RSS Выход Мой профиль
 
Владимир Ильич Ленин - вождь, товарищ, человек. Карпинский В.А. | ПРОДОЛЖЕНИЕ


И хохотал.
40
— Хорошо выправлено,— говорил он иногда. В некоторых местах он не соглашался с моей правкой и диктовал свой текст. К сожалению, далеко не все расшифровки стенограмм были просмотрены им самим.
Владимир Ильич особенно интересовался выступлениями делегатов с мест. Когда председатель хотел закрыть прения, Владимир Ильич поддержал протест делегатов, и прения были продолжены. Одному из делегатов, крестьянину, Владимир Ильич предложил продлить время сверх регламента. Он сфотографировался вместе с этим делегатом.
Сам Владимир Ильич работал в аграрной секции съезда, насчитывавшей 66 человек. Он слушал и записывал выступления делегатов съезда, беседовал с ними. Владимир Ильич должен был сделать доклад на аграрной секции о работе в деревне. Этот доклад, ввиду его важности, был перенесен на пленум съезда.
Владимир Ильич указал, что девять десятых практической деятельности партии со времени Октябрьской революции естественно и неизбежно было уделено утверждению власти пролетариата, устранению всякой возможности возврата к власти буржуазии. А теперь, по мнению аграрной секции, говорил Владимир Ильич, на очередь стала более сложная задача: как определить точно отношение пролетариата к среднему крестьянству?
На аграрной секции один товарищ рассказывал, как его обступили крестьяне и каждый
41
требовал: «Определи, середняк я или нет?» Но ведь не изобретено еще такого «термометра», шутил Владимир Ильич, который можно бы поставить крестьянину и сказать, середняк он или нет.
Для того, чтобы ответить на такой вопрос, надо знать местные условия, надо знать отношение данного хозяйства к низшим и высшим группам хозяйств.
Среднее крестьянство — это такой класс, который не имеет устойчивого положения. Средний крестьянин — отчасти собственник, отчасти труженик. Он не эксплуатирует других трудящихся. Он сам испытал на себе эксплуатацию помещиков и капиталистов. И в то же время он — собственник.
Тут насилием ничего не сделаешь, разъяснял Владимир Ильич. Действовать здесь насилием— значит погубить все дело. У этого класса нет той верхушки, которую можно срезать, как мы это сделали с буржуазией в городе. Здесь нужна работа длительного воспитания.
Крестьянин — практик. Ему надо на деле показать, что предлагаемые коммунистами мероприятия, например сельскохозяйственные коммуны, лучше единоличного хозяйства. Только таким путем можно завоевать его доверие.
Под аплодисменты всего съезда В. И. Ленин сказал:
«Нет ничего глупее, как самая .мысль о насилии в области хозяйственных отношений среднего крестьянина.
42
Задача здесь сводится не к экспроприации среднего крестьянина, а к тому, чтобы учесть особенные условия жизни крестьянина, к тому, чтобы учиться у крестьян способам перехода к лучшему строю и не сметь командовать!» 1 Последние слова Ленин произнес с большим гневом, погрозив кулаком. Весь зал загремел аплодисментами.
Нам необходимо, говорил В. И. Ленин, перенести наше внимание от задачи подавления буржуазии на задачу устроения жизни среднего крестьянства. Оно только тогда будет на нашей стороне, когда мы облегчим и улучшим экономические условия его жизни.
Крестьянин нуждается в промышленности города. Без нее он жить не может. А она в наших руках. Если мы возьмемся за дело правильно, дадим крестьянину помощь, совет товарища, то он будет вполне за нас.
В конце доклада В. И. Ленин открыто признал, что партия еще не научилась регулировать отношения рабочего класса с миллионами среднего крестьянства и завоевывать его доверие.
«Но,— сказал В. И. Ленин,— задачу мы поняли, мы ее поставили и мы себе говорим со всей надеждой, со всем знанием и со всей решительностью: с этой задачей мы справимся, и тогда социализм будет абсолютно непобедим» 2.
_____________
1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 38, стр. 201.
2 Там же, стр. 205
43
Живая непосредственная связь с народом— чрезвычайно характерная особенность в облике Владимира Ильича как вождя партии и народных масс.
Особенно любил Владимир Ильич беседовать с рабочими. С ними он делился своими заветными думами: о победе над буржуазией, о диктатуре пролетариата, о союзе с трудящимся крестьянством, о построении социализма. Очень интересовали Владимира Ильича мысли, суждения рабочих. По ним он как бы проверял свои собственные думы и планы.
Когда Владимир Ильич жил в Разливе в шалаше, его часто навещал рабочий Обухов-ского завода А. В. Шотман. С ним Владимир Ильич беседовал о том, как пролетариат скоро возьмет власть в свои руки, отберет фабрики, заводы у капиталистов и передаст их рабочему государству, отберет земли у помещиков и передаст их в пользование крестьянам, покончит с империалистической войной.
— Кто из народа тогда будет против нас? — спрашивал Владимир Ильич, хитро прищурившись.
Став главой Советского правительства, Владимир Ильич не только не утратил свои связи с народом, а, наоборот, несчетно умножил и незыблемо укрепил их.
Как пропагандиста и агитатора, его постоянно тянуло к массам. За время своего пребывания в Москве, с 12 марта 1918 года по
44
20 ноября 1922 года (до болезни), Владимир Ильич выступал в самом городе и в Подмосковье, по неполным подсчетам, более 200 раз (не считая постоянных выступлений на разных заседаниях). Нередко Владимир Ильич выступал по нескольку раз в день. Например, 1 мая 1918 года он выступал 3 раза на митингах.
Высоко ценил Владимир Ильич и такую связь с народом, как письма рабочих и крестьян в редакции газет.
— Ведь это же подлинные человеческие документы! Ведь этого я не услышу ни в одном докладе!
Так говорил мне Владимир Ильич, когда я, как редактор «Бедноты», приходил к нему с крестьянскими письмами. Он долго, внимательно слушал, чем живет, чем болеет деревня. Иное письмо возьмет в руки и просмотрит.
Особенно памятна одна беседа зимой 1920—1921 года. Время было очень тяжелое: конец гражданской войны, когда жертвы и лишения трудящихся достигли высшей степени. Деревня заваливала «Бедноту» письмами. По каждому письму Владимир Ильич буквально засыпйл меня вопросами.
— Вот,— говорю,— пишет, что Советская власть хуже царской.
— Хуже царской? — переспрашивает Владимир Ильич и смеется прищуренным глазом.— А кто пишет? Кулак? Середняк?
Беседа закончилась требованием представить подробный доклад о положении в деревне с выдержками из крестьянских писем.
45
Более полусотни таких писем о продовольственной разверстке и тяжелом положении крестьян было отобрано, изучено и вошло в доклад лично Ленину. И скоро мне пришлось убедиться, что сводка крестьянских писем не пропала даром. Слушая доклад Ленина на X съезде партии о замене продовольственной разверстки продовольственным налогом, я в ряде мест чувствовал, что Владимир Ильич пользовался крестьянскими письмами как материалом.
С тех пор Владимир Ильич требовал регулярных докладов «Бедноты». У меня сохранился крошечный клочок бумаги, унизанный бисерным почерком Владимира Ильича. Вот он дословно:
«26.1.1922.
т. Карпинский!
Не напишете ли мне кратко (2—3 странички maximum), сколько писем от крестьян в «Бедноту»? что важного (особенно важного) и нового в этих письмах?
Настроения?
Злобы дня?
Нельзя ли раз в два месяца получать такие письма (следующее к 15. III. 1922)?
а) среднее число писем Р) настроения Y) важнейшие злобы дня.
С комм, приветом Ленин»
Особенно ярко проявлялось чуткое, заботливое отношение Владимира Ильича к тру-
_____________
1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 54, стр. 143—144.

дящимся на приемах посетителей. Несмотря на сверхчеловеческую занятость государственными и партийными делами, Владимир Ильич все же находил время для приема посетителей. Он лично принимал их и беседовал с ними не только потому, что считал это обязанностью главы государства, а прежде всего потому, что испытывал настоятельную потребность в живом общении с народом.
Со всех концов страны приезжали и пешком приходили в Москву к Ленину «ходоки», выбранные на крестьянских сходах. У Ленина был даже особый день для приема крестьянских «ходоков».
К назначенному часу они являлись в Кремль в зипунах, в лаптях, с котомками за плечами, складывали в приемной на пол у стены котомки и, взволнованные, перешептываясь, ожидали, пока их пригласят к самому Председателю Совета Народных Комиссаров— к Владимиру Ильичу Ленину!
Ждать приходилось недолго. Вот уже зовут. Подтянув кушаки, пригладив ладонями волосы, они чинно входят в кабинет Ленина, а он из-за стола уже идет к ним навстречу, приветливо здоровается с каждым за руку, усаживает гостей.
— А ты, дедушка, вот сюда поближе, в кресло!
Владимир Ильич спрашивает у каждого фамилию, имя, отчество, откуда прибыл. И начинается простая задушевная беседа.
Делегатов поражало, что Владимир Ильич запоминал, как зовут каждого, и в беседе
47
называл его по имени-отчеству. А еще больше изумляло их, что Владимир Ильич оказывался хорошо осведомленным о нуждах их деревень, знал, какие у них земли, а иногда даже называл по фамилии помещика, эксплуатировавшего их. Крестьяне, конечно, понятия не имели о том, что Ленин еще до Октябрьской революции великолепно изучил экономику каждого района страны.
Однажды на приеме был такой случай. Кто-то из «ходоков» вдруг вскочил с места и очень взволнованно сказал:
— Товарищ Ленин, да что же это такое?! Ведь они нас так и утюжат, так и утюжат!
Владимир Ильич ничего не понял.
— Успокойтесь, Иван Родионыч,— сказал он,— и объясните нам толком, в чем дело. Кто это «они»?
— Да как кто? Наши же сельсоветчики! Замучили нас поборами!
— А кто их избирал?
— Ну, мы же, конечно...
— Так возьмите и переизберите их.
— Да разве ж это можно?
— Можно и должно. Советский закон разрешает переизбрать до истечения срока полномочий любого депутата, не оправдавшего доверия народа. Так-то вот, Иван Родионыч!
— Спасибо, товарищ Ленин, спасибо от мужиков!
Нередко сведения, почерпнутые в беседах с рабочими и крестьянами, служили основанием для издания того или иного постановления. В необходимых случаях Владимир
48
Ильич после бесед с «ходоками» давал свои распоряжения на места. Припоминается такой случай.
Входят к Владимиру Ильичу два крестьянина — старик и молодой. Оба в лаптях, онучах, рваных зипунах. Останавливаются у самого порога.
— Входите, товарищи, входите! — приглашает их Владимир Ильич и поднимается из-за своего стола.
Те стоят, переминаются с ноги на ногу. Владимир Ильич подходит, здоровается с каждым за руку.
— Что же это, товарищи? Вы — передовые крестьяне, уполномоченные от схода, а стоите у двери! Прошу вас, проходите!
Крестьяне нерешительно делают два шага вперед.
— Вас как зовут? — обращается Владимир Ильич к старшему.
— Меня-то? Лаврентием.
— А по батюшке?
— Это зачем же? Лаврентий и Лаврентий. Сроду не величали.
— Сроду — это одно. А теперь — другое. Власть — другая. Так величать-то как?
— Ну, тогда Иванович,— с облегчением говорит крестьянин.
— Так, так, Лаврентий Иванович. Сади-тесь-ка вот сюда, поближе, к столу. А вы, товарищ, рядом.
И мало-помалу завязалась дружеская беседа. Выяснилось, что «ходоки» прибыли с жалобой на свой сельский Совет. Крестьяне
49
заготовили кирпич для постройки церкви, а сельский Совет отобрал у них этот кирпич. В конце беседы порешили к обоюдному удовольствию: Ленин даст распоряжение сельскому Совету вернуть крестьянам кирпич, а крестьяне построят из него... школу!
К Владимиру Ильичу приезжали не только делегаты от крестьянских сходов, а и отдельные передовые крестьяне — поделиться с Лениным своими думами, сделать свои предложения.
Вспоминается мне крестьянин Осип Иванович Чернов, еще молодой, энергичный, с коротко остриженной головой и с черной как смоль бородой. В феврале 1921 года он добрался из Сибири в Москву специально для того, чтобы побеседовать с Лениным по одному «важнеющему вопросу».
Владимир Ильич принял его, приветливо поздоровался и спросил:
— Что новенького привезли из Сибири, товарищ Чернов?
— Товарищ Ленин, я изложил свои мысли на бумаге. Дозвольте зачитать?
— Давайте. Садитесь.
Уселись: Чернов на конце стола, Ленин сбоку его.
— Читайте.
Сначала Владимир Ильич слушал без всякого интереса. Мало ли каких докладов приходилось ему выслушивать каждый день! Но скоро он заинтересовался, несколько раз поворачивался к Чернову и внимательно всматривался в него.
во
Что же это был за вопрос, о котором приехал крестьянин докладывать Ленину?
В первые годы Советской власти, когда шла война с белогвардейцами и интервентами, у нас действовал декрет о продовольственной разверстке, по которому крестьяне обязаны были сдавать государству по разверстке все излишки продовольствия и других продуктов. Так вот Осип Чернов и приехал r Ленину с предложением заменить продовольственную разверстку продовольственным налогом.
Мотивировал Чернов свое предложение очень просто. С продовольственной разверсткой крестьянин мирился как с необходимой мерой, пока шла война. А теперь крестьянин хочет вести свое хозяйство на основе твердого хозяйственного расчета. Ему надобно наперед знать, сколько налогу возьмет с него Советское государство и сколько ему самому останется. Налог должен быть прогрессивным.
Выслушав доклад, Владимир Ильич спросил Чернова:
— Кто вы такой?
Чернов ответил, что он крестьянин, родом из села Дьякова Муромского уезда Владимирской губернии. В Сибирь попал на каторгу за участие в революции 1905 года. Теперь имеет в Сибири свое хозяйство. Беспартийный.
Владимир Ильич спросил:
— А как вы понимаете прогрессивное обложение?
51
Чернов ответил, что, чем больше у крестьянина доходу, тем выше должен быть налог.
— Правильно,— сказал Владимир Ильич и задумался. Потом спросил:
— Согласились бы вы напечатать вашу записку в «Правде»?
— Согласен.
— Тогда добавьте, как вы понимаете прогрессивное обложение и кто вы такой.
Владимир Ильич проводил Чернова в приемную и попросил дать ему перо, чернильницу. Но Чернов сказал, что пером он писать не умеет. Владимир Ильич улыбнулся и попросил дать ему химический карандаш.
Тут же в приемной Чернов сделал дополнения к своей записке. Потом, придя в редакцию «Бедноты», он рассказал о своей беседе с Лениным и с воодушевлением повторял:
— Нет, не меня, конечно, Ленин слушал. Он через меня все трудовое крестьянство слушал!
Докладная записка крестьянина Осипа Ивановича Чернова была напечатана в виде статьи в «Правде», незадолго до X съезда большевистской партии, который принял по докладу Ленина постановление о замене продовольственной разверстки продовольственным налогом.
• • •
Владимиру Ильичу приходилось несчетное число раз выступать на партийных, советских съездах, на массовых собраниях, ми-
52
тингах. Попробую описать В. И. Ленина как оратора.
Владимир Ильич обладал удивительной, ему одному свойственной способностью быстро и целиком овладевать вниманием слушателей, будь то политические деятели, ученые или простые люди из народа. Для каждой аудитории он умел найти свой особый подход, подбирал особые аргументы, применял особую методику изложения.
Владимир Ильич превосходно знал и любил русский язык. Около его рабочего стола в Кремле, на особой полке-вертушке, всегда стояли среди других справочников четыре толстых тома «Толкового словаря живого великорусского языка» В. Даля. Владимир Ильич хорошо знал сотни русских пословиц, поговорок и умело пользовался ими для того, чтобы высмеять своих политических противников.
. Например: «Проливали крокодиловы слезы» (о черносотенных газетах, выражавших скорбь по случаю смерти Л. Н. Толстого и в то же время восхвалявших синод за отлучение Толстого от церкви); «Вьются ужом» (про оппортунистов, лавировавших между двумя противоположными точками зрения); «Вертятся, словно черти перед заутреней» (про новоискровцев, всячески увертывавшихся от прямого ответа на поставленные им вопросы); «Им плюнь в глаза, они—божья роса!» (про министров-социалистов, про генерала Каледина); «Ходит, как кот около горячей каши» (о пояснениях меньшевика Суханова к
53
тезису Маркса о соединении рабочей револю1-ции с крестьянской войной против помещиков); «Хорошо поет, где-то сядет» (о либералах, о министрах-социалистах); «И щуку бросили в море» (о комиссии по борьбе с разрухой); «Сапоги всмятку» (о научных определениях П. Струве) и т. д.
В своих выступлениях В. И. Ленин часто пользовался народными русскими поговорками, чтобы высмеять противника. Помню случай на IV Чрезвычайном Всероссийском съезде Советов в марте 1918 года.
Съезд происходил в один из самых критических моментов истории Советской России, когда решался вопрос о мире или войне с Германией. Настроение на съезде было тяжелое. Среди делегатов присутствовало немало противников заключения мира—левых эсеров, анархистов, максималистов и других. Они отвергали «мир с буржуазией» и призывали к «революционной войне до победного конца» против германских империалистов. Ленина часто прерывали раздраженными возгласами. Но он последовательно развивал свои мысли, доказывал съезду безусловную необходимость заключить хотя бы самый тяжелый мир с Германией. И высмеял противников, приведя русскую поговорку: «Не хвались, идучи на рать, а хвались, идучи с рати».
При быстроте речи Владимира Ильича эта поговорка прозвучала не совсем так, как она записана у Даля. Зал загремел от хохота. Раздались бурные аплодисменты. Перелом в настроении съезда был достигнут. После докла-
54
да В. И. Ленина съезд подавляющим большинством голосов утвердил мирный договор с Германией.
Однажды Ленина спросили, почему его выступления перед массами пользуются таким огромным успехом. Владимир Ильич ответил:
— Секрет очень прост. Когда я выступаю в качестве «оратора», я все время думаю о рабочих и крестьянах, как о моих слушателях.
И действительно, на рабочих и крестьянских собраниях В. И. Ленин говорил с какой-то особенной простотой, ясностью, убедительностью, пользуясь словами и выражениями из обыденной народной речи, поражая слушателей знанием их жизни, быта и нужд.
Однако Владимир Ильич никогда не опускался до вульгаризации, никогда не подделывался под рабочую или крестьянскую аудиторию, не льстил ей, ничего не скрывал от нее и не давал невыполнимых обещаний.
В 1917 году перед рабочими выступало много всяких ораторов. Иные очень красиво разглагольствовали, однако впечатления не производили, овладеть умами и сердцами рабочих не могли.
А когда выступал В. И. Ленин, рабочие, не видавшие его никогда, сразу угадывали в нем своего человека:
— Вот этот — наш! Слышь, как правду-матку режет!
Поражала рабочих простота и совершенная понятность речей Владимира Ильича. Да и как не понять, если он всегда говорил в пользу рабочих и в защиту народа!
55
Выйдет эсер или меньшевик, говорит, говорит, как воду льет. Этих ораторов рабочие так и называли: «водолейкины».
А то, что говорил В. И. Ленин, захватывало и зажигало рабочих. Все, что каждый думал, переживал про себя, но не находил слов полно и четко выразить,— все это ясно высказывал Владимир Ильич.
Рабочие слушали В. И. Ленина, затаив дыхание. Вот он выступает с трибуны на широком дворе Путиловского завода. Его слушают тысячи, а стоит такая тишина, что слышно, как чирикают воробьи на карнизах окон.
Горячие речи В. И. Ленина сплачивали рабочие массы в один пролетарский кулак, давали массе силу, волю к победе, веру в светлое социалистическое будущее родной страны.
Владимир Ильич обладал исключительным талантом популяризатора. Он не приводил цитат из научных трудов, чтобы потом пространно толковать и разъяснять их. Он исходил из простых, знакомых массам жизненных фактов, примеров, чтобы затем вместе со слушателями сделать определенные выводы из этих фактов и таким путем подвести массы к пониманию учения, лозунгов партии.
В. И. Ленин был беспощаден к врагам народа. Никто не умел с такой силой громить буржуазию и ее прихвостней, меньшевиков и эсеров. Как они метались, видя, что Ленин поднимается на трибуну. Каждое его слово разило врагов в самое сердце.
Разоблачая и высмеивая врагов, Влади-
56
мир Ильич нередко пользовался образами из художественной литературы, русской и иностранной: М. Б. Салтыкова-Щедрина, А. С. Грибоедова, Н. В. Гоголя, И. А. Гончарова, Н. А. Некрасова, А. Н. Островского, И. А. Крылова, А. П. Чехова, Мольера, Вольтера, Сервантеса, Шекспира, Гете, Шиллера и других.
Были и среди социал-демократов очень искусные ораторы, любившие уснащать свои речи красивыми оборотами, остротами и т. п. Вся эта внешняя красивость была абсолютно чужда В. И. Ленину. Она просто не нужна была ему, мешала быстрому целесообразному ходу его мыслей,—он как бы торопился высказать их своим слушателям.
У иных ораторов представительный вид, эффектные жесты, красивые позы, сильный, меняющийся в тонах голос, который они то повышают до «громовых» раскатов, то понижают до шепота.
А тут поднимется на трибуну человек невысокого роста, с виду ничем не примечательный, разве что блеснет под электрическим светом его огромный лоб. Заговорит несколько глуховатым голосом, слегка картавя на «р». Не ораторствует, а как бы беседует со слушателями. Жесты его просты, естественны.
Речь начнет с нескольких, казалось бы, простых, всем известных фактов, мыслей. Но через минуту ваше внимание уже поглощено его речью. У этих всем известных фактов, оказывается, есть свои, никем раньше не
57
замеченные стороны, особенности. Из них вытекают новые, неоспоримые выводы, которых, однако, до сих пор никто не делал... И вы вместе с оратором испытываете восторженное чувство первооткрывателя...
А он приводит новые факты, бросает новые мысли, ведет вас дальше и дальше с неодолимой силой логики...
И вот вы уже захвачены им всецело! Окружающая обстановка исчезает для вас. Вы в царстве мысли с ее неумолимыми законами.
По окончании его речи вы как бы просыпаетесь...
Вы вспоминаете, что иногда встречали у противников доводы, в которых чувствовали какую-то фальшь, но не могли сразу ее вскрыть. А вот В. И. Ленин одной мимоходом брошенной фразой разрывает самые хитроумные сплетения, софизмы противников и ведет вас к новым и новым широким обобщениям.
Каждым своим выступлением В. И. Ленин раскрывал перед партией новые увлекательные перспективы, заряжал нас новой энергией, ставил со всей ясностью и обоснованностью новые важные задачи, от разрешения
которых зависело будущее партии и страны.

* * *
В. И. Ленин редактировал многие партийные органы. Нам следует познакомиться с Лениным как редактором.
58
Владимир Ильич предъявлял следующие основные требования к печатным органам партии. Такой орган должен находиться в тесном общении с партией, в неразрывной связи с рабочим движением. Он должен идти впереди, освещая путь партии, предостерегая от ложных шагов. Он может выполнить свое назначение лишь в результате коллективного творчества партии.
Партийный орган печати как плод коллективного творчества — вот основной принцип редакторской работы В. И. Ленина.
Мне довелось работать еще в первых нелегальных большевистских газетах «Вперед» и «Пролетарий», издававшихся в 1905 году за границей. Редактором их и основным сотрудником был Владимир Ильич. И я видел, как любил он эту работу, как высоко ценил значение печати в борьбе партии за ее цели.
Известно, что Владимир Ильич еще в молодости мечтал: «Ничего бы я так не хотел, как научиться писать для рабочих!» Будучи уже главой Советского правительства, он в партийных анкетах на вопрос о профессии писал: «журналист, литератор».
С глубоким уважением относился Владимир Ильич к печатному партийному органу и такого же отношения требовал от всех сотрудников.
Нечего и говорить, что от авторов Владимир Ильич в первую очередь требовал основательного марксистского знакомства с освещаемым вопросом. «Всезнайства» он терпеть не мог.
59
Второе его требование: умей излагать мысли своими собственными словами. Владимиру Ильичу претили штампованные газетные фразы, которыми изобилуют еще и сейчас наши печатные органы.
Владимир Ильич искал в статье, в корреспонденции живую свежую мысль, живое яркое слово, искорку таланта, интересные факты. И если находил их, то уже не щадил ни труда, ни времени на обработку такой статьи, на беседу и на переписку с ее автором.
Я видел, как высоко ценил Владимир Ильич письма читателей, корреспонденции в газету и с каким увлечением работал над ними. Сначала пробежит письмо быстро-быстро, потом прикроет листок рукой, посмотрит, прищурившись, прямо перед собой и, вероятно, решив, что это интересно, важно, начнет читать внимательно строку за строкой. А надо сказать, пишущих машинок тогда не было, и приходилось с трудом разбирать почерки рабочих.
Иное письмо так взволнует Владимира Ильича, что он встанет и пройдется по комнате, говоря как бы сам с собой:
— Здорово! Вот это так!
Владимир Ильич старался как можно меньше вносить поправок, сохранить своеобразный язык корреспондента, его манеру изложения, его подход к вопросу, своеобразие его аргументации.
— Как они умеют просто и хорошо писать! Вот бы нам так научиться!—гова-
60
ривал Владимир Ильич.— Чем ближе к разговорному языку, тем лучше! Неважно, что автор подошел к вопросу с такой стороны, употребил такие аргументы и выражения, какие нам с вами никогда и в голову не пришли бы! Тем лучше, лишь бы по существу было правильно.
Иногда Владимир Ильич вставит фразу, прибавит словечко, даст короткую концовку— и вся корреспонденция сразу «заиграет», получит острую политическую направленность, обобщающую мысль.
Очень строгим редактором был Владимир Ильич, но отнюдь не придирчивым. Редактируя статью, он ограничивался минимумом безусловно необходимых поправок. Очень интересно в этом отношении его письмо об одной брошюре Луначарского, который был отличным стилистом. Владимир Ильич нашел в брошюре неосторожно сформулированные места, к которым могли бы придраться противники. Однако он не стал «ретушировать», исправлять рукопись и сдал ее в печать.
«Уж очень жаль стирать Ваши краски и портить живо написанную вещь»,— пояснил он свое решение в письме Луначарскому.
Однако, если было необходимо, Владимир Ильич требовал многократной переделки статьи. Так было, например, с одной статьей того же Луначарского. Ему было поручено написать заявление о выходе в свет газеты «Вперед». Статья имела программный характер. В ней были недопустимы малейшие
6 В. Л. Карпинский 01
неточности. Автор должен был три раза перерабатывать статью по замечаниям В. И. Ленина.
Владимира Ильича как редактора всегда отличало неослабное внимание ко всем сторонам газетной работы. Выбор тематики для данного номера, точность, ясность, краткость изложения, выразительность и точность заголовков, выбор шрифтов, правка корректуры, выход газеты в срок — всему этому Владимир Ильич придавал огромное значение. Ни один «пустяк» не мог укрыться от его зоркого взгляда.
В. И. Ленин был сотрудником и членом редакционных коллегий партийных органов, издававшихся в России легально с 1912 года («Правда» и другие). Он писал для них статьи. В своих письмах в редакцию «Правды» Владимир Ильич указывал на недостатки и ошибки в ее работе. Он возмущался нарушением принципа коллективности, какое допускала редакция.
Одним из основных требований, какие предъявлял Владимир Ильич к авторам, было такое:
— Умей увязать текущие задачи с конечной целью партии!
Это требование он выдвигал еще в те времена, когда о социализме можно было только мечтать. Приведу пример с поправкой В. И. Ленина в одну статью в газете «Пролетарий» от 16 ноября 1905 года.
Мне было поручено написать о первом крестьянском съезде, выдвинувшем такие
62
требования: уничтожение частной собственности на землю, конфискация земли у помещиков, справедливое распределение ее между крестьянами. В статье было подчеркнуто революционное значение этих требований и вместе с тем указывалось, что съезд разбивает иллюзии эсеров относительно якобы «социалистического» характера раздела земли между крестьянами.
Однако автор статьи не увязал эту борьбу крестьян за землю с конечной целью партии. И получил за это нагоняй от редактора. Владимир Ильич сделал большую вставку в статью. В ней он указал, что борьба крестьян за землю есть большой шаг к социализму, но далеко еще не социализм. И Владимир Ильич популярно объяснил читателям, что такое социализм. Он писал:
«Социализм требует уничтожения власти денег, власти капитала, уничтожения всей частной собственности на средства производства, уничтожения товарного хозяйства. Социализм требует, чтобы и земля и фабрики перешли в руки всех трудящихся, организующих по общему плану крупное (а не разрозненное мелкое) производство»
Эти слова Владимира Ильича о социализме были написаны за 12 лет до Великой Октябрьской социалистической революции. Еще в то время учил он работников печати умению связывать текущие задачи с конечной целью партии.
_____________
1 В. И. Ленин. Полн. собр. соч.. т. 12, стр. 81.
63
Такие указания В. И. Ленина работникам печати, а их было немало, сохраняют всю свою силу и для настоящего времени, когда на очереди стоит задача построения коммунизма.
* * *
В. И. Ленин был организатором, основоположников и руководителем 111, Коммунистического Интернационала.
Еще в манифесте Центрального Комитета большевистской партии против империалистической войны и социал-патриотов 1 ноября 1914 года Владимир Ильич писал о позорной измене делу социализма со стороны партий II, социалистического Интернационала. И он призывал к организации нового, Коммунистического Интернационала для революционного натиска на капиталистические правительства, для гражданской войны против буржуазии всех стран, за политическую власть, за победу социализма.
Империалистическая война вызвала революционное недовольство в рабочих массах. Это побудило некоторых руководителей социалистических партий созвать Международную социалистическую конференцию, состоявшуюся в сентябре 1915 года в Швейцарии, в деревне Циммервальд. На ней было 38 делегатов из 11 стран Европы. Большинство на конференции составляли «центристы», занимавшие среднюю позицию между сторонниками и противниками мира.
В. И. Ленин организовал на этой конфе-
64
ренции левую группу из представителей России, Германии, Польши, Швейцарии, Швеции, Норвегии. С помощью этой группы он повел энергичную борьбу против прямых и прикрытых сторонников империалистической войны.
Владимир Ильич был избран в комиссию по выработке манифеста конференции, и ему удалось внести в манифест ряд основных марксистских идей: признание первой мировой войны империалистической войной; осуждение социалистов, голосовавших за военные кредиты и принявших участие в буржуазных правительствах; призыв рабочих к революционной борьбе против империалистических войн, за мир без захвата чужих территорий и без взыскания платежей с побежденных.
Организованная В. И. Лениным на Цим-мервальдской конференции группа левых делегатов стала выпускать на немецком языке свой орган «Vorbote» («Предвестник»), издала в переводе на иностранные языки многие произведения В. И. Ленина.
В апреле 1916 года состоялась вторая Международная конференция в Швейцарии, в деревне Кинталь. На ней присутствовало 43 делегата, из которых 12 принадлежало к левой группе. По некоторым вопросам левая группа собирала до 45 процентов голосов.
Владимир Ильич написал свои замечания по многим пунктам порядка дня конференции. Затем он внес на конференцию составленное им «Предложение Центрального
65
Комитета РСДРП 2-ой социалистической конференции». В нем Владимир Ильич указывал, что проповедь реформ является буржуазным обманом масс. Он призывал помогать социалистической революции пролетариата, поддерживать и развивать то брожение среди масс, которое начинается во всех воюющих странах, содействовать стачкам, демонстрациям, протестам против войны, братанью в траншеях, расширять и обострять эти, пока еще слабые, проявления революционной массовой борьбы в общий натиск пролетариата с целью свержения власти буржуазии.
Кинтальская конференция не приняла предложение В. И. Ленина. Но его выступления на этой конференции, как и на Цим-мервальдской, помогли распространению ленинских идей об империалистической войне и пролетарской революции среди рабочих капиталистических стран. Его выступления способствовали выделению из социалистических партий настроенных интернационалистически рабочих, которые вошли потом в III, Коммунистический Интернационал.
Великая Октябрьская социалистическая революция содействовала возникновению коммунистических партий в капиталистических странах. В январе 1919 года состоялось под руководством В. И. Ленина совещание представителей восьми коммунистических партий и групп. Оно призвало коммунистические партии принять участие в учредительном конгрессе III, Коммунистического Интернационала.
ее
I Учредительный конгресс Коммунистического Интернационала состоялся в Москве 2—6 марта 1919 года. На нем присутствовали делегаты от коммунистических партий и левых социалистических организаций 30 стран. Конгресс прошел от начала до конца под непосредственным руководством В. И. Ленина.
«Всемирно-историческое значение III, Коммунистического Интернационала,— писал Владимир Ильич,— состоит в том, что он начал претворять в жизнь величайший лозунг Маркса, лозунг, подведший итог вековому развитию социализма и рабочего движения, лозунг, который выражается понятием: диктатура пролетариата...
Эти латинские слова переведены теперь на все народные языки... на все языки мира.
Началась новая эпоха всемирной истории.
Человечество сбрасывает с себя последнюю форму рабства: капиталистическое или наемное рабство».
II конгресс Коммунистического Интернационала состоялся летом 1920 года. В нем участвовали делегаты от коммунистических партий и других рабочих организаций 41 страны. Владимир Ильич принял самое деятельное и разностороннее участие в подготовке конгресса и в руководстве им. Он был избран в президиум конгресса и во все его комиссии.
На первом заседании В. И. Ленин сделал доклад о международном положении и основных задачах Коммунистического Интер-
1 В. И. Ленин. Поли. собр. соч., т. 38, стр. 303—304.
67


--->>>
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0