RSS Выход Мой профиль
 
Баландин Р. К. Чудо или научная загадка? | Наука и религия о Туринской плащанице.

К читателям серии «Знак вопроса»
С
чего начинается наука? С вопроса, с удивления перед творением природы или созданием человека, с ощущения тайны. Однако для науки только этого еще мало, она невозможна без систематизации фактов, логических умозаключений, без четкой методики исследований. И наконец, важнейшее условие — постановка проблемы. Это, пожалуй, наиболее ответственный этап на пути познания и, безусловно, самый увлекательный. В то же время о нем пишут сравнительно редко и скупо. Популяризация науки по давней традиции предполагает прежде всего доходчивый рассказ об уже сделанных открытиях, решенных проблемах.
Задача серии «Знак вопроса» в том, чтобы показать науку в движении — начиная с момента обнаружения непонятного явления и первых высказанных гипотез. При этом особо подчеркнем, что серия будет рассказывать о научных проблемах или, говоря иначе, о тех явлениях, которые в принципе доступны научным исследованиям. Предполагается знакомить читателя с наиболее интригующими проблемами современных наук о природе и человеке, с явлениями, часто кажущимися таинственными и потому порождающими разного рода домыслы и небылицы. Несмотря на то что современная наука может ответить на очень многие вопросы, неразгаданных феноменов мироздания на наш век вполне хватает, да и вряд ли когда-нибудь они исчезнут вовсе, ведь процесс познания непрерывен и бесконечен.
«Знак вопроса» рассчитан на любознательного читателя. Будем помнить, что каждое научное открытие обогащает нас не только новым знанием, но и первым незнанием, ибо с расширением границ познанного нам открываются новые горизонты.
Надеемся, что серия «Знак вопроса» привлечет прежде всего молодых читателей. Живая творческая мысль призвана не удовлетворяться достигнутым, находить не только решения поставленных задач, но и обнаруживать нечто новое, выдвигать, по выражению Н. Бора, «безумные идеи», уметь задавать неожиданные вопросы там, где ограниченный ум не замечает ничего интересного. Короче говоря, читателю будет предложен «Знак вопроса» и предоставлена возможность для самостоятельных размышлений, поисков, сомнений и — будем надеяться — открытий.
В свою очередь «Знак вопроса» ждет помощи и от вас, читатель. Пишите, что вас интересует, о каких естественнонаучных проблемах вы хотели бы узнать. Ждем ваши предложения, замечания, советы и заранее вам за них благодарны.
Наш адрес: 101836, ГСП, Москва, Центр, проезд Серова, д. 4, издательство «Знание», серия «Знак вопроса».
В последнее время снова резко возрос интерес к Туринской плащанице. В начале 1988 г. было разрешено провести определение ее возраста с помощью методов радиоуглеродного анализа. Со дня на день ожидался результат этого исследования, которое может дать ответ на один из ключевых вопросов •— совпадает ли возраст плащаницы с временем смерти исторического прообраза Иисуса Христа? Однако не это главное, почему написана брошюра о Туринской плащанице. Вне зависимости от результатов радиоуглеродного анализа на примере изучения Туринской плащаницы можно наглядно показать, 'что такое научный метод вообще и как он «работает» при объяснении научных загадок и религиозных тайн в частности.
Современные научные методы часто позволяют ответить на многие вначале кажущиеся безнадежными вопросы, сузить круг возможных гипотез и предположений. Рассказ об исследовании Туринской плащаницы интересен и актуален еще и тем, что впервые для анализа исторического памятника применен мощнейший арсенал средств современной науки.

Разрушение тайны
Л
юди, встречаясь с непонятными, необъяснимыми явлениями, природными загадками, естественно, пытаются как-то объяснить их.. Одни это делают, опираясь на научные знания, другие — верующие — с помощью религиозных представлений. Чем отличается научное объяснение от религиозного? Какая разница между научной загадкой и религиозным чудом?
Вопросы эти не праздные и совсем не простые. Ответы на них предлагаются самые разные, в зависимости от научной и философской компетенции автора, его от* ношения к познанию и бытию.
История науки — это, в сущности, бесконечный перечень создаваемых, признаваемых и опровергнутых гипотез, теорий, концепций. Так обстоит дело даже с физико-математическими и естественными науками. А о гуманитарных знаниях и говорить не приходится.
Религиозные «истины» в этом отношении, наоборот, отличаются устойчивостью. Их утверждают и чтут порой многие века. К тому же немало фактических сведений, приведенных в священных книгах и сказаниях, подтверждаются и в результате научных исследований. Известно, что эволюционный ряд животных, упомянутый в древних индусских ведах, в общих чертах отвечает данным палеонтологии, эволюционной теории. Известный русский геолoг А. П. Павлов приводил библейский миф о сотворении мира как одну из первых гипотез о последовательности развития Земли и жизни на ней, предваривших выводы науки. Сказание 6 всемирном потопе, встречаемое во многих религиозных системах, сыграло важную роль в истории геологии...
Не станем продолжать подобный перечень, отметим только, что понятие «научный» еще не означает «наиболее точный» или тем более «единственно верный», «истинный». Во всяком случае, научные заблуждения встречаются не так уж редко и бывают не менее нелепыми, чем религиозные предрассудки.
И все-таки есть, конечно, принципиальная разница
Ведь наши сведения об окружающем мире, по их мнению, определяются высшим разумом, приобщающим нас: к высшим истинам. Не случайно один из величайших ученых всех веков Исаак Ньютон совмещал научные исследования с толкованиями Библии. Там, где было приемлемо точное научное знание, он се считался с догмами священного писания. Да и великий русский ученый Михаил Васильевич Ломоносов поступал точно так же, называя окружающий мир «Евангелием от Природы» — высшим достоянием человека, средоточием и источником высочайшей мудрости, с которым не могут сравниваться книги, созданные людьми, пусть даже самыми выдающимися.
Может показаться, что такое отношение к религии сложилось в Новое время, после эпохи Возрождения, когда особенно высоко поднялся авторитет науки. Однако это не совсем так. Даже в раннем средневековье один из главнейших теоретиков христианства, причисленный к лику святых, — Аврелий Августин вовсе не умилялся слепой вере в авторитет каких-либо лиц или сочинений. «Вера в авторитет, — писал он, — весьма сокращает дело и не требует никакого труда», а необходима она «для пользы простейших», «более тупоумных или занятых житейскими заботами». Такие верующие «легко одурачиваются подобием логичных доводов». «Если они слишком ленивы или привязаны к другим занятиям, или уже неспособны к науке, пусть они верят...»
В своем диалоге «О блаженной жизни», посвященном познанию сверхчувственных истин, Августин задается вопросом: «Представляется ли вам пищею души знание?» И дает ответ: «Совершенно так... душа питается не чем иным, как разумением вещей и знанием». Конечно, в те далекие времена, полтора тысячелетия назад, представления о знании отличались от нынешних. Но будем помнить, с какой проницательностью отделял Августин веру и подобие разумных доводов от трудных поисков научных истин.
Любые поиски предполагают разные варианты методов и решений. Научные искания предполагают свободу мысли, поисков и сомнений. Единственное ограничение накладывает сам по себе научный метод, требующий опоры на факты и логику, обязательную доказательность выдвигаемых идей. То, что не имеет доказательств, оcтается вне науки. Таковы «правила игры». К сожалению, не все и не всегда признают их. В истории науки нередки случаи, когда те, кто честно и твердо придерживался правил «научной игры», подвергались гонениям, а то и казням.
Так, в XVI веке жил и творил Джордано Бруно, который доказывал, что Вселенная бесконечна и вечна, что существуют круговороты материи. Одно его утверждение особо раздражало святую инквизицию. По мнению Бруно, Иисус Христос был магом, и чудеса его объясняются не сверхъестественной одаренностью, а умениями, доступными некоторым людям. За такую ересь католическая церковь карала смертью.
И Лев Толстой, считавший себя христианином, отрицал божественность Христа, его чудеса. Чтобы доказать свою правоту, Толстой заново,- по своему разумению, перевел Евангелие. Для дополнительного истолкования текста он даже изучил древнееврейский язык. Писатель был отлучен православной церковью и проклят с амвона.
Правда, к тому времени появились научные исследования, посвященные жизни Иисуса Христа. В частности, были изданы основательные монографии на эту тему французского историка Э. Ренана и немецкого Ф. Штрауса.
В нашем веке ученым предоставилась уникальная возможность использовать для изучения реликвии, якобы относящейся к Иисусу Христу, целый спектр методик разных наук. Впервые исторический памятник — кусок ткани — был подвергнут столь основательному и разностороннему анализу. И надо сразу сказать, данный памятник действительно заслуживает столь пристального внимания.

Что это такое?
И
так, Туринская плащаница. Это продолговатый кусок льняного полотна длиной 4,3 м, шириной 1,1 м. Хранится аккуратно сложенным в серебряном ковчеге, помещенном за стальными прутьями высоко над мраморным алтарем кафедрального собора Сан Джиованни Баттиста (святого Иоана Крестителя) города Турина, расположенного на севере Италии.
Осенью 1978 года третий раз в XX веке Туринская плащаница была выставлена на всеобщее обозрение. Она находилась, развернутая во всю длину, в глубине собора за пуленепробиваемым стеклом в стальной оправе. За шесть недель демонстрации реликвию посмотрело более 3 миллионов человек. На площади перед храмом в день и ночь находились толпы паломников. В воскресную ночь 8 октября показ был завершен. Плащаницу осторожно сняли со стены и перенесли в расположенный рядом королевский дворец. Там она на пять суток была предоставлена для научных исследований.
О них у нас речь пойдет впереди. А пока подробнее ознакомимся с этой реликвией.
При беглом взгляде она вряд ли может привлечь внимание. На желтоватом фоне вдоль нее по центру проступают светло-коричневые пятна. Резко выделяются две темные полосы, по которым ткань некогда обгорела.

Рис. 1. Показ плащаницы в соборе осенью 1978 г.
Рис. 2. Толпы паломников, устремленных в Туринский собор Сан Джиованни Баттиста
Рис. 3. Ученые приступили к изучению плащаницы

Однако, если как следует присмотреться к плащанице, окинув ее взглядом целиком, пятна сольются в необычайное изображение. Обнаженный мужчина, лежащий во весь рост, на одной половине ткани виден спереди, на другой — со спины, сзади. "Еще более отчетливое изображение проступает на фотографиях плащаницы. Эффект усиливается, если рассматривать негативы. Дело в том, что изображение на плащанице негативное: обычно затемненные участки, скажем глазницы, выглядят на ней светлыми, и наоборот. Так что негатив с этого негатива получается обычной фотографией — позитивом с привычным для глаза распределением света и тени. Изображенная на плащанице фигура поражает своим совершеннейшим натурализмом (см. рис. на обложке). Ее с полным основанием можно было бы счесть фотографией, если бы не достоверный возраст реликвии, превышающий.., пять столетий! Только в Турине она находится уже более 400 лет.
Если это нечто подобное фотографическому снимку, то как он был сделан? Какими техническими средствами? Кем? Когда? Или это следы некогда нарисованной фигуры? Или какая-то необычайно ловкая подделка старинного мастера, пожелавшего создать подобие того легендарного покрывала, в которое был завернут, согласно евангельскому преданию, Иисус Христос?
Для многих и многих верующих подобные вопросы могут показаться бессмысленными и даже кощунственными: надо отбросить сомнения и уверовать в чудо Христа, свидетельством чего является святая реликвия! Смотрите: на теле проступают раны, оставленные бичом палача. На руках и на ногах — пятна и потеки крови — следы распятия на кресте. Лоб и затылок в кровоточащих ранах, оставленных терновым венцом. Лик нерукотворный, изображение чудесное, единственное на всем белом свете и неповторимое...
Действительно, изображение человека на плащанице заставляет вспомнить евангельские описания смерти Христа. Более того, оно и впрямь выглядит чудесным. Если не учитывать некоторых очень характерных деталей (о них у нас еще будет речь), оно вполне соответствует обычному каноническому образу Иисуса Христа, снятого с распятия и увековеченного на тысячах картин, икон, изваяний.
Но все это еще ничего не доказывает. Сходство не есть тождество. С позиций религиозной веры каждый человек имеет возможность либо признать реликвию подлинной и поклоняться ей, либо начисто отвергнуть это мнение, а заодно и саму идею об историчности Иисуса Христа. Однако научный подход, не отвергая любую версию, требует представить систему доказательств, удостоверяющих хотя бы степень вероятности того или иного мнения. Надо непременно учесть все имеющиеся факты, а не подбирать из них только такие, которые, свидетельствуют в пользу какой-то одной идеи.
Итак, цель исследований — выяснить возраст плащаницы, ее принадлежность какому-то определенному географическому району, ее подлинность (то есть именно нерукотворность, естественность изображения, а не создание его искусственным путем). И если возраст ее около 30—40 годов новой эры, если выяснится, что она тогда находилась в районе Мертвого моря (Иерусалима), а изображение подлинное, то в таком случае... Нет, даже и в таком случае ученые вряд ли единогласно признают, что перед нами изображение легендарного Иисуса Христа.
Только вот как доказать все это? Какой Шерлок Холмс умудрится обнаружить улики, по которым можно восстановить историю плащаницы? Наконец, важно выяснить, как же все-таки могло появиться или, точнее сказать, проявиться как на фотографии изображение человека, погибшего 500, а возможно, и 1950 лет назад?!

История реликвии
П
режде всего надо установить достоверную историю плащаницы. К сожалению, на этот, счет сведений немного, и не все они убедительны.
Как мы знаем, более 400 лет она хранится в Турине. Сам по себе этот срок почтенен для исторической реликвии. Он вполне достоверен. Довольно точно выяснено, что в середине XIV века плащаница находилась во французском городе Лирей и принадлежала местному феодалу — рыцарю графу Жоффруа де Шарни. Откуда и как она попала к нему, остается тайной. Ее выставили в его родовой церкви, и местный священник утверждал, что она подлинная. Тотчас в церковь хлынул поток паломников.
Надо заметить, что в ту пору существовало немало более или менее искусных подделок «святых реликвий», в частности плащаниц. Вполне естественно, что здравомыслящие люди усомнились в подлинности плащаницы из Лирея. Среди них был и местный епископ. По его словам, после тщательного осмотра и опроса выяснилось, что холст был «хитро разрисован», и даже якобы удалось найти художника, сделавшего эту подделку. Правда, имя художника не было названо. Никто из художников средневековья, насколько известно, не создавал ничего подобного совершенно натуральному изображению на плащанице. Такая версия выглядит фантастичной, если не предполагать, что в ту пору во Франции жил какой-то необыкновенный мастер, от которого сохранилось только одно произведение.
Папа Климент VII тем не менее не запретил показ Лирейской плащаницы, хотя повелел непременно разъяснять, что это не подлинник, а творение художника. В общем, церковь тем самым признала реликвию фальшивкой, хотя, по-видимому, по соображениям материальной и идеологической выгоды не запретила ей поклоняться. Это вполне отвечает христианской традиции молиться перед иконой и целовать крест, то есть признавать за некоторыми материальными рукотворными предметами духовную ценность, приобщающую к высшим истинам и образам.
В середине XV века внучка графа де Шарни подарила плащаницу герцогу Людовику Савойскому. Построив по такому случаю церковь в городе Шамбери, герцог с почестями поместил туда реликвию.
В 1532 году ризница Святой Часовни, где хранилась в серебряном ларце плащаница, загорелась. От сильного жара ларец начал плавиться. Его удалось вытащить из огня. Холст, который дымился и на сгибах обуглился, залили водой. Затем поврежденные участки залатали монашки (кстати, пожоги потом позволили получить дополнительные материалы для научных исследований). С 1578 года плащаница находится в Турине. Понятно, что наиболее важной представляется история этой реликвии до XIV века. Достоверные сведения о том между научными и религиозными подходами к тайнам и «чудесам» природы, к историческим событиям, к человеческой личности. Научный метод в отношении религиозных чудес действует разрушительно...
Обратимся в этом плане к конкретному, очень характерному примеру: загадке Туринской плащаницы. О ней написано немало» несколько публикаций было в нашей печати — научной и атеистической. Однако тема еще далеко не исчерпана. Она не только интересна, но и поучительна. С ней связано немало волнующих загадок и тайн — научных и религиозных, сплетенных в единый замысловатый узел.

Бог или маг?
Н
и одной личности за всю историю человечества не посвящено так много сочинений, исследований, публикаций, как Иисусу Христу. Веками его «жития» — евангелия — остаются наиболее издаваемыми книгами в мире. Помимо четырех канонических (признанных христианскими церквами) евангелий, существует целый ряд апокрифических (неофициальных, запретных для верующих), отдельные отрывки из древних сочинений и необъятное море толкований, пояснений, пересказов, опровержений.
Христиане признают его Богом, сыном Бога-отца (творца вселенной), принявшим облик человека. Его жизнь, деяния, учение, смерть, воскрешение для них — чудо. Не случайно исходя из этого, исторический период разделен на две части, на две эры: древнюю (до рождения Христа) и новую (после рождения Христа). И это несмотря на то, что точную дату рождения в данном случае установить не удается. Интересно, что даже Мухаммед, основатель религии ислама, считал Иисуса Христа святым.
В то же время с давних пор многие люди — нередко из среды философов, ученых — признавали Иисуса Христа пусть идеализированным, величайшим, но все-таки человеком, вполне историческим лицом, события жизни которого были со временем расцвечены религиозной фантазией его последователей. Мнения о «нечудотвор-ности» Христа церковь всегда клеймила как вредную, опасную ересь.
Наконец, было и, разумеется, остается немало сомневающихся в том, что Иисус Христос вообще существовал в реальности. У них есть свои серьезные аргументы, хотя, естественно, речь тут может идти лишь о немногих и не всегда убедительных свидетельствах, оставленных историками древности, а также о том, что канонические й апокрифические евангелия для ученых остаются произведениями, которые рисуют некий литературный образ. О том, имелся ли у него прототип и каким он был, остается только догадываться. Ведь каких-либо материальных свидетельств о нем не сохранилось...
Вот тут и приходится сделать оговорку. Существует историческая реликвия, которую некоторые непосредственно связывают с мученической смертью Иисуса Христа. Этот предмет вошел в историю под именем Туринской плащаницы: полотно цвета слоновой кости, на котором проступает светло-коричневое изображение муж* чины со следами истязаний. Стоит упомянуть об этой реликвии, как мнения слушателей резко разделяются. Некоторые — из числа верующих в религиозные чудеса — отвергают всякую мысль о материальной, человеческой сущности Христа. А других возмущает сама постановка вопроса об историчности Христа и о возможности подлинных реликвий, связанных с ним. «Как же так? — заявляют они. — Уж не призываете ли вы уверовать в Иисуса Христа?!»
Так разделяются два подхода к проблеме: стихийно (или сознательно) научный и сознательно (или стихийно) религиозный. Причем в большинстве случаев естественная любознательность и склонность к сомнениям, самостоятельности суждений побуждает и верующих и неверующих всерьез относиться к научным результатам и методам исследований. Им противостоят те, кто с одинаковой убежденностью заранее отказывается как от сомнений, так и доказательств, основанных на фактах, конкретных сведениях. Такие люди предстают поборниками «религиозного метода». Ведь они утверждают свою веру, свои убеждения, свое мнение, не утруждаясь доказательствами, сбором и анализом фактов, не прибегая к объективным, то есть непредвзятым, исследованиям, не желая выслушивать тех, кто думает не так, как они. Даже в среде религиозных теоретиков, глубоко верующих мыслителей издавна сохранялось уважительное, а то и благоговейное отношение к научным знаниям.

В начале XIII века при взятии Константинополя крестоносцы обнаружили в одном из храмов плащаницу с изображением Христа. После разграбления города она пропала. Возможно, это и была Туринская плащаница, хотя неизвестно, каким образом она попала к де Шарни. Вряд ли этот пробел удастся восполнить. Есть предположение, будто плащаница была вывезена из Константинополя во Францию рыцарями воинствующего ордена тамплиеров, упраздненного чуть более столетия спустя.
Еще неопределенней данные о более ранней истории реликвии. Ученые сопоставляют разрозненные сведения из разных источников. В середине века бытовала такая версия: полотно с чудесным нерукотворным ликом Христа в 40 году увез его ученик Фаддей в Эдессу (ныне Урфа, Турция). По-видимому, во время одной из войн реликвия в ларце была замурована в крепостную стену, где находилась до 525 года, когда при реконструкции стены клад был обнаружен. Через четыреста лет ее перевезли в Константинополь.
По другой версии, также упоминаемой в средневековых источниках, «священную плащаницу», как ее называли, в V веке перевезли из Иерусалима в Константинополь, где для нее была построена Влахернская базилика. В период борьбы с иконами и почитанием священных реликвий (VII—IX века) ее тайно отправили в Иерусалим, а затем вновь вернули на прежнее место.
Конечно, нет надежных данных для отождествления Туринской и «священной» плащаниц (на этот вопрос имеется возможность ответить лишь в результате специальных научных исследований, о которых будет упомянуто позже). Но и решительно отрицать такую версию тоже нет оснований. В пользу тождества говорит «Каталог реликвий», составленный в XII веке, где упоминается «окровавленная плащаница Христова, хранящаяся в Константинополе».

Свидетельство искусства
В
научных исследованиях могут быть использованы, в частности, произведения искусства и методы искусствоведения. Тем более когда, как в нашем случае, речь идет о легендарной личности, об иконографии, возможности подделок, о «нерукотворности» изображения.
Мы уже знаем, что не известно никаких художественных традиций, позволяющих классифицировать принадлежность фигуры, «проявленной» на плащанице, к какой-либо школе живописцев или конкретному художнику не только античности или средневековья, но и более позднего времени. Однако все-таки не исключается возможность хитроумной подделки под «нерукотворный образ».
Оставив без внимания вопрос о способе, которым удалось сделать изображение, обратим внимание на значительное сходство мужчины с плащаницы и огромного числа иконописных ликов Иисуса Христа. Некоторые исследователи полагают, что это свидетельствует о сознательной подделке под традиционные портреты. Но в таком случае остается ещё более трудная загадка: почему со времен Византийской империи, примерно с VI века лики Христа на иконах, монетах, скульптурах стали более или менее сходными: бородатый человек с длинными волосами, вытянутым красивым лицом, прямым носом, глубокими глазницами, широким и невысоким лбом? Конечно, вариации существуют, но они не принципиальны.
Американский ученый А. Вагнер сопоставил пропорции деталей лица с плащаницы и лица Иисуса Христа на нескольких византийских монетах и иконах VI—VII веков. Совпадений оказалось так много (десятки!), что вряд ли допустимо говорить о случайности. Невольно вспоминается версия о находке плащаницы в Эдессе в VI веке. Вроде бы историческое свидетельство подтверждается?
Ну а если все-таки искусный мастер нанес на холст изображение Христа, использовав в качестве образца монеты и иконы?
Такой вариант маловероятен. И вот почему. Дело в том, что до VI века на позднеримских и ранневизантийских рисунках Иисус Христос изображался по-разному: безбородым, с усами, вьющимися короткими волосами, круглолицым... Художники вынуждены были полностью полагаться на свою фантазию, ибо в евангелиях о внешнсти Иисуса практически ничего не сказано. Почему бы вдруг иконописцы и монетчики пришли к единому образу? Как они могли сговориться? И почему в последующие века пользовался всеобщей популярностью именно такой образ Христа?


Рис. 4. Фрагмент плащаницы. Темные штрихи — следы от ударов римским кнутом

Наиболее разумный ответ на эти вопросы: была обнаружена плащаница с «нерукотворным, чудесным» изображением. Она произвела, согласно письменным свидетельствам, глубокое впечатление на верующих. Художники использовали ее в качестве оригинала, модели. Обычно им удавалось увидеть только лицо, изображенное на холсте, который хранился в сложенном виде.
Откуда такое предположение? Во-первых, средневековые источники упоминают о лике Христа на плащанице. Во-вторых, у мужчины, изображенного на плащанице, кровоточащие раны находятся не на ладонях (как обычно показано на иконах, картинах, скульптурах), а, на запястьях. Это обстоятельство заставляет усомниться в поддельности изображения на плащанице. Ведь в таком случае было бы логично следовать иконописной традиции, помещая раны на ладони.
Если учесть все это, станет совершенно понятно то азартное, напряженное ожидание, в котором находились ученые, получившие возможность впервые детально обследовать загадочную реликвию, обнаружить новые уникальные факты и приоткрыть плотную завесу тайн и легенд, связанных с этим необычайным полотнищем.

Фотографии
П
ервая фотография плащаницы была сделана в 1898 году. Она со всей определенностью показала, что изображение негативное. Это стало сильным доводом против сторонников «поддельности» реликвии. Зачем художнику понадобилась совершенно чуждая искусству негативная картина? Да еще в средние века, когда ничего подобного не было известно и не могло вроде бы прийти кому-то в голову.
Благодаря фотографиям изображение на плащанице выглядит более контрастным, отчетливым и совершенно натуралистичным. Получаются, как бы сказать, фотокопии с оригинальнейшей уникальной фотографии древности.
Была сфотографирована и обратная сторона плащаницы. На ней не оказалось ничего подобного изображению человека или его фрагментов. Только в тех местах, где находятся потеки и пятна предположительно крови, отмечаются темные следы. Кстати, подобные пятна вполне обычны на вид, позитивны в отличие от негативной фигуры.
Был сделан и ряд цветных микрофотографий. Они подтвердили версию о том, что темные потеки и пятна пропитывают ткань насквозь, проходя в промежутки между нитями. Удивительно, что пятна имеют, во всяком случае местами, красный цвет и даже визуально напоминают кровь. Только не ясно, могла ли кровь так хорошо сохраниться за многие века? Чтобы ответить на этот вопрос, хорошо бы иметь достоверную историческую реликвию подобного возраста со следами крови. Однако до сих пор такого предмета не обнаружено.
Возможно, микрофотографии дали бы дополнительные материалы. Однако степень увеличения пришлось ограничить из-за недостаточно удовлетворительных условий фотографирования. Требуются особо оборудованные подвальные помещения, потому что даже мельчайшие, неощутимые вибрации пола смазывают четкость микроизображений.
Тем не менее удалось показать, что там, где изображено тело, облик основы ткани остается без изменений, но лишь темнеют ворсинки. Вряд ли такого эффекта можно добиться с помощью какого-то красителя.

Рис. 5. С обратной стороны плащаницы видны только темные следы крови (в освещенном месте), а также потеки воды (справа), сохранившиеся с момента тушения пожара в церкви

Очень показательны участки, подвергшиеся действию высокой температуры (по границе с обожженными местами). На микрофотографиях здесь не отмечено каких-либо изменений яркости изображения. А ведь если, как предполагают некоторые исследователи, оно есть результат теплового воздействия (скажем, с помощью нагретой металлической статуи), то на ворсинках, подвергнувшихся более сильному нагреванию близ пожогов, это оставило бы след. Температура, при которой обуглилась ткань, должна была бы изменить цвет пигмента (если исходить из предположения о нарисованности фигуры на плащанице). Наконец, остались пятна от воды, которой заливали тлевшую ткань. Но и воздействие воды нисколько не повредило изображение, как убедительно показали микрофотографии. Все это свидетельствует против гипотез о поддельности или вообще искусственном происхождении изображения. Правда, остается совершенно неясно, каким образом оно возникло.
Фотография настолько нам привычна, что ее научное значение обычно недооценивается. И дело даже не в специальных видах фотографических съемок: с особыми фильтрами, использованием микроскопов, различных приспособлений. На примере плащаницы видно, что фотография в ряде случаев помогает отчетливее выявить малозаметные детали, воспринять цельное изображение наиболее полно, ясно.

Рис. 6. Микрофотографии обратной стороны плащаницы.
Видна структура ткани. Вверху — просачивание крови

Не случайно для исследований земной поверхности именно по этим причинам за последние десятилетия широко и плодотворно используются аэрофотоснимки, а теперь еще и снимки из космоса. Они помогают даже выявлять геологические структуры, особенности геологического строения, которые другими способами определяются с большим трудом. Однако каким бы внимательным, обстоятельным, детальным ни был внешний осмотр, он не позволит ответить на многие вопросы о химическом составе, возрасте и некоторых других свойствах изучаемого объекта. К счастью, современная научная техника, разработанные методики исследований дают возможность более или менее точно отвечать на подобные вопросы.
Казалось бы, неразрешимая задача — восстановить облик той местности, где когда-то находился предмет, в данном случае плащаница. Но даже и об этом подчас можно судить, хотя бы и не вполне достоверно, используя соответствующие научные методы.


<<<--->>>
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0