полка летчик-бомбардировщик майор В. К. Черных, летчики-истребители старшие лейтенанты А. А. Коваленко, А. И. Яковенко, И. К. Туманов. Заместителем военкома второй эскадрильи истребителей по комсомольской работе был молодой летчик старший лейтенант Б. Ф. Сафонов, вскоре ставший первым воздушным асом Заполярья.
Первый экзамен держали авиаторы-североморцы во время советско-финляндского конфликта. Оба авиационных полка активно участвовали в боях, совершали налеты на вражеские объекты. В основном боевые вылеты носили характер воздушной разведки. Североморцы смело водили свои самолеты далеко от базы, в тыл врага, в открытое море. Сложные погодные условия требовали от них особого умения, огромной выдержки.
В качестве примера можно привести такой случай. Два воздушных разведчика отправились в очередной полет при ясной, безоблачной погоде. Ярко светило солнце. Командир эскадрильи капитан Г. С. Жаров получил задание разведать морской район к западу от занятого советскими войсками побережья. На траверзе Рыбачьего путь самолетам преградил плотный слой облаков, а когда они вошли в них, на машины обрушился снежный вихрь. Резко усилившийся ветер бросал самолеты из стороны в сторону. Пришлось снизиться и идти над самой водой. Здесь было немного тише, но густой снег ухудшал ориентировку, снижал видимость. Шедший в паре с командиром лейтенант Л. И. Елькин неотступно следовал за ведущим. Умело действовал штурман ведущего
20

Участники боев с белофиннами летчики-североморцы капитаны Г. С. Жаров, В. И. Бойко, старший лейтенант А. П. Цецорин,
награжденные орденами за боевые отличия (март 1940 года)

А. В. Колупаев. Он точно вывел самолеты в район разведки. Выполнив задание, летчики повернули на свой аэродром. С каждым часом полета погода ухудшалась. Пришлось отойти от берега подальше в море. Короткий февральский день растворялся в сумерках. Налетел очередной заряд. Ведомый сбился с курса. Жарову пришлось сделать несколько кругов, смещаясь к востоку, прежде чем удалось обнаружить ведомого. Сели уже в полной темноте.
На воздушную разведку обычно выделялись лучшие экипажи, в совершенстве овладевшие техникой пилотирования и штурманскими навыками. Авиаторы всегда обеспечивали командование Северного флота необходимой информацией.
Наряду с боевыми вылетами на разведку и бомбардировку морские летчики выполняли также специальные задания штаба флота: перебрасывали продовольствие, медикаменты, боеприпасы десантным отрядам и сухопутным войскам на фронте.
13 марта 1940 года военные действия прекратились. Авиация Северного флота с честью выдержала первое серьезное испытание. Летный состав в боевой обстановке заметно
21
вырос, закалился и получил отличную навигационную подготовку, повысил оперативно-тактическую выучку.
За образцовое выполнение боевых заданий командования и проявленные при этом мужество и отвагу Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР командир 72-го смешанного авиаполка майор В. К. Черных и командир эскадрильи 118-го морского разведывательного авиаполка капитан В. И. Бойко были награждены орденами Красного Знамени. Ордена Красной Звезды удостоены в 72-м полку старшие лейтенанты А. П. Цецорин и Г. Я. Валов, в 118-м полку — капитан Г. С. Жаров, старший политрук Н. Ф. Пискарев, старший лейтенант А. А. Кцоев. Медалью «За боевые заслуги» были награждены стрелки-радисты морского авиаполка С. Н. Жиров и А. Ф. Петенков. 1 Мая 1940 года впервые в Заполярье состоялся воздушный парад. Над колоннами демонстрантов в четком строю пролетели 40 самолетов 72-го смешанного авиаполка. Северяне горячо приветствовали славных соколов Заполярья.
Лето 1940 года явилось переломным в летно-тактической подготовке авиационных полков. В 118-й морской разведывательный авиаполк стали поступать на вооружение морские разведчики (ГСТ) со скоростью полета до 360 километров в час и практическим потолком до 9 тысяч метров1.

Герой Советского Союза Г. П. Губанов — командир 72-го смешанного авиационного полка Северного флота с марта 1941 года.
В годы Великой Отечественной войны командовал авиационной дивизией, а в 1950—1953 годах был командующим ВВС Северного флота

1 Виноградов Р. И., Минаев А. В. Самолеты СССР. М., Воен-издат, 1961, с. 194.

В начале июля экипаж капитана П. А. Панкова перегнал на свой аэродром первый такой самолет. К концу лета пр было еще несколько машин. В составе полка из самолет ГСТ была сформирована морская дальнеразведывательная эскадрилья.
Весной 1941 года 72-й полк принял новый командир Гер< Советского Союза майор Г. П. Губанов, лeтчик-иcтpeбитeль участник боев с белофиннами. Под руководством этого опытного офицера летчики осваивали новые приемы боя, тактике прикрытия бомбардировщиков, отрабатывали взаимодействия с разнородными силами флота.
Свою возросшую выучку авиаторы продемонстрировав в День Военно-Морского Флота. 24 июля 1940 года о четким строем прошли над стоявшими на рейде корабля флота. Ведущим строя крылатых машин шел ГСТ. Его сопровождало несколько десятков МБР-2.
Военно-политическая обстановка в мире в начале сороковых годов была тревожной. Пожар войны, развязанной гитлеровцами в Европе, приближался к нашим границам. Геманские фашисты, оккупировав Норвегию и хозяйничая к у себя дома в союзной Финляндии, придвинулись к советским границам в Заполярье
Командование Северным флотом усилило наблюдение суше и на море. Данные разведки свидетельствовали о i прерывном накоплении немецких войск и техники в северных районах Норвегии и Финляндии. У нашей границы с Финляндией немцы разместили 19-й горнострелковый корпус «Норвегия» в составе трех дивизий2.
К 22 июня 1941 года немецкий горный корпус занял район Петсамо, расположившись вдоль советской границы. Здесь немцы планировали с началом боевых действий захвата город-порт Мурманск, главную базу Северного флота, в« Кольский полуостров. Возглавлял группировку генерал-май Дитл, один из теоретиков «молниеносной войны», признанный в Германии специалист по ведению военных операций в горах.

1 Газета «Красная звезда», 1946, 15 января.
2 Г о л о в к о А. Г. Вместе с флотом. М., Воениздат, 1960, с. 14

Рассчитывая быстро сломить сопротивление наших войск, немцы мечтали захватить полуостров Средний, чтобы без помех пользоваться портом Петсамо, снабжая фронт.
Для военных действий на Севере враг сосредоточил свыше двухсот боевых самолетов, две трети из них составляли бомбардировщики, было несколько воздушных разведчиков, остальные — истребители. Среди истребителей преобладали одномоторные самолеты Ме-109 и двухмоторные Ме-110. Бомбардировочные эскадры имели самолеты Ю-88, Хе-111, Хе-115, До-17 и До-18, а также одномоторные пикирующие бомбардировщики Ю-87. Для воздушной разведки предназначались ФВ-189, «Хеншель-126» и «Физляр-шторх-156». В транспортной авиации использовались Ю-52 и ФВ-200.
Интенсивное сосредоточение значительных сухопутных и авиационных сил у наших границ свидетельствовало о том, что в своих агрессивных устремлениях немцы придавали большое значение захвату Советского Севера. Уповая на численное превосходство, они рассчитывали мощным ударом с воздуха подавить сопротивление советских войск.
Авиация Северного флота действительно располагала значительно меньшими силами в сравнении с авиацией немцев на Севере. Она имела всего два стационарных аэродрома — морской и сухопутный, а также несколько оперативных площадок. На них базировалось сто шестнадцать боевых самолетов: 118-й морской разведывательный авиационный полк имел тридцать семь самолетов МБР-2 и семь самолетов ГСТ; 72-й смешанный авиационный полк — сорок девять истребителей (в том числе двадцать восемь И-15-бис, семнадцать И-153, четыре И-16) и одиннадцать бомбардировщиков СБ-2; 49-я отдельная разведывательная авиаэскадрилья располагала десятью самолетами МБР-2; 24-е авиазвено связи — двумя самолетами МБР-21. Минно-торпедной и штурмовой авиации у нас на Севере не было вообще.
Если сравнивать качественное соотношение сил, можно сделать следующее заключение: истребителей было примерно равное число, в то время как бомбардировщиков у противника имелось в девять раз больше. Правда, воздушных разведчиков на Северном флоте было больше, чем у противника. Что же касается качественных характеристик самолетов, то

1 Архив МО, ф. Э63, оп. Э6797, д. 9, л. 1.
24
здесь определенное преимущество имели немцы. О причинах такого положения авиационных сил к началу Великой Отечественной войны исчерпывающий ответ дает известный советский авиаконструктор А. С. Яковлев в своей книге «Цель жизни». Там он подчеркивает: «Только потому, что уровень, достигнутый нашей авиационной наукой и промышленностью к 1939 году, был высоким, удалось в короткий срок, всего за два года, создать совершенно новые и вполне современные образцы истребителей, бомбардировщиков, штурмовиков и подготовить базу для их массового производства. Благодаря принятым мерам все необходимые типы боевых самолетов были запущены в серийное производство. Но к началу войны их успели выпустить еще очень мало. В этом была наша беда»
Новые советские самолеты — истребители МиГи, ЛаГГи, Яки, пикирующий бомбардировщик Пе-2, бронированный штурмовик Ил-2 и другие, превосходившие по ряду тактико-технических данных немецкие машины соответствующих типов, стали поступать в ВВС Северного флота уже в ходе войны.
Гитлеровское командование на Севере, загипнотизированное своими планами молниеносных побед, не соблюдало осторожности при подготовке к нападению. Так, 17 июня 1941 года фашистский самолет-разведчик прошел на малой высоте над главной базой флота, над Кольским заливом и сухопутным аэродромом военно-воздушных сил Северного флота. В тот же день над нашей территорией появилось звено немецких самолетов на высоте около семи тысяч метров. Фашисты были встречены дружным зенитным огнем и повернули назад.
В связи с грубыми нарушениями границы нашего воздушного пространства Военный совет Северного флота 18 июня потребовал от командиров повысить боевую готовность всех кораблей и частей.
19 июня в главной базе Северного флота дважды объявлялась воздушная тревога: на горизонте появлялись чужие самолеты. После первых залпов зениток они поворачивали обратно. В конце дня летчик-истребитель 72-го полка старший лейтенант В. Д. Воловиков на И-153 атаковал

1 Яковлев А. С. Цель жизни. М., 1966, с. 183.
25
над полуостровом Рыбачий Хе-111 и Me-109. Гитлеровцы не приняли боя.
Все эти акции вызвали беспокойство и у командования 14-й армии, войска которой охраняли границу от Мурманска до Кандалакши. 20 июня в штаб Северного флота прибыли командующий 14-й армией генерал-лейтенант В. А. Фролов и начальник штаба полковник Л. С. Сквирский. После обмена данными о положении на границе, командование армии и флота выработало план совместных действий в случае нападения немцев, положив начало прочному боевому содружеству.
21 июня в течение суток немецкие самолеты-разведчики дважды появлялись над советской территорией — один раз у побережья полуострова Рыбачий, второй — в районе Териберки.
В 23 часа 50 минут 21 июня Народный комиссар ВМФ адмирал Н. Г. Кузнецов приказал Северному флоту перейти на оперативную готовность № 1 в связи с возможным нападением Германии1.
Во втором часу ночи 22 июня 1941 года во всех частях Северного флота прозвучал сигнал боевой тревоги. Через 18 минут после объявления тревоги командир 72-го смешанного авиаполка доложил о готовности части к боевым действиям. В течение часа с небольшим 118-й авиаполк подготовил к вылету 1-ю и 2-ю эскадрильи в бомбардировочном варианте, 3-ю — для ведения воздушной разведки.
Воспитанные ленинской партией, преданные делу Великого Октября, североморские летчики, как и весь личный состав Северного флота, готовы были встретить коварного врага, защитить свободу и независимость своей социалистической Родины.

1 Головко А. Г. Вместе с флотом. М., Воениздат, 1960, с. 16—22.

Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0