RSS Выход Мой профиль
 
Как воспитать настоящего человека. Сухомлинский В. А.| (продолжение)


Слово этического поучения воспитателя воспринимается лишь тогда, когда он имеет моральное право поучать. Не надо быть ангелом, чтобы иметь нравственное право воспитывать настоящего человека, надо самому быть истинным Человеком — жить правильно, любить людей, высоко хранить свое достоинство патриота, гражданина, труженика. Если ваше слово этического поучения созвучно вашему внутреннему духовному миру, одухотворено вашими убеждениями, оно, как магнит, притягивает тех, кто усомнился в человеке, и вы становитесь для них опорой и путеводным огоньком.
В-четвертых, воспитуемым человека делает красота (если есть три предыдущих условия), точнее — духовная жизнь в мире прекрасного. Этическое воспитание, творение настоящего человека — это призыв быть прекрасным; к этому призыву человек становится чутким и восприимчивым, если его одухотворяет привлекательность, обаятельность этического идеала, потому что и этический идеал сам по себе — высшая человеческая красота. Духовная жизнь в мире прекрасного — это чувствование, созидание, сохранение красоты в окружающем мире — в природе, в человеческих взаимоотношениях, особенно в духовной сфере. Духовная жизнь в мире прекрасного пробуждает неискоренимую человеческую потребность — потребность быть красивым, стремление долженствовать. Открывая вокруг себя красивое, восторгаясь и изумляясь красивым, маленький ребенок как бы смотрит в зеркало и видит человеческую красоту. Чем раньше он ее почувствовал и чем тоньше изумился ею, тем выше его чувство собственного достоинства. В сочетании с радостью творения добра для людей это познание себя через познание красоты, заключающейся в цветке, в оттенке найденного на берегу камушка, в маковом разливе утренней зари, в тончайшем звучании слова, в прекрасном человеческом поступке, — в этом сочетании кроется настолько могучая сила воспитания, что вы, воспитатель, приобретаете поистине волшебную способность переворачивать душу, выпрямлять ее, если она согнулась под гнетом горя, несчастья, беды. Власть воспитателя как творца детской радости как раз и заключается в том, чтобы открыть маленькому человеку дверь в мир прекрасного.
Мой идеал в том, чтобы буквально каждый ребенок увидел прекрасное, остановился перед ним в изумлении, сделал прекрасное частицей своей духовной жизни, почувствовал красоту слова и образа. В этой сфере воспитания каждое сердце требует своего, очень тонкого прикосновения. Мир красоты вокруг фас неисчерпаем и безграничен. Сумейте открыть этот мир так, чтобы в душе ребенка, как музыка, зазвучало слово, чтобы мучительный поиск слова стал для ребенка ни с чем не сравнимой радостью. Если в душе вашего питомца заиграла музыка слова, он станет вашим воспитанником. Ваше слово — этическое поучение дойдет до самых сокровенных уголков его души и пробудит желание быть прекрасным. Исключительно важно, чтобы в духовной жизни каждого вашего питомца наступил момент озарения, изумления красотой, восторга перед красотой.
Вот как пережил это один мой питомец.
Пришла весна. Из земли показалась зеленая стрелочка. Она быстро росла, разделилась на два листочка. Листочки стали большими. Между ними появился маленький росток. Каждое утро мы с Толей ходим смотреть, что же будет дальше. Вдруг однажды рано утром мы увидели: росток, наклонившись к одному из листочков, расцвел белыми колокольчиками. Это были колокольчики ландыша. Толю поразила красота цветка. Он не мог оторвать глаз от ландышей. Мальчик протянул руку, чтобы сорвать цветок. «Зачем ты хочешь сорвать ландыши?» — спрашиваю я у Толи. «Они очень нравятся мне... Они очень красивые...» — «Хорошо, — сказал я, —срывай, но перед тем, как сорвать, скажи, какие они красивые». Мальчик посмотрел на колокольчики ландышей. Они были похожи и на белое облачко, и на маленькое крылышко голубя, и еще на что-то удивительно красивое. Толя все это чувствовал, но сказать ему было трудно. Он стоял у ландышей, очарованный красотой, стоял и молчал. В эти мгновения в его душе, как музыка, зазвучало слово. Маленький человек почувствовал, что в обычных, казалось бы, совсем не примечательных словах — неведомые переливы красоты. Его губы тихо шептали: «Как снежные пушинки... как серебряные колокольчики...» «Растите, колокольчики», — тихо прошептал мальчик. Для учителя эти мгновения — счастье. Мой идеал — поднять на эту вершину каждого. Это действительно одна из вершин нравственного развития.
Чувствование прекрасного вносит в юную душу утонченную способность откликаться на призыв, быть мужественным и великодушным, добрым и сердечным. Человек не мОжет стать воспитуемым, если в годы детства он не восторгается красотой духа человеческого. Изумление человеком — вот что должно стать основой школьного воспитания. Я считаю, что школа лишь тогда школа, когда в ней познание мира начинается с познания человеческой души и на основе этого познания формируются убеждения и, самое главное, воспитывается способность любить и ненавидеть. В сущности, воспитание настоящего человека есть одухотворение красотой человеческого духа — столь глубокое одухотворение, что маленький человек задумывается: кто я? Для чего я живу на свете? Великое это искусство и великая педагогическая мудрость: уметь говорить маленьким своим питомцам, а потом подросткам, юношам и девушкам о красоте человеческого духа. Воспитывайте своих питомцев так, чтобы с малых лет их сердца озарялись ярким светом духовной красоты, и тогда их сердца будут чистыми и тонкими, чуткими и восприимчивыми к этическому поучению, на страже поступков ваших питомцев всегда будет стоять чуткий часовой — совесть. Совестливые, совестные люди (к сожалению, почему-то избегают этих слов) вырастают там, где царит дух изумления перед красотой героизма, мужества, верности убеждениям, готовности отдать жизнь во имя идеалов и идей. Этот дух изумления создает ту утонченность сердца, благодаря которой слово становится могучим средством воспитания.
Великая человеческая красота порождает в юных сердцах то, что я называю духом изумления. Красота человеческого духа, одухотворяя в одинаковой мере и меня, и моих питомцев, делает нас идейными единомышленниками, приверженцами одной и той же веры. Одухотворение красотой человеческого духа утверждает в юных сердцах веру в человека, веру в то, что высшее человеческое счастье — быть духовно красивым.
Вот что необходимо, чтобы человек был воспитуем. Но как звучание музыкального инструмента становится тоньше и выразительнее, когда на нем играют, так и чуткость человека к воспитанию — способность быть воспитуемым — повышается, когда человека постоянно воспитывают.
Перехожу к конкретным поучениям, которые составляют содержание бесед по этике коммунистического воспитания.

1. КАКИМ ДОЛЖЕН БЫТЬ НАСТОЯЩИЙ ЧЕЛОВЕК1
Ты рожден человеком; но Человеком надо стать. Настоящий человек — это дух человеческий, который выражается в убеждениях и чувствах, воле и стремлениях, в отношении к людям и к самому себе, в способности любить и ненавидеть, видеть в мечте идеал и бороться за него.
Человек — это дух человеческий. В этой истине я вижу красную нить всего этического воспитания. Я стремлюсь к тому, чтобы воспитание утверждало в каждом питомце человеческую гордость — благородный и мужественный дух борца за коммунистический идеал, дух революционера, творца, мыслителя. В моей «Хрестоматии по этике» есть цикл рассказов, идея которых: человек — это прежде всего сила духа. Рассказывая о людях, безгранично верных идее, я стремлюсь заронить в детскую душу семена идейного мужества. Это рассказы, которые запоминаются на всю жизнь.
Сила духа как нравственная доблесть начинается с веры в святыни. Я стремлюсь к тому, чтобы уже в годы детства в сознании каждого маленького гражданина утверждалась нерушимая, незыблемая, непреложная вера в нравственные святыни нашего Отечества, народа. Ни во что не верящий человек не может быть ни духовно сильным} ни нравственно чистым, ни мужественным. Вера в святыни дает маленькому человеку исключительно ценные духовные качества: видение и чувствование большого мира общественной жизни, стремление жить в

1 В архивных материалах беседы шли под номерами. Заголовки бесед даны составите--см. _ Гсд.

этом мире. Человек, верящий в святыни нашей идеологии, обладает великим даром любви и ненависти.
Каждому поколению детей, вступающих в организацию юных ленинцев, я рассказываю героическую легенду о десятилетнем пионере Юре, погибшем в годы фашистской оккупации.
Я считаю исключительно важным правилом воспитания то, чТобы с детства у человека была духовная жизнь в мире нравственных ценностей — святынь нашей идеологии, нашего Отечества, нашей истории, нашего народа. Сущность духовной жизни маленького гражданина должна заключаться в изумлении, восхищении, одухотворении красотой человека и красотой идеи, в стремлении, в жажде стать настоящим патриотом, настоящим борцом. Тот, кто живет в мире нравственных ценностей, с малых лет чувствует себя сыном Отечества.

2. КАК ВОСПИТЫВАТЬ ПОТРЕБНОСТЬ В ЧЕЛОВЕКЕ
Человек не может жить один. Высшее счастье и радость человеческая — общение с другими людьми. Каждый твой шаг, каждое слово, даже взгляд, даже то, как ты открыл глаза или поднял руку, — всё это отзывается в сердце другого человека.
Встреча с человеком не проходит бесследно, он входит в душу, человек привязывается к другому человеку, переживает ни с чем не сопоставимую радость открытия человеческого мира.
Дети каждый день встречаются друг с другом у школьного здания, в коридоре, в классе. Они смотрят друг другу в глаза, доверяют друг другу свои тайны, спорят, радуются, огорчаются, бывает — дерутся, уносят свои большие и маленькие обиды. За будничными делами порой теряются тонкости человеческих отношений. Воспитатели, не забывайте, что понимать эти отношения — ваш первый долг. Как видит каждый ваш питомец человека, что он открывает в нем, что оставляет в другом человеке и что оставляет в своем сердце от других людей — это во сто крат важнее, выполнил он или не выполнил сегодня домашнее задание. В сущности, воспитание является длительной, многолетней подготовкой маленького человека к постижению истины: Человек — высшая ценность. Постижению не потребительскому, не для себя, а для людей. Одна из тонких граней педагогического мастерства — творить в своем питомце потребность в человеке, готовить маленького гражданина к тому, чтобы он умел быть верным другому человеку.
Одна из самых тонких сфер духовной жизни человека — верность долгу человека перед человеком. Не может быть и речи о формировании патриота, преданности идеям и идеалам, если в детстве, в отрочестве, ранней юности конкретный человек не стал для вашего питомца единственно дорогим, если он не отдал силы своей души для радостей другого человека. В этой книге много раз будут повторяться слова долг, долженствование. Задача воспитателя заключается в том, чтобы каждый его питомец уже в детстве приобрел нравственный опыт долженствования в глубоко личных отношениях с другим человеком. Поменьше трескучих фраз о любви к человеку вообще, побольше конкретных дел, сердечного участия в жизни, в творении радостей — вот что должно стать правилом нравственного воспитания. Очень опасно, когда добро творится напоказ; оказывая помощь товарищу, ребенок заранее рассчитывает на похвалу, поощрение. Нередко о хорошем поступке пишут в стенгазете, учитывают добрые дела в соревновании пионерских отрядов. Так воспитываются лицемеры и бездушные, бессердечные люди. Идеал воспитания в том, чтобы отдача духовных сил во имя человека хранилась в сердце как нечто сокровенное и неприкосновенное. Чувство потребности в человеке по самому характеру своему — одно из наиболее стыдливых чувств. Л. Н. Толстой считал стыдливым даже чувство патриотизма (см.: Толстой Л. Н. Собр. соч. Т. 12. М., 1973. С. 99).
Однажды мы вошли в лес. В зарослях деревьев пришлось в одном месте идти узенькой тропинкой. Один из мальчиков споткнулся: в стороне от тропинки была ямка. Мы остановились. Я посоветовал детям: засыплем ямку, ведь она рядом с тропинкой. Дети спросили: зачем мы ее засыпаем, ведь больше сюда мы никогда не придем... Это событие заставило задуматься над многоликостью эгоизма. За 35 лет работы с детьми произошло на моих глазах несколько событий, которые я использую для того, чтобы учить жить для людей. На детей производят большое впечатление рассказы об этих событиях.
Идеал этического воспитания в том, чтобы чувство брезгливости не позволило маленькому гражданину перешагнуть ту черту, за которой начинается унижение человеческого достоинства. Как нежная ткань тела не переносит раскаленного железа, так для юной души чуждым должно быть даже представление о том, чтобы своим равнодушием затруднить жизнь другого человека, заронить в его сознание мысль о том, что каждый живет для себя. Детство, отрочество ваших питомцев не должны быть спокойными и беззаботными — лишь при этом условии юность станет долженствующей и гражданственной. Я всегда считал исключительно важным то, чтобы уже в детстве каждый мой питомец переживал заботы, тревоги, волнения оттого, что кому-то в мире сейчас трудно. Радости лишь тогда облагораживают детство, когда маленький человек испытал счастье, облегчив чью-то участь, судьбу, жизнь.
Однажды я получил от старой учительницы тревожное письмо: в маленьком городке на берегу моря живет десятилетняя девочка Ира. Тяжелая болезнь приковала ребенка к постели. Ира успела до болезни научиться читать и писать. Но теперь ее мир ограничен окошком, видом на далекие горы и вечным шумом морских волн. У девочки единственный родной человек — бабушка, оставляющая внучку на несколько часов, когда она уходит на работу. Ира любит рисовать, но ей тяжело держать не только альбом, но и карандаш. Ежедневно она могла прочитать 2—3 страницы... Девочке нравятся сказки о птицах и зверях, но сказок этих очень мало... Обо всем этом я рассказал детям, показал им и фото: на снимке — огромные задумчивые глаза Иры.
Мне хотелось, чтобы дети мои почувствовали: где-то живет человек, которому невыносимо больно, трудно. Ведь каждый человек — маленькая частица человечества, частица нашего народа, и, если хоть один человек страдает и гибнет в одиночестве, самое отдаленное горе стучится в дверь дома, имя которому — человечество.
Мы составили письмо Ире. Я постарался, чтобы каждый ребенок вложил в это письмо свое слово и свое чувство. Я написал Сказку о Жаворонке; письмо и сказку отослали в маленький городок на берегу теплого южного моря. Через несколько дней получили ответ бабушки; в письме этом было несколько слов и от Иры. Письмо и обрадовало, и опечалило нас. Мои дети близко к сердцу приняли рассказ бабушки о том, как живет Ира. Они поняли, как трудно живется этому маленькому человеку, какую стойкость и какое мужество он проявляет, насколько богат его внутренний мир. Детей поразили рисунки Иры и подписи к ним — по существу это были маленькие поэмы в несколько слов. Каждому захотелось что-нибудь нарисовать и послать девочке. Мы отправили целую серию рисунков, я написал девочке еще несколько сказок.
Несколько лет мои питомцы жили заботами и тревогами о человеке, которому жить невыносимо трудно. Я уверен: какую бы радость ни переживал каждый из моих питомцев, самое светлое чувство всегда окрашивалось мыслью: где-то смотрят на мир эти огромные серые глаза, в которых и боль, и надежда на то, что ни один человек не может оставаться одиноким. Благодаря этой мысли мои питомцы становились воспитуемыми, и чем богаче, многограннее было наше общение — общение учителя и детей, тем ярче выражалось это качество — воспитуемость — в чуткости к каждому моему слову.

3. ЧТО ЗНАЧИТ ДОРОЖИТЬ СЧАСТЬЕМ БЫТИЯ
Дорожи счастьем бытия. Это счастье постижимо только человеком, доступно только людям. Перед каждым человеком — безграничный океан этого счастья, как безграничен воздушный океан, но так же, как никто не думает о воздухе, когда его вволю, так мало кто задумывается и о счастье бытия.
Для того чтобы по-настоящему дорожить счастьем бытия, требуется высокая, тонкая, всесторонняя воспитанность души — интеллекта, сердца, воли. Я говорю это без преувеличения: в обществе, снявшем с человека все цепи экономического порабощения, воспитание способности дорожить счастьем бытия становится одной из самых важных нравственных проблем. Это, образно говоря, ветер, надувающий паруса самовоспитания; без этого свежего ветра человек останавливается в своем развитии, не видит жизненной цели. Если бы каждый живущий понимал, какое богатство открывается перед ним — бери, пользуйся; если бы этим богатством все умели дорожить, люди в нашем обществе стали бы, по словам А. М. Горького, как звезда перед звездой (см.: Горький М. Собр. соч.: В 30 т. Т. 7. М., 1950. С. 309).
От нас — матерей, отцов, педагогов, на каждом шагу соприкасающихся с чутким, открытым сердцем маленького ребенка, в огромной мере зависит, чтобы он стал мыслителем, понимающим и переживающим великое человеческое право на жизнь, счастье, радость, неприкосновенность личности. Эта сфера духовной жизни требует большого такта, глубокого уважения человеческого права на счастье. Всем, причастным к воспитанию, надо мудро вводить ребенка за руку в мир человеческий, не закрывая его глаза на радости и страдания. Постижение той истины, что мы приходим в мир и уходим из него, чтобы никогда больше в него не возвратиться, что в мире есть величайшая радость — рождение человека и величайшее горе — смерть, — подлинное постижение этой истины делает человека мудрым мыслителем, формирует тонкую воспитанность интеллекта, души, сердца, воли. В эту истину уходят тончайшие корни человеческого благородства — благородства гражданина, труженика, семьянина, культурной личности, благородства человека, которому не угрожают никакие социально-экономические потрясения и счастье которого зависит в подавляющем большинстве случаев исключительно от него самого.

Пусть же ваш питомец постигает эту истину, пусть дети будут маленькими философами. Мне представляется исключительно важным, чтобы ребенок задумался над тайной вечности и необратимости времени, над величием и в то же время хрупкостью человеческой жизни. Учить видеть и понимать бытие — вот первое условие того, чтобы ребенок понимал и чувствовал красоту, счастье, радость бытия, чтобы мудрая мысль А. С. Пушкина: «Я жить хочу, чтоб мыслить и страдать» — открывала в каждой душе сокровенные уголки благородства (* см.: Пушкин А. С. Соч.: В 4 т. Т. 1." М., 1953. С. 461).
Я люблю сидеть со своими питомцами в тихую летнюю пору на вершине степного кургана и смотреть, как садится солнце. Вот уже три дня подряд мы приходим в степь, вслушиваемся в пение птиц, но наше внимание привлекает больше всего одна удивительная вещь. Третий раз над пылающим диском солнца, опускающегося за горизонт, мы видим в лазурном небе легкое белое облачко. И позавчера, и вчера, и сегодня — совершенно одинаковое облачко.
— Учитель, — спрашивает Мишко, маленький черноглазый мальчик, очень пытливый, впечатлительный, вдумчивый, — скажите, одно и то же облачко мы видим уже три дня или не одно?
— Нет, не одно и то же. Вчера не то облачко, что позавчера, сегодня — не то, что вчера.
Дети задумались. Пылающий диск солнца опускается за горизонт. Вот от него осталась тоненькая багровая полоска, потом — на какое-то мгновенье — единственная искорка, потом и искорка угасла.
— Учитель, — спрашивает Валя, задумчивая синеглазая девочка, — куда деваются позавчера, вчера?
Пробиться к родникам детской мысли, из которых свежей струей забьют эти вопросы, — вот о чем думаю я каждый раз, когда душу тревожит вопрос: как воспитать это тонкое человеческое умение — умение дорожить радостью бытия? Умение видеть счастье уже в том, что ты идешь по земле, что твое лицо обжигает солнце, а глаза заливает пот, что вечером, с наслаждением расправляя спину после утомительного труда, ты видишь на своих ладонях мозоли, а на пепельном небосклоне — первую вспыхнувшую звездочку? Умение видеть и чувствовать это счастье — одна из тончайших проблем педагогики. В социалистическом обществе нет других причин для нравственных аномалий и нравственного уродства отдельных личностей (а эти аномалии и уродства приносят пока еще огромные человеческие потери), кроме как неумение дорожить счастьем бытия, счастьем свободного труда, величайшей роскошью жизни — счастьем человеческого общения, кроме как неумение утвердить в себе достоинство подлинного человека.
Учите детей видеть, мыслить, открывать и изумляться. Пусть откроет, осмыслит ваш питомец ту истину, что человек рождается, растет, развивается, зреет, стареет, и каждый день правильно прожитой им жизни, умудряя и обогащая его, прибавляет новую крупицу к этой ни с чем не сравнимой ценности.
Однажды я пошел с детьми на берег старого пруда. Рассказываю малышам: когда я был маленьким мальчиком — вот таким, как ты, Мишко, здесь было глубоко-глубоко. Вот здесь рос высокий дуб...
— Неужели вы были вот таким маленьким мальчиком? — спросил изумленный Мишко.
— Ведь вы старый, седой.
— Был... Вот здесь купался, под этими корнями раков ловил...
— А куда же девался тот мальчик? — спросила Валя и взяла в свою маленькую руку мою. И она, и Мишко, и все дети смотрели на меня с удивлением: Действительно, куда девался тот мальчик? Значит, и они станут пожилыми мужчинами и женщинами... Куда же деваются маленькие дети?
Чем раньше задумается над этим вопросом ребенок, тем больше будет дорожить он человеческими ценностями и собственным счастьем жить и трудиться, думать и переживать.
Нельзя ограждать ребенка от того, с чем он по самой логике жизни неизбежно сталкивается и что должно пробуждать у него мысли о собственном бытии.
У 6-летней Кати две бабушки — бабушка Катерина и бабушка Марина. Бабушка-то в сущности одна — Катерина, а бабушка Марина — мать бабушки Катерины, то есть прабабушка. Обе они старенькие, обе добрые, обе любят Катю, и для нее они обе — бабушки. Весной заболела бабушка Катерина. Долго болела и летом умерла. Идет Катя за гробом бабушки, провожает ее в последний путь, плачет. Рядом с Катей идет бабушка Марина. Плачет бабушка Марина и причитает:
— Куда же тебя несут, мое дитя ненаглядное? Откуда же мне тебя ожидать и откуда выглядывать, Девочка моя?
Катя спрашивает у матери после похорон:
— Мама, разве наша бабушка Катерина — дитя?
— Дитя, доченька, дитя. До последнего дыхания каждый человек — дитя.
В скорбных глазах ребенка — нелегкая мысль. Эта мысль непостижима без скорби. Пусть знает ребенок, что в жизни есть не только радость, но и скорбь.
Учите своих питомцев в каждом человеке — ив младенце, и в столетнем старце — видеть дитя человеческое. Я считаю важным воспитать в ребенке сердечную привязанность к старому, пожилому человеку, чтобы утрату этого человека он пережил как непоправимое личное горе. Это горе — вершина, с которой перед маленьким человеком открывается счастье бытия. Это горе не делает человека несчастным, оно умудряет его, учит по-настоящему ценить счастье. Без воспитанности сердца немыслима воспитанность интеллекта и воли. Воспитанность чувств приходит к человеку лишь тогда, когда он тонко и мудро переживает все, что вокруг него, находит радость в общении с людьми и с природой, радость труда, напряжения физических и духовных сил, радость познания. Если вы хотите воспитать настоящего человека, стремитесь к тому, чтобы в центре интересов вашего питомца в годы его детства и отрочества был человек. Счастье бытия перед ним раскрывается в жажде познания: чем больше он узнает, тем больше ему хочется знать. Как это важно, чтобы каждый мальчик, каждая девочка были влюблены в умудренного жизнью человека — бабушку, дедушку. Это не частность, а одна из важнейших закономерностей воспитанности.
Чем глубже вам удастся развить в своем питомце жажду познания, тем большее счастье даст ему сознание, что Ън живет, думает и чувствует. Но знающим надо быть в самом широком смысле этого слова. В нашей системе воспитательной работы есть специальная программа воспитания думающего, чувствующего, переживающего — знающего человека. Эта программа начинается интеллектуальной жизнью в мире природы и рассчитана на десять лет постижения красоты лесов и садов, рек и озер; красоты весеннего пробуждения и осеннего увядания, зимних сумерек и летнего рассвета. Это одна из самых сложных, тонких, мучительно трудных и радостных сфер воспитания — сфера, в которой формируется интеллигентность души и всепобеждающая жажда жизни. Заметьте, что лишь тот воспитанник, который затаив дыхание смотрит на раскрывшуюся почку вербы как на величайшее чудо природы, кто постиг счастье видения и переживания этого чуда, — лишь тот может спросить у учителя: куда деваются позавчера, вчера? Мы добиваемся того, чтобы каждый ребенок до боли сердца любил мир природы, стремился к активному общению с природой в труде.

4. КАКИЕ СУЖДЕНИЯ МОГУТ ВОСПИТАТЬ ЗРЕЛОСТЬ МЫСЛИ
Ты не всегда будешь ребенком — умей вдуматься в глубокий смысл этой истины. Мы приходим в мир и вначале бываем маленькими детьми для того, чтобы, став взрослыми, оставить свой след на земле, прожить жизнь настоящими людьми. Живет и червяк, живет и курица, живет и вол, но их жизнь так же далека от человеческой жизни, как далеки норка червяка, куриный насест и воловье стойло от кабины космического корабля, в которой бьется пытливая мысль, познающая Вселен-иую. Человеческая жизнь очень коротка. Пусть твоей заботой будет желание скорее стать духовно зрелым творцом — мыслителем, тружеником. Человек смертен; мы уходим в небытие, но человек вместе с тем и бессмертен: твое бессмертие в том, что ты сумеешь создать для людей.
Это одно из наиболее тонких, мудрых — философских — этических поучений. Я убежден, что духовная зрелость приходит к человеку с видением жизни своего поколения как одного из звеньев в бессмертной цепи человечества. Не так легко озарить сознание ребенка мыслью о том, что он — завтрашний взрослый человек, что ему надо готовиться к миссии созидателя, творца материальных и духовных ценностей. При этом нельзя умалить детский мир ни на одну крупицу чисто детских радостей. Я считаю очень важным умение педагога тактично, тонко, ненавязчиво напоминать ребенку о том, что предстоит ему сделать в жизни, какой труд и какой долг, соединившись в деятельности духа, создадут его личность, его имя гражданина, труженика, мыслителя, отца, мужа. Здесь особенно важны именно тонкость и неназойливость: маленькое напоминание учителя должно пробудить в детском сознании большую мысль.
С каждым из моих питомцев я нахожу тот единственно возможный и единственно удачный и счастливый час нашего духовного общения, когда я веду его в свою личную библиотеку. Это его первое знакомство с важнейшим источником моей духовной жизни (в дальнейшем каждый знакомится с моей библиотекой более детально). Вот мы проходим вдоль библиотечных полок, расположенных от пола до потолка — в нескольких комнатах и в коридоре... Тысячи, тысячи книг... Коля, тихий, ничем особенно не проявляющий себя мальчик, как раз и беспокоит меня тем, что уж слишком он послушный, исполнительный... слишком уж усердно выполняет он то, что я требую на уроках и в нашей школе мышления... Меня тревожит то, что в сознании мальчика очень уж медленно развивается «цепная реакция мысли». Я дал мальчику — в это время он учился в III классе — прочитать книгу французского писателя Г. Мало «Без семьи». Книга взволновала мальчика. У нас была интересная беседа. Беседуя, мы пошли в мою библиотеку.
— Вы все эти книги прочитали? — спрашивает изумленный мальчик.
Я рад, что слышу в его вопросе удивление. Коля время от времени останавливается у книжной полки, снимает то одну, то другую книгу. Ему хочется знать, о чем эти книги... Он еще раз повторяет свой вопрос. Я отвечаю:
— Здесь очень много книг. В каждой из этих книг что-нибудь я прочитал. Отдельные книги — их около трехсот — прочитал несколько раз и сейчас перечитываю то одну, то другую. Вот, смотри, они на двух отдельных полках. Для меня это все равно, что скрипка для музыканта — разве может он жить, не прикасаясь к своему любимому инструменту? Так и я не могу жить, не прочитав каждый день хоть несколько страниц, иногда бывает хоть несколько строчек из этих книг. Некоторые из этих имен тебе уже известны, некоторые ты узнаешь позже: Гомер, Шекспир, Гюго, Гёте, Гейне, Шиллер, Руставели, Пушкин, Шевченко, Гоголь, Тургенев, Толстой, Франко, Леся Украинка, Чехов, Горький... Полностью я прочитал из моей библиотеки не больше четырех тысяч. Успею еще прочитать около тысячи — не больше...
— А остальные — не успеете прочитать?
— Не успею. Останутся не прочитанными...
Мальчик с изумлением смотрел на книги. Я увидел в его глазах новую мысль.
— Как же это? — тихо спросил Коля. — Книги останутся не прочитанными...
У меня сердце радостно забилось от мысли, что мальчик подумал: человека окружает море богатств, а он не может постигнуть и маленькой их частицы.
Как важно, чтобы эта мысль пришла в голову каждому воспитаннику, и я добиваюсь, что все приходят к этой мысли, каждый по-своему. Если вы хотите, чтобы питомец ваш увидел, понял, почувствовал, какими духовными богатствами предстоит овладеть ему в течение всей своей жизни, введите его в мир своей интеллектуальной жизни. Пусть он увидит в вас пытливого мореплавателя, стоящего в задумчивости перед безграничным океаном, знающего, что за всю свою жизнь ему не удастся исследовать и тысячной доли неведомых пространств, но все же бесстрашно отправляющегося в путешествие, имя которому — Познание. Созерцание, непосредственное восприятие духовных богатств, переживание величия того, что создал человек, — все это помогает мне воспитать у своих питомцев зрелость мысли, сознательное суждение о том, что уже сейчас, сегодня надо начинать ту огромную работу, которую предстоит делать всю жизнь. Это суждение играет очень важную роль в формировании вот какого убеждения: учиться, овладевать знаниями — дело всей жизни, и чем усерднее, серьезнее начал ты это дело в годы детства и отрочества, тем больше радостей познания, радостей приобщения к мысли достанется тебе в зрелые годы. Подросток, умеющий сожалеть о том, что он не успеет прочитать и тысячной доли тех книг, которые ему хотелось бы прочитать, не успеет узнать о множестве интересных и нужных вещей, — такой подросток осознает^ переживает, чувствует ту пору, когда он вступает в годы ранней юности и зрелости. Он умеет думать о своей взрослости и зрелости, умеет сознательно строить планы на будущее.
Если хотите, чтобы ребенок подумал о 1Ъм, что он завтра станет взрослым человеком, и чтобы эта мысль заставила его взглянуть на себя, проверить свои силы, — покажите ему наглядно, что сделал человек за свою жизнь.

Хмарино поле... Так называется участок плодородной пахотной земли площадью гектаров двести. Когда-то здесь была глинистая, изъеденная рытвинами и канавами почва. Много лет работал тракторист Иван Хмара, обсаживал участок защитной лесной полосой, засыпал рытвины и канавы, привозя ежегодно десятки тонн плодородного ила. Мало кто верил, что поле можно излечить, но этот мужественный человек знал, что труд этот требует не одного и не трех лет. Он трудился на поле два десятилетия. Человек возвратил земле плодородие. И вот люди назвали поле Хмариным.
Задумайтесь, дети, о своей судьбе. Только тот может стать настоящим человеком, кто смотрит вперед, знает, что ему надо сделать за свои годы. Труд — основа всего мудрого и прекрасного на земле. Ты часами сидишь над книгой, наслаждаешься красотой художественного слова, вслушиваешься в прекрасную музыку, едешь за тысячи километров, чтобы побывать в картинных галереях и музеях и увидеть произведения мирового искусства, — все эти блага становятся твоим достоянием лишь потому, что металлург и пахарь, шахтер и доярка поднимаются на рассвете, идут на работу, создают материальные ценности. Труд создает человеческую зрелость, творит мужчину и женщину. Только благодаря труду рождается твое чувство ответственности за будущее.


--->>>
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0