RSS Выход Мой профиль
 
Поэзия русских деревень. | Долгая память.

ПОЭЗИЯ РОССИЙСКИХ ДЕРЕВЕНЬ

ДОЛГАЯ ПАМЯТЬ
П
оэзия, как жизнь, сильна своими земными токами, пронизанными солнцем родниками, дарящими ей вечную свежесть. Истинный поэт немыслим без постоянного ощущения родной почвы. Александр Яшин одну из своих книг назвал «Босиком по земле». Иван Сергеевич Соколов-Микитов любил говорить о подробностях деревенской жизни, обычаях, ритуалах... В этих подробностях, в самом слове его жила поэзия смоленских и калужских деревень, «теплая земля» была необходимой составной частью его духовной жизни.

Крестьянским поэтам, наверное, в первую очередь современная поэзия обязана сбережением тех плодотворных традиций, которые так мощно проявились в творчестве Николая Некрасова, Алексея Кольцова, Ивана Никитина, Николая Клюева, Сергея Есенина, Александра Твардовского, Михаила Исаковского. А ныне осветили творчество, скажем, Николая Рубцова, Егора Исаева, Владимира Солоухина, Николая Тряпкина, Владимира Цыбнна, Федора Сухова, Анатолия Жигулина, Василия Казанцева... Именно этот угол зрения как бы продиктовал нам состав книга «Поэзия российских деревень», в которой немалое место занимают авторы, всею своей жизнью связанные с деревней (некоторые из них — наши современники — по сей день живут в деревне, занимаются крестьянским трудом). Назовем хотя бы Евдокима Русакова из деревни Коровкино Новгородской области, Владимира Михалева из села Терехово Белгородской области, Владимира Сапронова из Акимо-Ильинки Тульской области... Многие месяцы в течение года живет в одной из деревень Горьковской области известный поэт Федор Сухов.

Поэзия, рожденная ширью полей, их светом и печалью, деревенской страдой, радостью и мукой,— это проявление особого рода художественного сознания людей, связанных с крестьянским трудом, с древними крестьянскими «воззрениями на природу», с особой символикой и лексикой, освещенными многовековым опытом, с непогасшими, не выцветшими по сей день яркими красками языческой образности.

Поэтические таланты, рожденные русской деревней, многообразны и подчас неожиданны... Не говоря уж о Кольцове, Есенине, Твардовском, Клюеве, нельзя не вспомнить автора знаменитых песен и широко известных в народе стихотворений Ивана Захаровича Сурикова и поэтов его круга, так называемых суриковцев — Саввы Дерунова, Дмитрия Жарова, Алексея Разоренова, Матвея Козырева, Ивана Родионова, родившегося в старинном Одоеве Тульской губернии... К ним примыкают и такие одаренные поэты, продолжавшие суриковские традиции, как Максим Леонов (отец выдающегося писателя, нашего современника Л. М. Леонова) и поэт-крестьянин Спирндон Дрожжин, родившийся в деревне Низовке Тверской губернии и после долгих лет скитаний, нужды и неустройства вернувшийся в свою родную деревню, где и прожил до конца своих дней, занимаясь крестьянским трудом и не оставляя поэтического творчества. Пример С. Дрожжина безусловно повлиял на судьбы ряда поэтов более позднего времени. В нашей книге мы по причине ограниченности объема сможем представить творчество лишь некоторых поэтов-суриковцев; поэтому отсылаем читателя к более полному изданию их сочинений1. Нам представляется интересным познакомить читателей с творчеством крестьянина Костромской губернии Ивана Дмитриевича Осокнна2 и «поэта-страдальца», как называли его современники, уроженца Вологды Никтополиона Святского3. Оставшись после русско-турецкой войны 1877—1878 годов инвалидом, потерявшим руки и ноги, обрубком, сорок лет неподвижно лежавшим, Н. Святский выучился писать, сжимая карандаш зубами. Упорство, любовь и воля к жизни, страдания души сделали его поэтом.

Все эти люди, выучившиеся писать самоучкой, оставили свой, подчас малозаметный, но все-таки необходимый след в истории русской поэзии, свой трепещущий зеленый листок в ее могучей живой кроне.

1 И. 3. Суриков и поэты-суриковцы. М.—Л., 1966. (Б-ка поэта. Большая серия).
2 Стихотворения крестьянина И. Д. Осокина. М., изд. А. Ф. Мо-рокина, 1902.
3 Святский Н. Отзвуки души. Спб., 1893; Святский Н. Искорки. Спб., 1900.

Исходя из этого нее, мы знакомим вас с творчеством ныне несправедливо забытого поэта-крестьянина пушкинской поры Федора Никифоровича Слепушкина, происходившего из крепостных крестьян Ярославской губернии. Сама фамилия его была неустойчивой, Фамилия деда и прадеда была Скударины. Но дед ослеп к концу жизни. И детей дедовых, в том числе и отца будущего поэта, величали Слепушкиными. А уж в конце жизни самого поэта, сумевшего приобрести некоторое состояние, величали Зарецким, по месту его жительства. Талантливый художник и замечательно одаренный поэт-самоучка Федор Слепушкин привлек внимание многих видных литераторов своего времени, в том числе и А. С. Пушкина, высоко оценившего сборник стихов Слепушкина «Досуги сельского жителя», вышедший в 1826 году в Петербурге (2-е издание в 1828 году). Пушкин принял живое участие в выкупе Слепушкина из крепостной зависимости. Академия наук присудила Слепушкину золотую медаль за его творчество. Думается, пришла пора переиздать ныне сочинения этого выдающегося крестьянского поэта своего времени1.

Своеобразнейшими явлениями русской культуры стали Василий Ерошенко — слепой поэт, уроженец села Обуховки Курской губернии (ныне Белгородская область) и Ефим Честняков — крестьянин села Шаболово Кологривского района Костромской области. Ерошенко, ослепнув в детском возрасте, стал поэтом, путешественником, просветителем, преодолел огромные пространства, научился сочинять не только на русском языке, но и совершенно свободно на японском и на языке эсперанто. Его сочинения оставили заметный след в ряде культур Востока, в частности в японской литературе (в Японии вышло трехтомное собрание сочинений В. Я. Ерошенко). Он дружил с Лу Синем, спорил с Рабиндранатом Тагором о сущности европейской и индийской культуры. Творчество курского крестьянина — стихи, притчи, сказки — быть может, ни с чем не сравнимое, уникальное явление в истории мировой культуры2,

Ефим Честняков не путешествовал по белому свету, как Ерошенко. Основная часть жизни Ефима Васильевича прошла в родном селе. Рисовал он и писал стихи для односельчан, обучал добру, отзывчивости, милосердию крестьянских детей. Изумительный художник, как бы ощутивший в себе родник народной сказочности, он в течение всей жизни рисовал, создавал, воплощал в слове и живописи образ крестьянской утопии. Сейчас его полотна обретают всемирную известность и, в сущности, принадлежат к бесценным явлениям мировой культуры. Поэтическое же творчество его почти неизвестно, и мы с радостью познакомим со стихами Честнякова наших читателей.

1 Слепушкин Ф.Н. Четыре времени года русского поселянина. Спб 1830; Новые досуги сельского жителя.Спб., 1834.
2 Ерошенко В. Избранное. М., Наука, 1977.

При всей различности творческой судьбы Ерошенко и Честнякова оба они, на наш взгляд, в своей жизни и в своих произведениях воплотили мечту русского крестьянина, его стремление к справедливости и братству.

Поэзия российских деревень (выражение взято из поэмы Александра Жарова «Гармонь») — явление многообразное, можно сказать, неохватное. Тут и ста томов не хватило бы, ведь сюда надо бы причислить в первую очередь былины, сказки, песни, частушки. Да и собственно поэтов, чье слово стало достоянием литературы и чье творчество можно было бы отнести к «поэзии российских деревень», мы охватили далеко не всех. Мы составили лишь своего рода изборник, за рамками которого остались многие достойные имена. Но в пределах этого скромного сборника мы хотели рядом с классическими и известными произведениями представить хоть некоторые малоизвестные, но порой драгоценные явления отечественной поэзии. О некоторых из них было сказано выше. Добавим, что читателям будет, очевидно, интересно встретиться с такими современниками С. Есенина и Н. Клюева, как Василий Наседкин, Сергей Клычков, Петр Орешин, Александр Ширяевец... Или, скажем, познакомиться со стихами ярославского поэта Д. Горбунова, взятыми из его тоненького сборника, вышедшего в 20-х годах и весьма характерного для своего времени1.
Разумеется, значительное место в книге мы предоставили поэтам иаших дней. И труд, и пейзаж, и крестьянская традиция, и сказочность, и песенность, и сегодняшняя острая забота, и долгая память, и многое другое составляют поэзию российских деревень.
Владимир Лазарев


1 Горбунов Д. Черемуховый след. Ярославль, 1927.



ТЕТРАДЬ ПЕРВАЯ

А.С.Пушкин ДЕРЕВНЯ Приветствую тебя, пустынный уголок, Приют спокойствия, трудов и вдохновенья, Где льется дней моих невидимый поток На лоне счастья и забвенья. Я твой — я променял порочный двор цирцей, Роскошные пиры, забавы, заблужденья На мирный шум дубрав, на тишину полей, На праздность вольную, подругу размышлешья. Я твой — люблю сей темный сад С его прохладой и цветами, Сей луг, уставленный душистыми скирдами, Где светлые ручьи в кустарниках шумят. 9 ...

<<<<----
Мои сайты
Форма входа
Электроника
Невский Ювелирный Дом
Развлекательный
LiveInternet
Статистика

Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0